wpthemepostegraund

Состояние купца Г.П. Елисеева и его завещание

биография  
19 век  
обычаи и нравы  

Григорий Петрович Елисеев — знаменитый купец из купеческого рода Елисеевых, один из богатейших людей страны. В чём же состояло его состояние и в какой обстановке он жил? Об этом вы узнаете из главы «Духовное завещание Григория Петровича Елисеева» из книги Аллы Краско «Петербургское купечество».

Григорий Петрович Елисеев умер в своем доме на Биржевой линии Васильевского острова 4 февраля 1892 г., в возрасте 88 лет. Его отпевали в церкви Елизаветинской богадельни и похоронили в семейном склепе под Казанской церковью, незадолго до этого построенной Елисеевыми на Большеохтинском Георгиевском кладбище. Его жена умерла пятью годами раньше, в начале сентября 1887 г., и похоронена там же.

Сообщения о смерти Г.П. Елисеева опубликовали почти все газеты, выходившие в Петербурге. Отмечалось, что покойный был старейшим из представителей столичного купечества, что на протяжении почти полувека он вел успешную коммерческую деятельность и отличался исключительно щедрой благотворительностью. «Петербургский листок» напоминал о значительных пожертвованиях Елисеева на нужды славян во время сербско-турецкой войны, на нужды русской армии во время Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., в помощь голодающим в некоторых губерниях России в 1891 г. Журнал «Всемирная иллюстрация» рядом с некрологом поместил его портрет. Сообщалось, что перед Казанской церковью, где его похоронили, прошли тысячи петербуржцев.

Трогательные стихи «На смерть Григория Петровича Елисеева» сочинил Григорий Растеряев, один из его внуков и крестник:

…И много, много лет промчится,

И мы сойдем под свод могил,

Но и без нас все ж сохранится

Преданье, как он честно жил!

С него пример — как жить — берите,

Потомки будущих веков,

И добрые дела творите,

Не оставляя бедняков.

Мой дед! Последнее прощанье

С трудом могу перенести,

Прими надгробное рыданье,

Прими последнее прости!..

Через несколько дней после похорон газеты сообщили, что уполномоченный Елисеевых, потомственный почетный гражданин Шнурков, передал санкт-петербургскому градоначальнику две тысячи рублей в пользу бедных жителей города, об употреблении этих денег сыновья покойного «сделали особое распоряжение». Такова была неписаная традиция — сделать пожертвование «на помин души» усопшего до истечения девяти дней со дня смерти.

Еще до похорон и до обнародования последней воли покойного, как полагалось по закону, судебный пристав начал составлять опись его движимого и недвижимого имущества. Этот многостраничный документ сохранился в архиве и позволяет точно узнать, в чем состояло имущество покойного, и вместе с тем в какой-то степени характеризует его образ жизни и образ мыслей.

Опись движимого имущества в квартире на Биржевой линии, где он жил, показывает, как был устроен быт одного из богатейших купцов столицы. Квартира — обширная по размерам: «зал», гостиная, спальня, кабинет, столовая и другие помещения. В «зале», согласно описи, находились образ Божией Матери в серебряной ризе, два дивана и две дюжины стульев «простого дерева», обитые шелковой материей и оцененные в 150 рублей. В простенке между окнами висело четыре зеркала и одно зеркало — над камином, стоимостью 250 рублей. Единственным предметом роскоши здесь был рояль фирмы Дидерихс, оцененный в 100 рублей. В гостиной обстановка еще скромнее: образ Божией Матери в серебряной ризе, диван, два кресла и восемь стульев «простого дерева», обитые шелком, круглый стол, два зеркала в простенках. В спальне стояли кровать и письменный стол орехового дерева, шесть стульев, обитых пеньковой материей, в простенке — зеркало.

В кабинете отмечены орехового дерева диван, два кресла и шесть стульев, обитых пенькой, и зеркало в простенке. Убранство столовой составляли два буфета, обеденный стол и два

ломберных стола орехового дерева, 36 дубовых стульев, зеркало в простенке. Помещения в квартире освещались довольно дорогими осветительными приборами — четыре бронзовых люстры (стоимостью 600 рублей), 10 бронзовых бра (100 рублей); к дорогостоящим вещам можно отнести 4 пары бронзовых часов (200 рублей), дюжину бронзовых подсвечников (100 рублей) и столовое серебро 84-й пробы.

Описана также одежда покойного, находившаяся в передней: две шубы на ильковом (мех американского виргинского хорька) и песцовом меху (стоимостью 200 рублей), два драповых пальто на вате (30 рублей), четыре сюртучные пары (80 рублей).

Г.П. Елисееву принадлежало 7 лошадей (оценены почему-то в 70 рублей!), ландо, карета, коляска, дрожки, сани и сбруя — все стоимостью в 1000 рублей. Тут надо заметить, что лошади, «выезд» — предмет особой заботы для человека того времени, поскольку они свидетельствовали о богатстве и общественном положении.

Опись имущества и сделанная по этому случаю денежная оценка — финансовый документ, используемый при исчислении размеров наследственной пошлины, естественно, наследники были заинтересованы в минимальных суммах… Однако «ассортимент» названных в описи предметов убранства квартиры говорит сам за себя — здесь и в помине нет кричащей роскоши.

Вскоре после смерти Г.П. Елисеева было вскрыто его духовное завещание, составленное им в октябре 1887 г. Все имущество покойного — движимое и недвижимое — оценивалось им более чем в 15 миллионов рублей. Дела его вел присяжный поверенный Павел Петрович Лыжин. Душеприказчиком (то есть человеком, ответственным перед Богом и людьми за точное исполнение воли завещателя) Г.П. Елисеев назначил своего старшего сына Александра Григорьевича.

Капитал Торгового дома «Братья Елисеевы» составлял на тот момент три миллиона рублей, Григорию Петровичу принадлежала треть его. Большую часть его собственного имущества составляла недвижимость. Три дома (с землей) на Биржевой линии — № 12, 14 и 16, купленные им в период между 1861 и 1868 гг., — оценивались в 190 538 рублей. Дома (с землей) по Биржевому переулку и Волховскому переулку (куплены в 1869 г.) стоили 210 085 рублей. Другой дом (с землей) по Биржевому переулку (куплен в том же году) был оценен в 257 228 рублей. 12 каменных амбаров в Новобиржевом Гостином дворе — в 110 380 рублей. Земля в Выборгской части в количестве 13 десятин, купленная еще в 1848 г., сдавалась внаем огородникам и приносила дохода около 1900 рублей в год. Ему принадлежало купленное в 1885 г. крупное имение Превалионное (1650 десятин земли) в Оршанском уезде Могилевской губернии. Дом в имении оценивался в 70 900 рублей, земля стоила 19 800 рублей. Елисееву принадлежала также деревянная дача на Каменном острове, на набережной Малой Невки. Основная часть состояния, 10 миллионов рублей, была вложена в банковские бумаги, в том числе Санкт-Петербургского учетного и ссудного банка.

Согласно завещанию, наследниками объявлялись дети, внуки и крестники. Семья Г.П. Елисеева к моменту его смерти состояла из 23 человек: сыновья Александр и Григорий, дочери Татьяна Растеряева, Александра Полежаева, Мария Жукова (во втором браке — Гроэр) и Ольга Овсянникова. Г.П. Елисеев имел 17 внуков: пятеро детей было у Татьяны, пятеро — у Александры, пятеро — у Марии, одна дочь — у сына Александра и один сын — у Григория. В число своих наследников он включил еще двоюродных внучек Елену Николаевну Тиханову (дочь своей сестры Натальи) и Александру Александровну Целибееву, внучку своей жены, — они получили по 10 тысяч рублей.

Обязательной частью духовного завещания являлось пожертвование на нужды церкви и на благотворительность. Григорий Петрович Елисеев оставил 144 тысячи рублей 27 церквам и монастырям. Суммы в завещании названы разные: от 25 до 1 тысячи рублей. «…В церковь Елисаветинской богадельни — 25 тысяч рублей; в церковь Екатерины Великомученицы на Кадетской линии — 5 тысяч и 3 тысячи причту; в церковь Андрея Первозванного — 3 тысячи; в церковь Смоленской Божией Матери — 2 тысячи; в церковь Большой Охты — 4 тысячи; в церковь Волкова кладбища — 2 тысячи; в Тарасовскую богадельню на Большой Охте — 1 тысячу; на родину мою в церковь села Яковцева — 3 тысячи; в село Ильинское на родину моей матушки, в приход деревни Горшково — 1 тысячу; в Зверин монастырь в Новгороде — 10 тысяч на улучшение трапезы, и в двенадцать монастырей второклассных — по 1 тысяче; в сердобольскую церковь Петра и Павла — 5 тысяч и 2 тысячи причту; в Староладожский женский Успенский монастырь — 5 тысяч и 2 тысячи причту; в Ораниенбаумскую богадельню на одну кровать — 3 тысячи и 1 тысячу церкви; в церковь села Большие Ижоры за Ораниенбаумом — 1 тысячу и 1 тысячу причту; в церковь села Вереище близ Старой Руссы — 1 тысячу рублей… Церкви эти обязаны поминать меня, жену мою, родителей и родственников по заупокойной записке, поданной моими душеприказчиками….»

Так закончился земной путь этого выдающегося человека, которого по праву можно назвать русским самородком. Выходец из народа, он сочетал в себе природную деловую хватку, удачливость и чувства и поступки настоящего христианина.

После смерти Г.П. Елисеева его сыновья не только сохранили отцовские капиталы и доброе имя, но и приумножили их.

Также про историю купеческого рода Елисеевых рекомендуем прочитать вам другие материалы:

Зарождение династии купцов Елисеевых

Купцы братья Елисеевы

Купец Сергей Петрович Елисеев

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.