wpthemepostegraund

Русско-индейская война в Русской Америке

19 век  
война  

Заселение Аляски русскими началось в конце 18 века. Несмотря на то, что с местным населением старались жить мирно, были и конфликты. Так,в начале 19 века случилась война между русскими поселенцами и индейцами из племени колоши. Об этом эпизоде из истории Русской Америки и пойдёт речь в этой заметке. Материал взят из статьи «Связь времен через океан печали…» (газета «Северянка», 25.02.06), написанной Ириной Афросиной — пра-пра-правнучкой Александра Баранова — первого управляющего делами «Российско-Американская компания», фактически главного правителя русских поселений в Русской Америке.

Обитатели острова Ситка, принадлежащие к индейскому племени колошей (тлинкитов), отличались крайней дикостью и свирепостью, имели воинственный нрав. Пребывали в первобытном состоянии, находились под большим влиянием шаманов и старух.

В своих «Записках о колошах» отец Иоанн характеризует их так:

Под именем колошей известны народы, населяющие северо-западный берег Америки от реки Колумбии до горы св. Илии и живущие по островам архипелага принца Валлийского и короля Георга III. Колоши иного происхождения, чем алеуты и другие народы Русской Америки, даже их внешний вид говорит об этом: большие черные открытые глаза, лицо правильное, не скуластое, рост средний, осанка важная и походка грудью вперед. Все это показывает, что они не монгольского происхождения, а особого — американского. По их преданиям, они пришли не с запада, как алеуты, а с востока — с берегов Америки. Себя называют тлинкитами. Англичане их зовут просто «индейцы», а русские — «колоши» или «калюжи». Откуда это имя? Может быть, от калужек — женских колошенских украшений на нижней губе? Точная этимология слова не выяснена. Число колошей в Российской Америке от Кайгана до Якутата — не более 6000.

До прихода русских, даже до того, как они узнали об огнестрельном оружии, у колошей был жестокий обычай бичевания. Так они демонстрировали храбрость и укрепляли свое тело и дух. Бичевание происходило обычно зимою, при сильных морозах, во время купания в море. Голыми прутьями колоши истязали себя, пока хватало сил, потом наносили себе по избитому телу ранения острыми предметами и ножами, после чего сидели в море до окоченения, пока их не выносили и клали у огня. Еще страшнее было вечернее бичевание, происходившее в бараборе (хижине). Оно почти исчезло.

Колоши не чужды гостеприимства, судя по тому, как они принимают и угощают.

Наказаний за преступления у них нет. За убийство платят убийством. Воровство не считается большим пороком — только отнимается краденое. Если кто-нибудь соблазнит чужую жену и ускользнет от ножа обиженного мужа, то платит ему чем-нибудь за оскорбление. Калги (рабы) бесправны. Но убивают их обычно лишь в трех случаях: 1) на поминках; 2) на больших праздниках; 3) на новоселье. Если калга успеет скрыться вовремя, то может после праздника спокойно вернуться домой, и ему ничего не будет. Иногда господа нарочно дают возможность заранее убежать рабам.

Колоши довольно способны, превосходят алеутов сметливостью и ловкостью в торговле. Среди них немало искусных ремесленников: стоит посмотреть на их изделия — баты (небольшие судна), одеяла, плащи, копья, изваяния фигур из аспида и дерева. Могут с успехом плотничать, заниматься огородничеством и др. Способны к наукам,( хотя массового обучения их до отца Иоанна не было).

Если сравнить способности алеутов и колошей, то можно заметить, что смышленность колошей выше, но так называемый природный ум — выше у алеутов. И это, возможно, оттого, что последние раньше познакомились с русскими и приняли христианство.

Алеуты почти все «бессребренники», а колоши умеют запасти продукты в достатке, быть бережливыми и расчетливыми, склонны к накопительству.

Колоши терпеливы, даже до бесчувствия (физически), но им трудно снести обиду и оскорбление, даже неласковый взгляд. Мстительны, но скорее от честолюбия, а не от раздражительности.

Они храбры, когда нападают врасплох или имеют дело не с храбрыми. А от смелых бегут. Имеют стремление к независимости и свободе. Перед алеутами превозносятся своим достоинством, считая их калгами (рабами) русских.

Значком «А» помечен остров Ситка, он же остров Баранова.

Русские в 1795 году появляются на острове Ситка, которым владел клан тлинкитов киксади. Более тесные контакты начались с 1798 года. После нескольких мелких стычек с небольшими отрядами киксади, которые возглавлял молодой военный вождь Катлеан, Александр Андреевич Баранов заключает договор с вождем племени киксади, Скаутлельтом о приобретении земли для строительства фактории. Скаутлельт крестился, и его имя стало Михаил. Баранов был его кресным отцом. Скаутлельт и Баранов договорились об уступке киксади русским части земель на берегу и строительстве небольшой фактории в устье речушки Старригавань.. В 1799 году было начато строительство форта Архистратига Михаила, теперь это место называется Старая Ситка. Три года существовало поселение на берегах Тихого океана. В общем, ничто не предвещало трагедии, которая произошла неожиданно для Александра Андреевича Баранова и всей Русской Америки. До сих пор никто не может выяснить, что же произошло на самом деле в 1802 году, чем же были недовольны индейцы и почему они решили нарушить договор. Вполне возможно, что русские и алеуты нарушили какие-то ограничения или табу местных жителей, а может быть, не все кланы поддерживали Скаутлельта и только ждали возможности показать свою силу. Индейский вождь Ситки Скаутлельт сам продал Баранову землю под постройку города, мореходы Ост-Индской компании забили тревогу. Неукротимая энергия Баранова вызывала у них зависть и озлобление.

Баранов укрепил Кадьяк и поставил на нем пушки. И вот теперь строит укрепление на острове Ситка. Ост-индский капитан Барбер, известный пиратскими выходками, высадил в 1802 году на острове Ситка шесть матросов якобы за бунт на корабле. Их взяли на работу в русский город.

Есть и такая версия – индейцев, что они не предполагали строительства крепости, и ее строительство восприняли как захват земли, а может быть, все было гораздо проще. Русские не продавали индейцам огнестрельное оружие и водку, в отличие от американцев. И, они, недовольные этим и поддержанные американцами, которые мечтали о том, чтобы Россия убралась с этих территорий, в своем недовольстве, в 1802 году разрушили крепость Архистратига Михаила и убили всех ее жителей. Этот поход возглавлял военный вождь киксади, племянник Скаутлельта, молодой вождь – Катлиан. И если о Скаутлельте устное предание киксади умалчивает, то о Катлиане, как «борце» с русскими захватчиками они помнят хорошо. Подкупив индейских вождей оружием, ромом и безделушками, за время долгой зимней стоянки в деревни тлинкитов, посулив им дары, если они прогонять русских со своего острова и пригрозив не продавать ружья и виски, Барбер сыграл на честолюбии молодого военного вождя Катлеана. Ворота форта открыли изнутри американские матросы. Итак, естественно, без предупреждений и объяснений индейцы напали на крепость. Вероятно, крепость бы устояла, но в ней находились предатели. Это были шесть американских матросов, которые якобы бежали с корабля и напросились на работу. Они открыли ворота крепости изнутри. Все защитники, включая женщин и детей, были убиты. Шлем Катлиана, в котором он был во время атаки на крепость, и кузнечный молот, выхваченный им у убитого в кузнице на берегу, которым убивал всех безоружных, считаются реликвиями – регалиями киксади тлинкитов.

Крепость была полностью разрушена, и там до сих пор ничего не строят. Потери для Русской Америки были значительны, два года Баранов собирал силы для того, чтобы прийти на Ситку.

Весть о разгроме крепости Баранову привез сам Барбер. У острова Кадьяк он выставил 20 пушек с борта своего корабля — «Юникорн». Но, побоявшись связываться с Барановым, ушел на Сандвичевы острова — торговать с гавайцами добром, награбленным в Ситке. А на пожарище в Ситке в то время валялись тела русских переселенцев.

Затем наступил год возвращения русских на Ситку. Баранов узнал, что из Кронштадта вышла в море первая русская кругосветная экспедиция, и с нетерпением ожидал прихода «Невы» в Русскую Америку, занимаясь в то же время строительством целой флотилии кораблей.

Летом 1804 г. правитель русских владений в Америке А.А. Баранов отправился к острову со 150 промышленниками и 500 алеутами на своих байдарках и с кораблями «Ермак», «Александр», «Екатерина» и «Ростислав». Когда они достигли Ситки, то нашли здесь капитана Лисянского, совершавшего на корабле «Нева» кругосветное плавание.

А.А. Баранов приказал русским кораблям расположиться напротив селения. Целый месяц он вел переговоры с вождями о выдаче нескольких пленных и возобновлении договора, но все было безуспешно. Индейцы перешли из своей старой деревни в новое поселение в устье Индейской Реки.

Ее устье было мелководным, поэтому байдарки не могли подплыть близко к берегу, и Катлеан чувствовал себя хозяином положения. К этому времени все остальные кланы тлинкитов и американские матросы, уже покинули киксади, и они были один на один с русскими и эскимосами. Начались военные действия. Первая атака Русских на киксади была ими успешно отбита. Во время нее Баранов был серьезно ранен в руку. Однако осада продолжалась. В начале октября к флотилии Баранова присоединился бриг «Нева», которым командовал Лисянский. Это был один из кораблей первой русской кругосветной экспедиции, которую снарядила Российско-Американская компания, для связи со своими территориями на Аляске. Поддержанный пушками «Невы», Баранов предложил Катлеану сдаться, обещая сохранить всем жизнь.

По совещании, Баранов и Лисянский условились о мерах действия и 17 июля всеми судами и с отрядом алеутов вышли из Крестовской гавани, а к вечеру были на якоре у ситхинского селения, против кекура; где, однако же, нашли пустые хижины.

Жители все удалились в крепость, построенную ими на мысе при речке, далее в бухте. 18 (30 сентября по н. стилю) числа тоён Котлеян с некоторым числом человек приходил к крепости для переговоров, и когда предложили ему, чтоб он дал аманатов1, тогда и он требовал к себе такое же число русских и алеутов. Не видя склонности к миру, приказано ему удалиться.

Для очищения окрестного берега с судов сделали несколько пушечных выстрелов с ядрами, чтоб узнать, не скрывается ли кто в засаде для воспрепятствования высадки с судов. После чего Баранов, съехав на берег, занял высокий, утесистый, довольно обширный камень (кекур) и поднял на оном флаг в знак овладения сим местом под Российскую Державу, наименовав оное по-прежнему Ново-Архангельской крепостью.

На кекуре поставили пушки и определили стражу; а партия алеутов заняла все окрестности оного. В то время усмотрена байдара колош, следовавшая с моря в крепость, которую преследовать послан от капитана Лисянского лейтенант Арбузов.

При нападении на оную колоши защищались отчаянно, стреляя из ружей; но байдару вскоре подорвало от бывшего на ней пороха, и большая часть колош утонула; спасено только шестеро: из них два сильно раненных скоро померли, а другие взяты и отвезены на «Неву». Вскоре показались на берегу около 60 человек колош; половина из них осталась на пути, а другие в воинских доспехах, вооруженные ружьями и копьями, пришли под крепость на кекуре, в числе их были и тоёны.

Баранов предложил им, что, забывая все прошедшее, он требует ныне возвращения всех оставшихся у них пленных алеутов; и чтоб в обеспечение пребывания здесь русских, дали аманатов, сами же, оставя свою крепость, отошли бы подалее от занятого нами места. Около двух часов продолжались переговоры, но колоши не приняли сих умеренных предложений и, прокричав громко три раза у! у! у!, удалились.

20 (2 октября по н.ст.) числа все суда подошли к неприятельской крепости, сколько позволяла глубина, и, остановясь на якорях, открыли по оной огонь. Колоши со своей стороны отвечали несколькими пушечными выстрелами. Крепость колошинская состояла, по выражению Баранова, из претолстого, в два и более обхвата, суковатого леса; а шалаши их были в некоторой углубленной лощине; почему, и по отдаленному расстоянию, ядра и картечи наши не причиняли никакого вреда неприятелю.

Это заставило наших решиться взять укрепления приступом. Колоши, собрав все свои силы, открыли из крепости сильный огонь. В то самое время, когда располагались уже ломать и зажигать крепость, Баранов был ранен в правую руку пулей навылет.

Новые в деле военном некоторые промышленные и алеуты показали тыл; тогда было решено: отступя в порядке, возвратиться на судно. 21 числа (3 октября по новому стилю) Баранов, чувствуя боль от раны, не в состоянии был заниматься военными действиями и потому просил капитана Лисянского принять всех людей в свое распоряжение и содействовать по благоусмотрению. Лисянский приказал производить с судов сильную пушечную пальбу по крепости.

Памятник Александру Андреевичу Баранову — Ситка, Аляска

Это наконец произвело желаемое: от колош явились парламентеры, с коими имели переговоры о присылке аманатов и о возвращении прежних пленных. На занятом под крепость месте на кекуре, вблизи, построили на первый случай здания, нужные для складки груза; для казармы вырубили до 1000 бревен, а для Правителя выстроили небольшой домик из досок и заложили из стоячих заостренных бревен частокол с будками по углам. Это составляло крепость, безопасную от неприятельского нападения колош.

На рассвете 4 октября 1804 года крепость в устье Индейской реки оказалась покинутой… Все племя ушло. Они не поверили заверениям Баранова, просто потому, что сами никогда бы не отпустили никого живым в подобной ситуации. После предательского нарушения договора и нападения на доверявших им людей. После некоторого сопротивления туземцы предложили переговоры, и 8 октября 1804 г. над туземным поселением был поднят русский флаг. Началось строительство форта и нового поселения. Вскоре здесь вырос город Новоархангельск.

Новоархангельск с августа 1808 г. стал главным городом Русско-Американской компании и административным центром русских владений на Аляске и оставался им до 1867 г., когда Аляска была продана Америке. Баранов занял опустевшее селение и разрушил его. Новую крепость – будущую столицу Русской Америки – Ново-Архангельск он основал совсем в другом месте. На берегу залива, там, где стояла старая индейская деревня, на возвышении, было построено укрепление, а потом и дом Правителя, который так и называли индейцы – Замок Баранова.

Тот злосчастный ночной побег из крепости унес жизни многих слабых детей, стариков и женщин. Индейцы этого не забыли. До сих пор это сражение и картины бегства хранятся в их памяти. Баранов не раз отправлял послов к Катлеану, но шаманы были против заключения мира с русскими. Только осенью 1805 года, было вновь заключено соглашение между Барановым и Скаутлельтом. В качестве даров были преподнесены бронзовый двуглавый орел, Шапка мира, сделанная русскими по образцу тлинкитских церемониальных шляп, и синий халат с грностаями. Но еще долго русские и алеуты опасались углубляться в непроходимые дождевые леса Ситки, это могло стоить им жизни.

Постепенно был выстроен город – Новоархангельск. В Новоархангельском порту стояли деревянная крепость, судостроительная верфь, склады, казармы, жилые дома. Здесь проживало 222 русских и свыше 1 тыс. туземцев. Казалось, что конфликт остался в прошлом, противостояние закончилось мирной жизнью.

Однако шаманы и вожди не провели необходимых церемоний в племени, и для индейцев война все еще продолжалась… Проклятия шаманов все еще неслись из глубины времен, и звучали в умах и сердцах индейцев, как живые.

Но на этом эта история не закончилась. Вот что пишет cайт alaska-heritage.clan.su:

После продажи, Аляска сначала считалась территорией, а потом уже и штатом США, но для тлинкитов это были внешние события. Они не затрагивали их основной проблемы – их единственного поражения в военных действиях за всю их историю, гибели людей и огромного чувства вины и потери, которые сохранялись ими и сберегались. Но в умах и сердцах тлинкитов война с русскими еще продолжалась.

Прошло много лет. Аляска сейчас принадлежит США. Обстоятельства и мир изменились настолько, что не существует вероятности разрешения этого внутреннего конфликта, в привычной для индейцев форме. Внешнее давление на членов племени и молодых индейцев все увеличивается, контакты между белыми американцами и индейцами становятся все теснее. Да и русская диаспора на Ситке постепенно увеличивает свою численность.

Вожди киксади — Рей Уилсон, Марк Джейкобс, Эллен Хоуп-Хейз, Харальд Джейкобс, Том Гембл, Джордж Беннет и другие, приняли беспрецедентное в своей истории решение. Они предприняли шаги к разрешению этого конфликта, который просуществовал более 200 лет, чтобы разрешить сложные отношения, полные горя, вины и враждебности, между русскими и тлинкитами, затронувшие несколько поколений людей. Для этой церемонии особенно важным было участие потомков непосредственных действующих лиц той давней истории. В октябре 2004 года, была проведена церемония поминования и примирения. В ней приняли участие потомки алеутов и индейцев, сражавшиеся с обеих сторон.

По требованию клана Киксади, и благодаря сотрудничеству Службы Национальных Парков, Библиотеки Конгресса, российских историков, и Культурного Центра Индейцев Юго-востока Аляски, для обязательного участия в церемонии, в Москве была найдена и приглашена Ирина Афросина, прямой потомок Александра Баранова, первого губернатора Русской Америки, руководившего объединенными силами русских и алеутов в Сражении 1804.

Киксади готовились к этому событию в течение года. Не все старейшины и члены племени поддержали эту идею. Первая памятная церемония – потлач — была уже проведена сто лет назад в 1904 году. Однако тогда она была направлена именно на поддержание памяти о трагедии в умах и сердцах людей племени. Главной идеей, которая появилась в церемонии 2004 года было то, что она не должна быть сосредоточена только на прошлом и фактах конфликта. Для этого были запланированы две отдельных части в форме традиционных церемоний. Первая церемония — оплакивание и прощение — освободила все негативные эмоции людей, чьи предки участвовали в сражениях и кто перенес потерю в результате сражения и дала возможность людям освободиться от горя. Следующая церемония koo.ex или потлач была бы посвящено духу мира и сотрудничества. Очень важно было, чтобы российскую сторону конфликта представляли также непосредственные потомки участников сражения.

Потлач примирения на о-ве Ситка

Первая встреча между русскими представителями РАК и вождями племени происходила в Центре посетителей парка 1-ого октября, накануне церемонии поминовения павших. Вожди приветствовали гостей, и каждый из них говорил об истории своего клана. В этот же день было установлено и принято третье соглашение о мире, и теперь оно будет означать для наших народов: русских и всех коренных племен Аляски – вечный мир. Вопреки обыкновенной ситхинской погоде, в момент заключения этой встречи светило солнце, и это также было отмечено вождями, как благоприятный знак.

Общественные памятные мероприятия были начаты на территории сражения в субботу, 2 октября, с траурной церемонией оплакивания павших в конфликте предков. Официальная церемония проводилась на поляне, рядом с тотемом военного вождя Киксади — Катлиана, вырезанного тлинкитом-резчиком Томми Джозефом, и установленного в 1999 году на поляне непосредственно в зоне сражения. Во время церемонии к киксади присоединялись и поддерживали их в их горе члены других кланов тлинкитов, предки которых участвовали в сражении.

Наконец 3 октября 2004 года закончились эти 200 лет войны.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.