wpthemepostegraund

Зарплата писцов в монастырях 16-17 века

17 век  
обычаи и нравы  
16 век  

Русские монастыри были крупными хозяйственными субъектами, а потом вели обширную документацию, где отражалась их экономическая деятельность. Часто для составления документов нанимали писцов. О том, как оплачивался при этом их труд, пойдёт речь в этой заметке. Текст взят из книги В.И. Иванова «Бухгалтерский учёт в России XVI — XVII вв.»

Кемские приказчики Соловецкого монастыря регулярно нанимали для ведения приходо-расходных книг земских дьячков и подьячих. Годовой найм там равнялся в 70— 80-е гг. XVII в. одному—двум рублям. Однажды за полгода было заплачено зерном 3 меры ржи. Нанимали писцов и в других службах Соловецкого монастыря, оплачивая деньгами или зерном.

Еще чаще статьи о найме писцов встречаются в книгах Николо-Корельского монастыря. Возможно, это связано с более подробной регистрацией расходов в книгах, а не с какой-то особенностью организации учета в этом монастыре (небольшим штатом монастырских дьячков и подьячих). В 1630/31 г. в Вологодской службе дьячку заплатили «по ряде» 1,5 руб. В монастырской Яколкурской деревне «писал приход и расход четыре месяца» в 1669 г. бывший пономарь, за что получил от приказчика 6 алт. 4 ден. (20 коп.). Но беловик этой книги охватывает период в 7 месяцев и написан одним почерком. Следовательно, он был составлен в конце (или после) службы, вероятно, монастырским писцом, так как о найме ничего не говорится.

Никакой зависимости между величиной оплаты найма писцам и объемом приходо-расходных книг не прослеживается. Размер годового найма писцов был приблизительно одинаков, хотя количество листов в беловиках могло быть различным. Очевидно, круг обязанностей писцов был шире, нежели составление беловика приходо-расходной книги. В книге приказчика Унского промысла раскрывается, что бумага (5 дестей) расходовалась на «раздаточные пометы», «черные и белые» приходные книги, на монастырские отписки и «двинские памяти». Одна десть — это стопа в 24 листа. Сам беловик этой книги содержит 70 листов (и 5 чистых) в 4°, т. е. на его изготовление ушло меньше одной дести — 19 полных листов. На все остальные документы, черновики израсходовали в 4 раза больше бумаги.

В Карзинской деревне Семену Агафонову заплатили 13 алт. 2 ден. (40 коп.) за письмо «приходных и расходных памятей». Писец получил деньги не за беловик приходо-расходной книги (на 11-ти листах в 4°), а за работу в течение всего года. В беловике после денежного прихода следуют «память старцу Исаи, что шло из Карзины деревни в монастырь масла, молока и жита» и «память» о том, что получал приказчик из монастыря. Видимо, составлением этих памятей во время службы и занимался нанятый писец. Кто писал имеющийся у нас беловик этой книги, в данном случае неизвестно. Но иногда для переписки беловика специально нанимался человек. Это работа стоила по сравнению с годовым наймом недорого. В 1638/39 гг. дьячок за книгу казначея на 50-ти листах получил 3 алт. 3 ден. (10,5 коп.), а в 1680 г. за беловик книги Яколкурской службы на 10-ти листах заплатили 3 алт. 2 ден. (10 коп.). Переписка рукописей в Антониево-Сийском монастыре, по сведениям М. В. Кукушкиной, в 40—80-е гг. XVII в. стоила 2—5 коп. за одну тетрадь (8 листов). Переписка же книги казначея обошлась по цене около 1,3 копейки за тетрадь. Надо иметь в виду, что книжное письмо требовало более квалифицированного труда. Высокая стоимость (почти 8 коп. за тетрадь) труда переписчиков в Яколкурской службе, возможно, связана с дефицитом квалифицированных писцов в деревне или выполнением дополнительных заданий, не зафиксированных в источнике.

В Крестном монастыре писцов нанимали почти во всех службах, кроме двух важнейших — казны и Устьонежской. В промысловых службах величина найма была обычной. Например, в Польском усолье дьячку за годовые книги заплатили 1 руб. В приписной Пертоминской пустыни он получил за год работы полрубля. Но в монастырских селах найм был очень дешев, хотя по объему беловик этих служб мало чем отличается от книг промыслов. В Польской службе церковные дьячки писали отводные книг, хлебные «отпуски» и «иное посельское письмо». В год они получали по пол-осмины ржи и ячменя (общая стоимость их в это время равнялась 27 кои.). Интересно, что иногда нанятые писцы работали на собственной бумаге. Несмотря на это, в с. Корельском дьячок получал только 6 алт. 4 ден. (20 коп.), а нанятый в с. Михайловском церковный дьячок — 1 четверть ржи (приблизительно 60 коп.). Сами источники объяснения такой разнице в величине найма не дают. Как уже говорилось, никакой зависимости величины найма от количества листов беловика не наблюдается. Остается предполагать, что помимо ведения учета дьячки выполняли и какие-то административно-управленческие обязанности.

В общих чертах организация делопроизводства в монастырских службах представляется следующим образом. В течение года сам приказчик или нанятый (либо монастырский) писец делали заметки («памяти»), росписи, пометы и т. п. по различным разделам, на основе которых составлялись сначала черновые, а затем и беловые приходо-расходные книги. Судя по тому, что во многих приходо-расходных книгах статей о найме дьячков нет, хотя указывается на закупку или получение из монастыря бумаги, можно предположить, что обязанности писцов выполняли нередко или назначенные в службу монастырские слуги, дьячки, или же сами приказчики. В подобных случаях, видимо, при составлении беловика иногда приходилось прибегать к услугам квалифицированных переписчиков. Наемные писцы, как мы видели, были различны по своему социальному положению — здесь и бывший пономарь, церковный и земский дьячок, и подьячий, и просто грамотные люди из посадских и, вероятно, из крестьян, так как положение некоторых из наемных писцов не указывается.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.