wpthemepostegraund

Спецназ «Вымпел». 1980-е

20 век  
армия  

27 декабря 1979 года спецподразделения КГБ СССР и Советской Армии провели образцово-показательный штурм Дворца Амина в Кабуле – резиденции главы Афганистана. Результатом этой спецоперации, вошедшей во все учебники по тактике, стали не только смена руководства Афганистана и ввод на территорию этого страны ограниченного контингента советских войск, но и создание одного из самых известных и эффективных спецподразделений на нашей планете.

Но, сначала пару слов о знаменитом штурме. Географическое положение Афганистана всегда привлекало к нему внимание сверхдержав – стихи о штурме Кабула писал великий британский поэт Редьярд Киплинг, на афганской войне был ранен литературный герой Конан Дойля доктор Ватсон. Горная страна, совсем не богатая плодородными почвами и полезными ископаемыми, — идеальный плацдарм для экспансии в любом направлении. В семидесятые годы у Афганистана была протяженная граница с Советским Союзом, граничило это государство и с Ираном, Пакистаном и Китаем. И советскому руководству было жизненно важно, чтобы руководство этой страны проводило дружественную политику по отношению к нашей стране. И Нур Мохаммад Тараки, генеральный секретарь ЦК Народно-Демократической партии Афганистана, глава государства, такую политику проводил – он был частым гостем в Москве. Но 16 сентября 1979 он был убит по приказу Хафизуллы Амина, своего ближайшего сподвижника по партии, а в стране, тем временем, с 1978 шла по сути дела полномасштабная гражданская война, вызванная тем, что часть афганского общества не приняла радикальные реформы Тараки. Политическая ориентация нового главы государства Амина казалась советскому руководству уже не столь очевидной — Амин учился в Колумбийском университете и теперь мог начать искать союзников за океаном (по одной версии Амин был еще в студенческие годы завербован ЦРУ). Проблему с Амином решили чисто афганскими методами – Амина нужно было устранить. Но, если Тараки, сдался без боя и позволил задушить себя подушкой, то Амин сдаваться был не намерен, он превратил свою резиденцию «Тадж-Бек» (бывший королевский дворец) в неприступную крепость. Но сам Амин просил Советский Союз о военной помощи, и помощь была оказана. 25 декабря 1979 года в Афганистан вошли первые советские части. В штурме дворца, вошедшего в историю, как Дворец Амина, принимали участие две группы – «Гром» (24 бойца из группы «Альфа», спецназа КГБ СССР) и «Зенит» (30 человек из резерва КГБ, выпускники КУОС – Курсов Усовершенствования Офицерского Состава).

Бойцы группы «Гром»

Эти две штурмовые группы прикрывали бойцы «мусульманского батальона» (подразделение ГРУ, укомплектованное уроженцами среднеазиатских республик) и 9-ая рота 345 отдельного гвардейского парашютно-десантного полка. Атакующих (и штурмовые группы и прикрытие) было не более 600 человек, защитников дворца – примерно 2300. Соотношение потерь было один к десяти – 20 советских спецназовцев и десантников и более 200 афганских солдат. В числе погибших был и Амин и два его сына. Одновременно со штурмом правительственной резиденции спецназовцы КГБ и армейские десантники заняли все ключевые точки афганской столицы – узел связи, штаб армии, правительственные здания, радио и телевидение. Новым афганским лидером на следующий день стал вполне лояльный и предсказуемый Бабрак Кармаль. Одновременно мы вступили в войну, которая останется в нашей памяти как «афганская».

Дворец Амина после штурма

31 декабря 1979 генерал КГБ Юрий Иванович Дроздов, начальник управления «С» (нелегальная разведка), один из организаторов штурма дворца, сделал доклад своему начальнику Ю. В. Андропову о ходе и результатах операции, только что проведенной в Кабуле. После официального доклада, в личной беседе, подводя итог недавних событий, Дроздов заявил, что необходимо использовать полученный опыт для создания специального подразделения в структуре КГБ, предназначенного для проведения именно таких операций. В последний день уходящего 79-го года Андропов не ответили ни «да», ни «нет». Следующая встреча между Дроздовым и Андроповым по поводу нового подразделения состоялась в январе следующего года. На руках у Юрия Ивановича был детально проработанный проект, обосновывавший идею создания специального отряда для ведения диверсионно-разведывательной деятельности за пределами нашей страны в «особый период». Год с лишним ушел на неизбежные согласования. И 19 августа 1981 года на совместном заседании Совета Министров и Политбюро ЦК было дано «добро» на создание отряда специального назначения под эгидой КГБ СССР.

Юрий Иванович Дроздов

Первоначально этот отряд, получивший название «Вымпел» создавался именно для проведения специальных (вернее специфических) операций за пределами нашей страны. Если «холодная» война вдруг станет «горячей» бойцам этого подразделения пришлось бы выполнять важные задания в глубоком тылу противника (при этом глубина этого тыла и вероятность успешного исполнения таких заданий не играли роли –бойцы «Вымпела» должны быть способны на все). Бойцы подразделения получили официальный статус «разведчик специального назначения». «Специальные разведчики» в мирное время — обычные «рыцари плаща и кинжала», а с первых залпов войны они становятся диверсантами, выполняющими сложные задания во вражеском тылу. Как следствие от бойца требовалось многое – он должен быть и заурядным разведчиком-нелегалом (или разведчиком под дипломатической «крышей») и диверсантом-спецназовцем, от которого требуются совсем другие навыки. Если брать голливудские штампы, боец «Вымпела» должен быть Джоном Рембо и Джеймсом Бондом одновременно.

В первые годы существования в новый отряд брали только офицеров. Причем не только из КГБ, но и из всех родов войск. От кандидатов требовалась не только превосходная физическая подготовка, но и отличное знание иностранных языков и высшее образование (а желательно несколько высших образований – в те годы были и такие спецназовцы). Итогом столь жесткого отбора становилось то, что из сотни кандидатов на должность бойца оставался десяток.

Бойцов «Вымпела» готовили к действиям в любом уголке планеты и в любых климатических условиях. Стажировку бойцы проходили во всех странах соцлагеря и странах «социалистической ориентации». Каждый боец должен был уметь работать в одиночку, без основной группы, уметь собирать и анализировать информацию, планировать свои действия на много ходов вперед. Но главным испытательным полигоном для «Вымпела» стал именно Афганистан – страна, в которой шла полномасштабная кровопролитная война. Еще до создания «Вымпела» в этой стране действовала группа «Каскад» (в 1982 году вошла в состав «Вымпела»). На смену «Каскаду» пришла группа «Омега». Эта группа была разделена на девять оперативных групп. И только одна из них дислоцировалась в Кабуле. Остальные «работали в поле», чаще всего в провинциях, контролируемых противником. Бойцы не только собирали разведанные, они внедрялись в бандформирования, пытались склонить к переходу на сторону кабульского правительства (и часто такие попытки были вполне успешными). А иногда таким агентам удавалось стравливать формирования моджахедов между собой. Бойцы «Вымпела» были и советниками при спецподразделениях правительственного Министерства Безопасности (ХАД). Но, числясь советниками, они часто становились командирами этих афганских спецподразделений. А еще они составляли подробную базу данных (тогда было в ходу слово «картотека») на все вооруженные формирования и политические группировки афганской оппозиции – полевые командиры, личный состав, вооружение и боеприпасы, опорные базы, маршруты получения оружия. Такие данные помогали или вести успешные переговоры или планировать успешные боевые операции.

Но одним только Афганистаном география боевых действий «Вымпела» не ограничивалась. Они действовали в разных уголках планеты. В 1984 году Самора Машел, президент «социалистического» Мозамбика, отправил Андропову телеграмму с личной просьбой прислать группу советников по борьбе с бандитизмом. И группа советников под руководством полковника Н. И. Денисенко занялась подготовкой в Мозамбике оперативно-боевых отрядов.

Бойцы «Вымпела» в Мозамбике

В то же время в Анголе, охваченной гражданской войной, под управлением бойца «Вымпела» и ветерана афганской войны П. Е. Суслова, создается полноценная правительственная спецслужба – Управление Специальных Операций. В Никарагуа, бойцы «Вымпела» стали инструкторами и советниками у сандинистов. Тридцать бойцов «Вымпела» работали советниками и инструкторами на базе Доконг во Вьетнаме – они обучали бойцов вьетнамских подразделений пользоваться советской спецтехникой, такой как мини-дельтапланы и подводные буксировщики.

В 1989 году советники С. Голов и В. Кикоть оказывали помощь правительству Лаоса — снова сбор информации в разных провинциях, анализ и выдача практических рекомендаций. Советникам довелось работать в Афганистане, и опыта борьбы с вооруженной оппозицией им было не занимать (приходилось только принимать поправки на другой рельеф местности и другой климат). Одновременно накапливался и анализировался опыт партизанских и контр-партизанских действий в джунглях Юго-Восточной Азии. Кстати, у наших советников в Лаосе, были все шансы встретиться лицом к лицу с такими же «спецами» из США, которые в это же время организовывали свои спецоперации в Лаосе. Официально Соединенные Штаты были, чуть ли не нашими союзниками («перестройка», «гласность» и все такое прочее), а неофициально «холодная» война продолжалась, особенно в таких глухих уголках планеты, как азиатские джунгли.

Но «Вымпел» действовал в первой половине восьмидесятых и на территории … нашей страны. И это было задолго до того, как окраины распадающегося Союза накрыла кровавая волна сепаратизма. Нет, бойцы не внедрялись в бандформирования, а устраивали диверсии на стратегически важных объектах. Диверсии, разумеется, были «условными» — речи о реальных взрывах заводов, электростанций или мостов и речи быть не могло. Просто жесткая проверка бдительности сочеталась со специальной подготовкой, которая понадобиться тогда, когда заряды взрывных устройств будут не учебными, а боевыми. В 1983 году во время учений «Неман» «условными жертвами» диверсантов из «Вымпела» стали крупный нефтеперерабатывающий завод и железнодорожный узел Калинковичи. Диверсанты закрепили одну из мин даже на двери караулки военизированной охраны.

«Неман» были не последними такими учениями – в течение нескольких последовавших лет «жертвами» диверсантов из «Вымпела» стали такие объекты как АЭС в Армении, Ленинградская АЭС, Ярославский завод синтетического каучука, Читинская ТЭС, атомный объект в Арзамасе 16 (ныне это Федеральный Ядерный Центр). Кроме того, диверсантам удалось вычислить график и маршрут движения одного из «ядерных поездов» — ракетных комплексов железнодорожного базирования. В последнем случае, в случае успешной диверсии в Арзамасе 16, по оценке экспертов, последствия многократно превзошли бы аварию на Чернобыльской АЭС, будь эта диверсия настоящей, а не учебной. При этом, руководство КГБ, ставившее задачи перед условными диверсантами, руководствовалось разведданными – какие именно объекты станут первыми мишенями настоящих диверсантов в случае настоящей войны.

К концу восьмидесятых годов двадцатого столетия огромный опыт, накопленный группой «Вымпел» в экзотических уголках планеты оказался не востребованным. Речь шла уже не о спецоперациях в джунглях Лаоса или африканских саваннах, а борьбе с сепаратистами и террористами на родной земле. Об операциях, проведенных «Вымпелом» в девяностые годы, читайте здесь.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.