wpthemepostegraund

СССР и тайная борьба в джунглях Анголы

20 век  
политика  
спецслужбы  

В истории последних десятилетий были случаи, когда неофициальные лица или, скажем так, не совсем официальные лица играли едва ли не решающую роль во время международных кризисов. Естественно, в «режиме реального времени» об этом никто не рассказывал. Правда, как правило, всплывает позже. Приведём в качестве примера события 1975 года, когда СССР помогал Анголе отстоять свою независимость.

Ставка на Нето

В наше время республика Ангола — достаточно устойчивое государство, немаленькое по площади (для сравнения: несколько больше, чем ЮАР). Имеет значительные запасы алмазов, урана, золота, нефти. Правит там с 1979 года президент Жозе Эдуарду душ Сантуш, некогда закончивший в Баку Институт нефти и газа и даже привезший из СССР жену, Татьяну Куканову. Супруга теперь уже не является «первой леди», но по-прежнему живет в столице страны, Луанде, воспитывает внуков (от общей дочери Изабель). Имеются у ангольского лидера еще трое детей от нынешней молодой «первой леди». Говорят, что дети и внуки лидера ходят в одну школу. Еще упомяну, что в центре Луанды стоит памятник советскому оружию. Конкретно — на постаменте установлен восьмиколесный бронетранспортер БТР-60ПБ. Сейчас он считается устаревшим, но в 1970-е это была вполне передовая техника. Все восемь

колес — ведущие, плавающий (водометный движитель), курсопрокладчик. Выпускали его в нынешнем Нижнем Новгороде. В общем, всё относительно спокойно. Небогато, говорят, но по африканским меркам терпимо.

А раньше страна была португальской колонией. От завоевателей-мореплавателей эпохи Великих географических открытий Португалии досталось немало территорий, включая Бразилию. Но если Бразилия весь прошлый век развивалась самостоятельно и сегодня является ведущей державой в Латинской Америке, то Ангола, Мозамбик и другие португальские владения в Африке в середине XX века оставались бедными колониями. В отличие от Британии и Франции, к началу 1960-х годов «отпустивших» (с сохранением своего влияния) многие африканские территории, Португалия не собиралась никому предоставлять независимость. За нее пришлось бороться.

В Анголе вооруженные борцы за независимость действовали с 1961 года. Аналогично развивалась ситуация и в других африканских колониях Португалии. Появились яркие лидеры. Но не будем отвлекаться. Напомню только о враче и поэте Агостиньо Нето (1922-1979), который организовал и возглавил Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА), был арестован, но совершил побег. В вооруженной борьбе опирался на помощь СССР. В то же время в Анголе действовали еще два движения, ведущие вооруженную борьбу, — прозападное ФНЛА и тесно связанное с тогдашней ЮАР движение УНИТА. Видимо, природные богатства Анголы при слабости метрополии интересовали различные силы, далекие от левых взглядов руководства МПЛА.

Шли годы, в Португалии в 1970 году умер диктатор Антониу ди Оливейра Салазар, а затем 25 апреля 1974 года произошла так называемая «революция гвоздик». Но это была вовсе не «цветная революция», к которым привыкли в последние годы, а возглавлявшееся молодыми офицерами левых взглядов («Движение капитанов») восстание. И власть практически бескровно сменилась.

Многие офицеры считали, что колониям в Африке надо предоставить независимость. Например, оказалось, что служивший ранее в войсках метрополии в Анголе полковник инженерных войск Вашку Гонсалвиш — тайный сторонник компартии и противник колониальной войны. Он стал генералом и премьер-министром страны (июль 1974 года). Естественно, новые власти решили не препятствовать независимости колоний.

Появились желающие вывести Португалию из НАТО, но за пару лет революционеров от власти оттеснили, и всё вернулось на круги своя. «Слишком левого» Гонсалвиша отстранили от премьерства ещё в конце августа 1975 года. Однако процесс получения независимости колониями уже стал необратимым.

Самой сложной оставалась ситуация в Анголе. Все три освободительных движения подписали в январе 1975 года соглашение с властями Португалии, согласно которому Ангола должна была стать независимой через 10 месяцев, 11 ноября 1975 года. Но при условии создания коалиционного правительства из представителей всех трех движений с последующим проведением свободных выборов.

В советском руководстве было немало сторонников подхода, основывавшегося на попытках примирения всех трех национально-освободительных организаций и сохранения территориальной целостности Анголы. Между тем все более активными становились боевые действия между МПЛА, ФНЛА и УНИТА. Правда, район столицы страны — Луанды контролировали отряды МПЛА. Американские инструкторы оказывали существенную помощь силам ФНЛА, а ЮАР — отрядам УНИТА. Летом 1975 года в Анголе развернулась спецоперация ЦРУ с общим бюджетом около 25 миллионов долларов, нацеленная на вытеснение МПЛА из Луанды. Работали американцы через Заир.

Лидеры МПЛА обратились за помощью к кубинцам. Летом 1975 года в Анголу прибыли кубинские военные инструкторы. Причем появились они в прибрежных районах страны, контролировавшихся еще не выведенными из страны силами португальского экспедиционного корпуса, где многие симпатизировали МПЛА. Кубинцев, впрочем, насчитывалось не более сотни. Их пребывание вообще было согласовано с тогда еще революционными властями Португалии.

Что касается нашей страны, то в начале октября 1975 года в ЦК поступила аналитическая записка из КГБ за подписью Виктора Чебрикова с предупреждением о возможной интервенции в Анголу. В конце октября такая интервенция и в самом деле началась — со стороны ЮАР. Коммандос из Южно-Африканской Республики стремительно продвигались к Луанде с юга, в то время как с севера к ней двигались части армии Заира.

Звёздный час спецкора

В истории последних десятилетий были случаи, когда неофициальные лица или, скажем так, не совсем официальные лица играли едва ли не решающую роль во время международных кризисов. Естественно, в «режиме реального времени» об этом никто не рассказывал. Правда, как правило, всплывает позже. Приведу в качестве примера события 1975 года, связанные с противостоянием двух сверхдержав на юге Африканского континента.

Наших граждан до провозглашения независимости Анголы в стране было всего несколько человек. В их числе — специальные корреспонденты «Правды» и ТАСС Олег Игнатьев и Игорь Уваров. Два представителя имели дипломатические паспорта — Дубенко (на тот момент капитан 1-го ранга) и присланный тогдашним главой Первого главного управления КГБ Крючковым офицер Нажесткин.

Олег Иванович Нажесткин написал впоследствии несколько статей, основанных на увиденном им во время работы в Африке (а он побывал в те времена еще и в охваченном гражданской войной «большом» Конго).

Осенью 1975 года ему поручили передать Агостиньо Нето послание от советского руководства. И разумеется, оценить обстановку на месте. Ангольского лидера охраняли кубинцы, которых, как оказалось, хорошо знал Олег Игнатьев, который в ту же ночь и повез Нажесткина к Нето. Состоялась встреча. В советском послании содержалось обещание признать Анголу в качестве суверенного государства сразу после провозглашения независимости и оказать ей всю необходимую помощь.

Олег Игнатьев

Агостиньо Нето попросил помощи оружием, причём как можно скорее, до 11 ноября, ввиду наступления противника на позиции МПЛА в районе столицы. Он сообщил, что португальские силы закроют глаза на такую помощь, а детали предложил согласовать с кубинцами, уже направившими в Луанду батальон спецназа.

Нажесткин хорошо знал спецкора «Правды» Олега Константиновича Игнатьева, настоящего зубра журналистики, побывавшего примерно в 80 странах, в том числе в охваченных войной Вьетнаме, Лаосе, Южном Йемене. И спецкор погнал свою машину в столицу Конго Браззавиль, где из советского посольства была возможность не только отправить шифровку Нажесткина, но и подтвердить его мнение по своим каналам. В «шпионских» фильмах любят показывать гонки на машинах. Чаще всего это вымысел. А вот тут речь идет как раз о случае, когда ехать требовалось действительно быстро. Для молодых читателей не лишним будет напомнить об отсутствии в то время «Скайпа» и прочих прелестей современной связи. А для остальных — об особой секретности вопроса и невозможности въезда на территорию еще только в будущем дружественного государства со своими радистами.

Нажесткин пишет, что в руководстве внешней разведки не все были склонны к принятию ответственного решения. Однако в итоге и КГБ вышло с предложением оказать МПЛА немедленную помощь, и в политбюро ЦК удивительно быстро отреагировали, и военные оказались в готовности. Короче говоря, никакого «застоя». Технику сумели перебросить по воздуху и морю очень быстро. 6 ноября передовой отряд войск ЮАР попал в засаду, организованную кубинскими спецназовцами и бойцами МПЛА на шоссе, ведущем в Луанду

А уже 10 ноября кубинцы применили против наступавших на столицу с севера и находившихся всего в 23 километрах от Луанды сил советские установки «Град». Это был столь же оперативно переброшенный батальон, имевший в своем составе артиллеристов. На следующий день португальцы передали власть правительству, контролировавшему столицу (то есть МПЛА). А уж то, что оно не было коалиционным, так в этом две другие силы, развязавшие гражданскую войну, оказались виноваты сами. Разгром кубинцами вражеской колонны 10 ноября 1975 года в Анголе называют «битвой при Кифангонду», по названию местечка к северу от Луанды.

Первые «Грады» были, к слову, сначала доставлены в Конго по воздуху советскими «Антеями» (АН-22) — по одной установке в каждом самолете. Весь риск посадок «Антеев» на не совсем подходящем аэродроме в конголезском городе Пуэнт-Нуар взял на себя первый секретарь посольства в Конго Борис Гаврилович Путилин из военной разведки.

Конечно, для Олега Игнатьева эти события стали вершиной его журналистской деятельности. Ведь он совершенно реально повлиял на судьбы целой страны. Без всякого преувеличения — счет шел на часы. Еще раз напомню — оперативно доставленные «Грады» нанесли удар всего за сутки до провозглашения независимости Анголы.

Не числом, а умением

Официальная делегация нашей страны на инаугурации Агостиньо Нето состояла всего из двух человек. Зато она прибыла вовремя из Браззавиля на военно-транспортном самолете АН-12, правда украшенном гражданской символикой «Аэрофлота». Уже в полночь ангольцы начали на радостях стрелять в воздух. Да так, что пилот самолета, который должен был доставить в Луанду послов западных держав, перепугался и развернул машину. Впрочем, некоторые западные дипломаты вообще ожидали увидеть в столице совсем другую власть. А уже через пять дней тем же путем и на таком же самолете в Луанду прибыли первые советские военные советники и пять военных переводчиков.

Разумеется, силы, пытавшиеся не допустить прихода к власти в стране МПЛА, не смирились с поражением. Разгорелась гражданская война, отягощенная интервенцией.

Продолжались попытки противника прорваться к Луанде. Так, 11 декабря 1975 года кубинцы сдержали в 250 километрах от столицы страны удар колонны войск ЮАР, усиленной 50 танками. В бою погиб командовавший на тот момент кубинской группировкой в Анголе генерал Рауль Диас Аргуэльяс.

Тогдашние власти ЮАР использовали свои лучшие части — усиленный бронетехникой отдельный батальон спецназа «Буйвол» (Buffalo), аналогичный специальный батальон 101, составленный из коренных жителей Намибии.

Но теперь правительство МПЛА было признанным, законным и вполне могло официально обратиться к Кубе и СССР за военной помощью. Куба прислала настоящий экспедиционный корпус. Его численность доходила до 40 тысяч военнослужащих. Для сравнения: наших в Афганистане было 140-150 тысяч (одновременно, а не за все восемь с лишним лет событий). Только население Кубы меньше во много раз, да и срок пребывания кубинского контингента в Анголе оказался более продолжительным. Таким образом, для Кубы ангольская гражданская война стала исключительно значимым событием. Замечу, что кубинцы оказывали военную помощь и другим странам (Мозамбик, Эфиопия, Никарагуа), но не в таких масштабах. Воевали кубинцы очень храбро. Что касается поставок военной техники из СССР, то одних установок «Град» за несколько месяцев было поставлено более сотни, а за все время конфликта — почти 400. Плюс множество вертолетов, танков, другого вооружения.

Первый этап войны закончился к весне 1976 года выводом частей ЮАР из Анголы. Однако в середине 1980-х началось новое вторжение.

Советские военные специалисты тоже участвовали в этих событиях. В Луанде совершали посадки наши самолёты дальней воздушной разведки. У берегов страны периодически находились большие десантные корабли с морскими пехотинцами на борту.

Имели место случаи взятия наших граждан в плен южноафриканскими войсками. Одна история, подробно описанная офицером Сергеем Коломниным, прослужившим в общей сложности пять лет в Анголе военным переводчиком (в книге «Русский спецназ в Африке»), достоин отдельного рассказа.

Неподалеку от границы с Намибией в августе 1981 года группа ангольцев и советских специалистов попала в окружение, причем некоторые из наших были с женами. Прапорщика Николая Федоровича Пестрецова во время попытки прорыва из окружения, когда погибла его супруга, взяли раненым в плен. Впрочем, он успел застрелить двух солдат противника.

Пестрецов оказался в тюрьме в ЮАР и получил приговор со сроком в 100 лет (!) за двух убитых им противников. Периодически подвергался избиениям. Специалист по автомобильной технике в тельняшке казался, видимо, опасным противником. Только в ноябре 1982 годка в аэропорту столицы Замбии Лусаке Пестрецова обменяли на сбитого над Анголой южноафриканского летчика. Отдали и сохраненные тела наших погибших. Так что прапорщик похоронил жену в России.

В общей сложности за годы конфликта в Анголе или непосредственной близости к ней находилось более 12 тысяч наших военных специалистов. Ни одного перебежчика среди них не оказалось.

Власть МПЛА постепенно укреплялась, однако добиться полного контроля над всей территорией страны не удавалось. По линии спецслужб противник тоже не дремал. Так, в 1977 году была предпринята попытка переворота в Луанде. И тут помогли кубинцы, введя свои танки в город.

В 1980-е продолжались бои в южных провинциях страны. Особенно известно сражение осенью 1987 года в районе Куиту-Куанавале. Один факт: за несколько месяцев средствами ПВО и кубино-ангольской авиацией было сбито до 40 самолетов и вертолетов расистов. Так что война была серьезная. В 1986 году боевые пловцы ЮАР подорвали в ангольском порту Намиб два советских сухогруза.

Невидимая атомная бомба

Перелом наступил только после смены власти в Претории. В самой Анголе столкновения, особенно с силами УНИТА, продолжались ещё много лет, но ЮАР признало правительство Жозе Эдуарду душ Сантуша. Любопытно, однако, что в начале 1990-х, при новой власти, но старом командовании вооруженных сил, в ЮАР всех ветеранов ангольских событий наградили памятной медалью, отлитой из трофейного ангольского танка (старый советский Т-34).

Надо сказать, что крах режима апартеида стал важным политическим событием не только для Африки, но и для всего мира. Достаточно напомнить о том, что ЮАР с конца 1970-х годов была неофициальной ядерной державой. На выяснение реальных возможностей оружейного комплекса ЮАР были нацелены усилия всех ведущих разведок мира.

Опытнейший советский нелегал Алексей Михайлович Козлов, побывавший, по его словам, в 86 странах, Герой Российской Федерации, — один из тех людей, благодаря которым наша страна получила точные сведения о разработке в ЮАР ядерного оружия и проведенных испытаниях. Козлова арестовывали в 1980 году. Избивали, имитировали расстрел. Но было уже поздно — достоверная информация стала достоянием советского руководства еще в 1978 году.

Герой России разведчик Алексей Козлов

Нелегала обменяли на 11 человек только через два года (при посредничестве ФРГ и ГДР). Разведчик, немец по легенде, как он сам рассказывал в интервью журналисту Долгополову, с удовольствием отметил возвращение, закусывая по-русски селедкой с картошкой.

В ЮАР тем временем усовершенствовали ядерный заряд, так что его стало возможно доставлять к цели на самолете. Однако после 1989 года ядерный проект постепенно свернули.

Точно известно, что к этому моменту в ЮАР имелось пять доставляемых боеголовок, одна испытательная, еще одна находилась в производстве. Все они были демонтированы в 1991 году под контролем МАГАТЭ с соблюдением всех необходимых процедур. Тогда же ЮАР подписала договор о нераспространении ядерного оружия. Параллельно (в 1988 году) между Анголой, Кубой и ЮАР было достигнуто соглашение о признании независимости Намибии (осуществилось в 1990-м) и в то же время о выводе кубинских войск из Анголы (начат в 1989-м).

Южно-Африканская Республика на сегодняшний день — единственное в мире государство, которое добровольно отказалось от ядерного оружия. Но с другой стороны, после отказа от режима апартеида у этой страны в регионе нет врагов. Прекратились бесплодные попытки создать мини-империю. Тут стоит напомнить, что ЮАР фактически контролировала Намибию и по отношению к ней были вассальными такие небольшие страны, как Малави (именно в Малави Козлов получил достоверные сведения о ядерном оружии ЮАР), Лесото и Свазиленд. Вместо этого страна стала доминировать в южной части Африки экономически.

Рост экономического влияния ЮАР теперь конвертирован и в политический вес — страна вошла в объединение БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка). Что касается Анголы, то она дружит и активно торгует со всеми этими странами. Так что усилия самих ангольцев, кубинцев, наших специалистов не пропали зря.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.