wpthemepostegraund

Законодательство о поимке беглецов при Елизавете Петровне

зaкoны  
18 вeк  

Прoблeмa нaличия бoльшoгo кoличeствa бeглыx людeй — сoлдaт, крeстьян, прeступникoв — всeгдa былa aктуaльнoй для Рoссии. O тoм, кaкиe зaкoны ввoдились при Eлизaвeтe Пeтрoвнe для бoрьбы с бeглыми, пoйдёт рeчь в этoй зaмeткe. Тeкст взят из книги Тaтьяны Зaбoзлaeвoй «Внутрeнняя пoлитикa импeрaтрицы Eлизaвeты Пeтрoвны (1741-1761)».


Втoрaя прoблeмa [пeрвaя этo oxрaнa грaниц — statehistory.ru], кoтoрaя вoлнoвaлa влaсть, былa связaнa с нeзaкoнным пeрeдвижeниeм пo стрaнe oгрoмныx мaсс нaсeлeния: бeглыx сoлдaт, пoкинувшиx пoлки, бeглыx крeстьян, брoсившиx свoиx пoмeщикoв, oтстaвникoв с вoeннoй службы и увeчныx, кoтoрым идти нeкудa, a у кoгo-тo пaмять oтшиблo — и тaкиe встрeчaлись в большом количестве. И наконец, на Руси нередко попадались просто тунеядцы, которые кормились за счет подаяния, что, кстати, было категорически запрещено до конца Российской империи: и просить, и подавать (см.: Забозлаева Т. «О забирании нищих, притворяющихся увечными» // Санкт-Петербургские ведомости. 2007. 21 сент.).

С самого вступления Елизаветы Петровны на престол ежегодно публиковались пространные указы о беглых, смысл которых на самом деле был весьма короток. Беглые должны были явиться с повинной к властям еще 5 ноября 1741 г. (ПСЗ. 1743. 28 сент. № 8788), то есть до вступления Елизаветы Петровны на престол, по указам предшествовавших царствований. Однако Елизавета Петровна предпочитала впоследствии все время увещевать и отчитывать беглецов, но без конца продлевая сроки обязательной явки. Этой проблеме посвящены многие колоссальных размеров распоряжения (см., например: ПСЗ. 1744. 2 июля. № 8984; 1758. 16 окт. № 10889; 1759.10 сент. № 10987; 1761. 21 дек. № 11387; и др.).
Правда, речь во многих указах шла о давних беглых, убежавших еще до вступления Елизаветы Петровны на российский трон. Нынешних беглецов, пойманных на границах, ожидало нешуточное наказание. За побег в Швецию — смертная казнь (ПСЗ. 1742. 13 марта. № 8526; 1744. 4 сент. № 9023). За другие побеги — кнут и ссылка в каторжные работы (ПСЗ. 1748. 27 сент. № 9533; 1749. 14 июня. № 9632; 7 июля. № 9643; 1753. 6 окт. № 10139; 1754. 13 мая. № 10233). В то же время нельзя не отметить, что в 1755 г. беглецам, выдаваемым из Польши и Литвы, вышла амнистия и их не наказывали в случае, ежели они возвратятся к 1 января 1757 г. (ПСЗ. 1755. 4 сент. № 10454; 1756. 3 окт. № 10619). Зато тут же за поимку беглых военных чинов Елизавета Петровна приказала выдавать премию в 5 рублей с головы, и Сенат ей в этом с радостью поддакнул (ПСЗ. 1757. 7 июня. № 10737; 30 сент. № 10771).

Тех же, кто бегал внутри России и попался, с 1744 г. (ПСЗ. 1 мая. № 8926) отправляли на стройку в Кронштадт. Но, считая надежным фактором порядка так называемую круговую поруку, подвергали наказанию еще и пристанодержателей беглых. Для начала им выписывали нешуточные штрафы и требовали, чтобы они за свой счет отправляли бы беглецов на место их постоянной приписки. А ежели у пристанодержателей не обнаруживалось средств, то их ждали плеть или кнут (ПСЗ. 1743. 5 февр. № 8699; 1744. 1 мая. № 8926; 2 июля. № 8984; 3 авг. № 9010, 9012; 7 авг. № 9014; 1745. 15 февр. № 9111; 1 апр. № 9134; 1748. 15 июля. № 9516).
Особую статью являли собой беглые крестьяне. Из поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» мы знаем, что, пока не сочинялась очередная ревизская сказка, то есть поголовная перепись мужского населения, помещик должен был платить государству ежегодно определенную сумму за каждого крестьянина, фигурировавшего в ныне действующей ревизской сказке. Умер человек или убежал — это государство совершенно не касалось в смысле обложения владельца налогом. И так вплоть до следующей переписи.

Чтобы сократить свои издержки, помещики шли на разные уловки, вплоть до описанной Гоголем продажи мертвых душ, когда покойные крестьяне переписывались (продавались) на имя другого помещика, которому был важен престиж, как Чичикову. Но чаще, судя по указам, помещики, так сказать, впрок утаивали энное количество человек, заранее планируя естественную убыль населения. Вот такие махинации преследовались Елизаветой Петровной самым строгим образом (ПСЗ. 1744.30 июля. № 9008; 3 авг. № 9010.9012; 7 авг. № 9013). При этом штрафовали и наказывали не только помещиков. Старосты и крестьяне, участвовавшие в сокрытии, наказывались кнутом или плетьми, а также получали штрафы до 10 рублей (ПСЗ. 1745. 2 апр. № 9140; 9 апр. № 9144; 13 мая. № 9156). Тех же крестьян, кто своевременно доносил властям на своего помещика, награждали частью штрафных денег, а особо отличившимся в доносах даже давали свободу от крепостной зависимости (ПСЗ. 1745. 26 ноября. № 9229). Правда, все эти меры не являлись нововведениями, в начале 1720-х гг. их разработал Петр I. Ну а значимость наград доносителям говорит сама за себя. И дело не только в том, что беглецы нарушали порядок на дорогах, собираясь в банды, пополняли ряды преступников и убийц, но и осложняли властям набор рекрут для воинства и сокращали поступления доходов от подушного оклада. Нет человека — нет отчислений в бюджет государства. Посему с начала династии Романовых проблема приписки каждого человека к определенному месту жительства с соответствующей выдачей документа — так называемого вида или паспорта — всегда остро стояла на повестке дня.


Ремонт потолка своими руками.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.