wpthemepostegraund

Украинский Бонапарт или Алкивиад? (портрет в историческом интерьере)

Нe вeритe, oткрoйтe Плутaрxa и срaвнитe. Тaкoй вoт бaртeр. Aвтoр стaтьи: Сeргeй Сoкурoв-Вeличкo Тoлькo врeмя нaступилo тaкoe, чтo в русскoй aрмии «зoлoтoпoгoннику» пoлучить пулю в лoб можно было скорее не от немца, а от родного солдатика. Тут, мне кажется, сыграла роль сильное желание бывшего прапорщика видеть свою персону генералом, а в Красной армии генеральских званий не присваивали. Ради справедливости согласимся: поляки отлично вооружили ранее интернированных ими украинцев, создали из них три группы войск и под руководством генерала Тютюнника бросили их на восток. Пример заразителен.Дальнейшая история с географией генерала-хорунжего пролегает сквозь густой туман. У Рады руки были коротки, только в пределах ее «суверенитета» жестко действовала немецкая военно-дисциплинарная система. Ну, вспомните Наполеона! Соавторами идеи и авторами подготовки похода стали поляки, пригревшие Петлюру и прочих «борцов за независимость Украины». Тут действительно приходит на ум сравнение с узником острова Святой Елены. властью рабочих».Везло же некоторым! Нехватка острейшая. Дороги революции привели его в Киев. За свою недолгую жизнь сей всесторонне одаренный уроженец Аттики успел побывать убеждённым демократом и не менее убеждённым сторонником аристократии, афинянином (им он был по рождению) и спартанцем, то есть бескомпромиссным врагом своей родины, подданным персидского царя, опасного соседа всего греческого мира, дипломатом, командующим сухопутными армиями и флотоводцем, ярким поэтом, во всем и везде проявляя недюжинные способности. Здесь, под Базаром, в ноябре 1921 г. Чем чёрт не шутит! С фронта наш прапорщик дальновидно дезертировал, как только представился случай. Стул выбили (почему говорят «из-под ног»?) немцы, а пронемецкая власть в свою очередь посадила обесстуленного и уже бывшего главштабиста в тюрьму. И сверх тех благ допустили к кафедре Харьковской школы красных командиров. Они, известно, упрямы. Пан Симон не только простил звенигородцу легкомысленную увлеченность большевизмом. В общем, удалось. Так это одно лицо, Наполеон Бонапарт. Как быть, если герой удостоился сравнения со столь знаменитой личностью? Тот, настоящий, не украинский, один раз бросил на произвол противника свою армию в Египте, вторично — после Березины. И все-таки «украинский Бонапарт» на того всамделишного Бонапарта не тянет. А что, если попытаться заменить её на новую, более подходящую, фактами? Отец городов русских нуждался в опытных, обстрелянных командирах, но «военспец» скоро разочаровался в Центральной Раде и подался из рядов «вторых» туда, где можно стать «первым» — в отчую деревеньку возле Умани, делать местную революцию, «королевать», то есть, назначив себя атаманом банды, объявить окремую от Киева незалежную хуторянскую державу. Но не «за так», а взамен отошедшей к возрожденной Речи Посполитой почти всей Галиции и Волыни. Тот самый, кого в некоторых украинских учебниках по истории успешно преследовали украинские полки. Каково для уязвленного самосознания казалось бы вечного прапорщика!? вместе с ними освобождал первую столицу Руси от синежупанных самостийников. Мало того, сразу амнистировали. Можно было конечно проползти под огнём и в штабсы, и, если очень повезёт… Здесь герой Украины более десяти лет преподавал, писал мемуары, пока, естественно, не попал под каток тотальных репрессий. Генерал и на этот раз унес ноги. Что, не всякий? породила идею второго похода с целью поднять широкое антисоветское восстание на Украине. А туда уже набились большевики с их собственной нуждой в военспецах. Другая кличка может быть просто не услышана. Ну, скажите, чем не Алкивиад? Офицерские погоны показались, видимо, звенигородцу достаточным призом за предыдущий риск головой, которая, известно, у человека одна. на польско-советской границе и оказывается… Так кто он, поручик и генерал одновременно, то малоросс, то русский, немного лях, большевик и петлюровец, также советский человек, повсюду и всем отдававший свои руки, убеждения, несомненные организаторские способности, «шпагу»?..Я настаиваю, украинский Алкивиад. Вроде бы товарищ Тютюнник поднял за решеткой с другими товарищами восстание, которое выплеснулось на улицы Киева, но туда уже входили войска Директории. И сразу (трудно поверить!) новый зигзаг: он переметывается к побитым его же руками — к петлюровцам. Волынская группа была окружена и уничтожена 9-й кавбригадой Котовского. Не те победы, вообще, не те масштабы. Другого героя необходимо представлять подробней, ибо древним украм, занятым решением мировых задач, преследовать его не пришлось, и поэтому он менее известен.Двадцать четыре века тому назад, когда в Афины пришла весть из Персии о смерти человека по имени Алкивиад, хронист отметил, что народ этого государства-полиса «второго Алкивиада не перенес бы». Выходит он из него в 1923 г. Бороться с ней батько Юрко не мог. Он метался по Элладе, сея повсюду беду, изумляя греческий мир неслыханной беспринципностью. Но плененный император, как мы знаем, покаянных писем в Лондон королю не писал. Две группы были отброшены назад сразу, третья же, Волынская, под непосредственным командованием героя Первого зимнего похода донаступалась аж до Житомирской области, что граничила с новыми украинскими владениями Польши.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.