wpthemepostegraund

Военно-революционный штаб — предшественник Нижегородской ЧК

20 век  
1917  

Нижегородская губернская чрезвычайная комиссия была создана в Нижнем Новгороде лишь 11 марта 1918 года на базе Военно-революционного штаба решением Губиспокома. Первые телеграммы Дзержинского о создании местного отделения Чрезвычайной комиссии Нижегородский Губисполком получал 26 января 1918 года, а также и радиотелеграмму 21 февраля 1918 года. Однако старые революционеры были против создания карательного органа, поскольку с 22 ноября 1917 года уже действовал Военно-революционный штаб, преемник Военно-революционного комитета и солдатской секции Совета.

Данная организация с 27 декабря 1917 года стала состоять из следующих отделов: реквизиционного, хозяйственного, военного и политического. Общее штабное руководство осуществлял, как и в октябре 1917 года, Борис Израилевич Краевский, являвшийся членом партии большевиков с 1905 года, которому приходилось ещё и ведать делами реквизиционного отдела. В хозяйственном отделе работали Алексей и Анатолий Писаревы, а в январе Губисполком направил в штаб большевика П. К. Васильева, которому было поручено составить план охраны города. Начальником штаба отрядов Красной гвардии губернии поставили беспартийного, но сочувствующего штабс-капитана Попова. Через две недели после создания ВРШ, началось вооружение частей Красной гвардии в Нижегородской губернии.

Листовка, призывающая нижегородцев оказать сопротивление большевистскому перевороту. Фонд ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 11655-44 Л.сов.270

Заведующий арсеналом Ковальский выдавал вооружение на отряды красной гвардии по спискам комитетов бедноты, под поручительство известных ему большевиков. В Павлове, например, 1 декабря 1917 года, для финансирования отряда Красной гвардии, местный совет обложил налогом жителей, чей доход превышал 2000 рублей в месяц. Части красной гвардии, подчинённые ВРШ, сформированные из рабочей милиции, имели костяк из латышских рабочих, эвакуированных вместе с заводами из Прибалтики. Многие красногвардейцы из этих латышей будут работать в Нижегородской ЧК: Антон Лелапш, Ян и Роберт Шепте, Николай и Карл Карре, Василий Мовчан. Канавинскую ЧК организовывали латыши-красногвардейцы Р. Штромберг, Н. Кнорре, Я. Криппен. Также 40 латышей из рабочей милиции вошли в летучий отряд НижГубЧК. Его возглавил латыш Кристап Буссе. Более того, 6 членов коллегии НижГубЧК были латышами.

Борис Израилевич Краевский

Алексей Писарев

Политический отдел занимался борьбой с контрреволюцией, он отслеживал действия политических сил в городе и пристально наблюдал за кадровыми военными и неблагонадёжной с классовой точки зрения публикой. Возглавил политотдел по решению Губкома партии старый и опытный революционер Яков Зиновьевич Воробьёв, будущий руководитель местной ЧК. Как профессиональный революционер он был хорошо знаком с оперативными методами работы царской жандармерии и полиции. После Февральской революции он формировал отряды Красной гвардии в Нижегородской губернии под видом Заводской рабочей милиции Канавинского и Сормовского районов. Под его руководством эти отряды совершили бескровный захват власти в конце октября 1917 года в Нижнем Новгороде.

Яков Зиновьевич Воробьёв

Смету на финансирование ВРШ Губисполком окончательно утвердил 15 января 1918 года. Уже в начале февраля, согласно декрету СНК о формировании Рабоче-Крестьянской Красной Армии, военный отдел ВРШ приступил к формированию первых воинских частей на базе запасных полков русской армии, разбавляя личный состав большевиками-добровольцами. В воззвании Нижегородского военно-революционного штаба в феврале 1918 г. говорилось: «Совет народных комиссаров постановил сформировать Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Все, кому дороги завоевания революции, должны вступить в красные отряды борцов за социализм против всех разбойников капитала… Запись производится надлежащими комиссиями в воинских частях, в партийных организациях, в фабрично-заводских комитетах, в профессиональных союзах». Поскольку первоначально набор в РККА проводился добровольно, к марту 1918 года удалось создать и отправить на фронт два отряда. С 21 февраля 1918 года президиум Совета выделил для ВРШ помещение в нижегородском Кремле (сейчас военная комендатура), а отряду красногвардейцев помещение бывшей канцелярии губернатора (после февральской революции Дворец Свободы).

Бывшая канцелярия губернатора

Но одной из первых задач ВРШ стало содействие национализации Государственного банка в декабре 1917 года. Воробьёву даже пришлось стать на короткое время помощником комиссара банка. В январе 1918 года в ВРШ обратилось руководство бюро по реорганизации заводского совещания, чтобы разыскать братьев Лаптевых, владельцев судостроительного и механических заводов. Владельцы свои заводы закрыли и исчезли, но сотрудники ВРШ одного всё-таки нашли и доставили его в бюро. На заводах и частных складах началось расхищение сырья, топлива и металлов. Поскольку Совнархоз сам бороться с саботажниками и расхитителями не мог, к этой борьбе активно привлекался ВРШ. В городе сложилась сложная ситуация с хлебом; чтобы не допустить вывоз хлеба из города и предотвратить массовые выступления горожан, ВРШ принял ряд мер. К отрядам Красной гвардии прислали солдат гарнизона и около сотни матросов. Все дороги из Нижнего Новгорода для вывоза хлеба были перекрыты. Общими усилиями с задачей предотвращения массового вывоза хлеба из города ВРШ справился. Кроме того, в феврале 1918 года советская власть утвердила налог на буржуазию для борьбы с безработицей, развития революционного движения и обеспечения населения продовольствием.

Отряд красной гвардии марширует по улице Большой Покровской ориентировочно 1917-1918 гг. Фонд ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 15609 Ф.сов.519

7 марта 1918 года члены Нижегородского биржевого комитета отказались платить контрибуцию в сумме 50 млн руб. Тогда 8 марта силами ВРШ по постановлению исполкома были произведены аресты самых богатых буржуа города, всего 24 человека. Газета «Рабоче-крестьянский нижегородский листок» сообщила: «Военно-революционным штабом были произведены аресты среди местных биржевых тузов». В 1-ю губернскую тюрьму отправили: хлебопромышленников Асафа Блинова и Матвея Башкирова с сыновьями, лысковского пивовара Сергея Ермолаева, пароходчиков Григория Каменского и Петра Рукина, представительницу рода Рукавишниковых Варвару Бурмистрову. В числе узников — купцы, фабриканты, издатели В. Н. Басов, С. И. Жуков, А. С. Заплатин, И. М. Иконников, И. М. Кочетов, Ф. П. Кузнецов, Д. Д. Ламонов, М. П. Лапшин, А. В. Марков, П. К. Сотников, Д. П. Яргомский. Из Павлова привезли В. М. Теребина и И. И. Пухова, из Богородского — М. А. Санкина, из Василя — В. А. Иудина. Суммы требуемой контрибуции колебались от 20 000 до 300 000 рублей. Такие меры возымели действие, и некоторые капиталисты немного раскошелились. Правда некоторые предприятия после ареста своих владельцев останавливались, и рабочие переставали получать зарплату, что только добавляло новых проблем.

Погибшие красногвардейцы. Кулебаки, Шитов, Еин, Бутов. 25 мая 1918 года. Фонд ГКУ НГИАМЗ

Кроме этого начался невиданный разгул преступности, а местная милиция не имела сил и средств для борьбы, поскольку вчерашние солдаты, распропагандированные большевиками и анархистами, быстро превращались в хорошо вооружённые банды. Военнопленные бежали сотнями по всей стране, чиновники скрывались с казёнными деньгами. Преступные ряды пополнили солдаты нижегородского гарнизона, где после октябрьского переворота дисциплина исчезла окончательно, добавила проблем и начинающиеся безработица. Так, 21 декабря 1917 года в городе появилось следующее объявление: «Военно-революционный штаб при Нижегородском совете рабочих и солдатских депутатов доводит до сведения граждан г. Нижнего Новгорода, что будут приниматься самые решительные меры по борьбе с развивающимися в городе спекуляцией, пьянством, хранением оружия без надлежащего на то разрешения штаба.».

28 января 1918 года, по решению ВРШ, был освобождён милиционер Гнусарев. Он 25 января 1918 года в притоне на Ковалихинской улице в результате самообороны застрелил красногвардейца Грачёва. Поскольку ВРШ согласился с собранием депутатов союза служащих милиции, что действия милиционера Гнусарева являлись самообороной, то ни каких последствий, кроме краткосрочного ареста, не было. Нападению подвергся даже руководитель ВРШ Б. И. Краевский. Инцидент произошёл 31 января 1918 года у ресторана «Современное Кабарэ», но нападавшего застрелил командир Нижегородской Красной гвардии М. И. Фролов. Труп напавшего прапорщика Макарова большевики дотащили до милицейской части, и эра политического либерализма закончилась.

Билет на право ношения оружия. Фонд ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 11655-15

Уже 25 февраля 1918 года, после раскрытия белогвардейского мятежа, ВРШ издал приказ о расстреле лиц, застигнутых на месте свершения преступления. Например, банда солдат местного гарнизона, созданная Фидератовым, разбойничала на Арзамасском шоссе и грабила людей в городе. Этот предводитель подстрекал солдат гарнизона к разграблению винных складов и армейских цейхгаузов. Но терпение у руководства ВРШ кончилось, когда Фидератов стал призывать к свержению власти большевиков, а при ограблении цейхгауза был убит часовой. При аресте Фидератова один из конвоиров красноармейцев застрелил бандита. Хотя Воробьёв и потребовал наказать красноармейца, но в Губисполкоме решили этого не делать.

Политическая обстановка складывалась в городе ещё сложнее. На выборах в Учредительное собрание большевики в Нижнем Новгороде стали лишь четвёртыми, даже в Сормове половина голосов была за эсеров. Такие же результаты были и по всей стране. Во время работы Временного правительства ряды чиновников пополнили члены различных партий. Неудивительно, что сотрудники государственных учреждений саботировали решения Губисполкома. Городской голова, эсер В. Г. Ганчель. открыто призывал рабочих к забастовкам. Тогда Нижегородский совет приступил в январе 1918 года к ликвидации городской думы и губернского земства, благодаря работе ВРШ всё прошло без серьёзных эксцессов. Не имея возможности во время выборов в Учредительное собрание закрывать отделения различных партий, Я. Воробьёв по согласованию с исполкомом стал закрывать непартийные организации, которые вели постоянную критику власти. Так распустили профсоюзную организацию ЦентроКомитета. Задерживали и внепартийных агитаторов за распространения клеветнических слухов в адрес советской власти. Первым задержали елецкого купца С. С. Кожухова.

Кроме того, тяжёлая обстановка сложилась и в самой губернии. 17 февраля 1918 года антисоветско настроенные граждане в городе Павлово разоружили отряд Красногвардейцев, возвращавшихся с задержанными контрреволюционерами из Лесунова и Сосновского. Но уже утром 18 февраля Павловских красногвардейцев и большевиков освободили отряды ворсменских и богородских красногвардейцев. Днём прибыл на поезде начальник штаба ВРШ Б. И. Краевский с отрядом солдат, контрреволюция в Павлове на этом и закончилась.

В самом Нижнем Новгороде кроме проживающей местной буржуазии, скопилось большое количество офицеров, поэтому Воробьёву пришлось пристально присматривать за контрреволюционным элементом. Это дало свои плоды, 23 февраля 1918 года газета «Красное Знамя» объявила о раскрытия мятежа силами Военно-революционного штаба. Адъютант генерала Л. Г. Корнилова, поручик 7 финляндского стрелкового полка Д. А. Громов, прибыл в город для вербовки и отправки добровольцев на Дон, но, познакомившись с прапорщиком Н. Ещиным, который возглавлял тайную белогвардейскую организацию, изменил свои планы, решив поднять мятеж в самом городе. По плану заговорщиков, 15 февраля 1918 года первый отряд должен был занять арсенал, второй — здание ВРШ, третий — телефонную станцию, четвёртый — Дворец свободы, пятый — почту и телеграф и т. д. План захвата Канавина напоминал основной. 1-я и 2-я роты учебной команды 62 запасного пехотного полка должны были разоружить весь гарнизон и встретить и задержать подкрепления красногвардейцев из Москвы в Коврове и Владимире. Офицеры, составившие план, подходили ко всем объектам вплотную под видом красногвардейских патрулей. Громов дал весьма ценные показания, выдав не только членов организации в Нижнем Новгороде вместе с тайниками оружия на квартире студента Рейнина и в склепе Ново-Ярмарочного собора, но и сдал явки в Рязани, Казани, Москве и Астрахани. Цепочкой были сорваны мятежи в этих городах. Московская ЧК, по переданной из Нижнего информации, вышла на след американского подданного В. А. Бари, который финансировал московскую организацию. Но по просьбе Американского консульства он до суда был отпущен и скрылся. В Нижнем Новгороде за финансирование тайной организации арестовали бывших членов кадетской партии и самих заговорщиков: Килевейна, Панютина, Демидова, Башкирова и других членов организации.

Уже 24 февраля 1918 года, после совместного заседания исполкома и руководства ВРШ было принято решение о немедленном запрете выпуска всех антисоветских газет и изданий. Тяжёлая обстановка в городе подтолкнула местное партийное руководство в марте 1918 года к созданию местной ЧК на базе Военно-революционного штаба, тем более что там оказались весьма подходящие кадры. А на базе военного отдела ВРШ был создан Нижегородский губернский военный комиссариат.

Автор — Старший научный сотрудник Музея ОГО НРО ВФСО «Динамо»,

Радьков Андрей Георгиевич.

Источники

ГКУ ЦАНО фонд 56.

ГОПАНО фонд 1866.

Органы государственной безопасности в Нижегородской области. Том 2. Нижний Новгород, 2007.

История города Горького. Волго-вятское книжное издательство, 1971.

Революцией призванные. Волго-вятское книжное издание, 1971.

Победа Октябрьской революции в Нижегородской губернии. Горький, 1957.

Газета «Свободная жизнь» за январь и февраль 1918 года.

Газета «Нижегородская правда» от 26.03.2011 г. Виктор Харламов. Нелёгкая доля чекиста.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.