wpthemepostegraund

Ревень — российский стратегический экспортный продукт

18 век  
сельское хозяйство  

Долгое время ревень на Руси считался ценным экспортным товаром, не хуже пушнины, и существовала государственная монополия на торговлю им. В чём же было дело? Читайте об этом в нашей статье.

Уже около 114 года до нашей эры караваны с ревенем прибывали из Северного Китая в Самарканд и Бухару, дальше — к Волге, а оттуда его доставляли в Европу. Часть караванов направлялась в Индию, в древний порт Барбарику.

Энтони Дженкинсон, английский дипломат и путешественник, первый полномочный посол Англии в Московии (четырежды бывал в Московском царстве с 1557 по 1571 г.) в своём сочинении «Путешествие в Среднюю Азию» (которое было осуществлено в 1558—1560 гг.) писал: «Русские привозят в Бухару сырые кожи, овчины, шерстяные материи, деревянную посуду, уздечки, седла и т. п., а увозят отсюда разные изделия из хлопка, различные сорта шелка, материи и другие вещи, но размеры торговли очень малы. Из китайских стран (Cathay) в мирное время и когда проезд свободен сюда привозят мускус, ревень, атлас, камку и т. п. вещи.»

Новые изменения в поставках ревеня в Европу произошли в XVII веке, когда русские поселения появились у границ Китая. С 1653 года китайское правительство разрешило продавать ревень России в пограничных зонах.

Из таможенной книги города Томска нам становится известно, что «томский уроженец бухаретин Шарип Яриов» в том же 1653 году привёз в Томск «от Ямышевского озера» (южнее современного Павлодара в Казахстане), помимо других товаров, ревеню копытчатого – 9 пудов, ревеню черенкового – 32 пуда.

В 1656 царь Алексей Михайлович отправил дипломата Ивана Чемоданова в Венецию занять у республики денег для войны с Польшей и Швецией. С посольством были также посланы на продажу товары, в том числе 100 пудов ревеня, который перевозили в бочках. Тогда, однако, продать ревень не удалось – местные купцы говорили, что у них и своего ревеня, привезённого из Турции, много.

Вероятно, эта неудача вызвала к жизни указ 1657 года, в котором ввоз ревеня в Россию и торговля им запрещался под страхом смертной казни. Единственным местом торговли ревенём в России объявлялась Астрахань, причём покупателями ревеня могли быть только иностранцы, причём «а иноземцы б, тот ревень купя, посылали к себе за море, а в Астрахани ревеню отнюдь не держали».

Вот что писал о истинных мотивах этого указа советский фольклорист Павел Бажов:

«Московские государи всегда внимательно следили за рынками сбыта и обмена и вот заметили утечку ценных товаров в обмен на корешки, степень надобности которых для народного хозяйства сомнительна. Сбыт корешков не мог производиться без деятельного участия русских пособников, которые расхваливали ценные качества этого товара и, конечно, сами были в деле. Этим пособникам жульнической операции по выманиванию пушнины, меда, воска и других действительных ценностей и была обещана смертная казнь».

Итак, если трактовка Бажовым этого указа верна, то следует, что в 1657 году царское правительство решило, что ревень не представляет ценности для народного хозяйства, а потому продавать его можно только заграницу, получая взамен этого «бесполезного» товара что-то более ценное.

К концу 17 века политика в отношении ревеня изменилась. В сентябре 1697 г. (ПСЗ. № 1594) Петр I приказал князю Черкасскому, назначенному в Тобольск воеводой, чтобы он собирал у населения корни ревеня, отсортировывал их и тщательно хранил. В 1698 г. (ПСЗ. 12 ноября. № 1654) царь уточнил свои намерения: приготовленный для продажи ревень теперь обкладывали таможенными пошлинами наряду с соболями и черными лисицами. В этом указе также повелевалось закупать у бухарцев ревень для казны по 4 – 6 рублей за пуд, «но не дороже».

Стоит пояснить, что есть ревень дикорастущий, давно известный на Руси и в Европе, а есть лекарственный — Rheum palmatum (Ревень копытчатый), который поступал в Россию из Китая и Бухары. В 1837 году London medical gazette перечисляла следующие лекарственные свойства ревеня: слабительное, средство при расстройстве желудка, средство для вывода глистов, средство для лечения язв.

Копытчатый ревень становится предметом экспорта. При этом делались попытки не только импортировать его из Китая, но и найти места его произрастания в России. Так, 1 февраля 1701 года Пётр I в «Особенном наказе отправленному в Нерчинск Воеводою Стольнику Бибикову» писал:

4. Да ему ж Стольнику и Воеводе иметь тщание со усердием, и велеть по сметным местам осматривать либо где сыщется корень ревень копытчатой, и буде где сыщется прямой а не черенковой, и его велеть накопать, и на солнце высушить кусками, как водится, и покласть в мешки и в сундуки, чтоб не погнил и сила б из него не вышла, и для опыту прислать к Москве в Сибирской приказ, два или три пуда; а буде сыщется совершенной ревень копытчатой доброй, и того ревеню велеть накопать двадцать или тридцать пуд, и устроя потому ж, прислать к Москве, и велеть дорогою беречь, чтоб везучи его не подмочить и порухи никакой над ним не учинить. А буде корень ревень копытчатой доброй мочно у Бухарцов купить по 2 или по 3 рубли или меньше пуд: и ему Стольнику и Воеводе велеть такого копытчатаго добраго ревеню купить у них Бухарцов пудов пятьдесят или больше, а деньги на тое покупку давать из тамошних Нерчинских доходов, и у покупки того ж ревеню, смотреть ему Воеводе накрепко, чтоб он был доброй и к отдаче иноземцам годной.

Очевидно, что торговля ревенём пошла хорошо, т.к. всего через три года, в 1704 г. Пётр I издал указ (ПС3, 1957), согласно которому частная торговля ревенём запрещалась под страхом смертной казни, а стольник Ларион Акимов должен был покупать в сибирских городах 300 пудов ревеня в год и присылать его в казну. В перечне товаров, принадлежащих казне, опубликованном 3 июля 1711 г. (ПСЗ. № 2392), на седьмом месте значилась икра, на десятом ревень и только на одиннадцатом хлеб.

В 1719 году царским указом (ПСЗ. № 3428) перечень товаров, на который распространялась государственная монополия, сократился всего до двух – поташа и смольчуга (дёготь). При экспорте ревеня с пуда надо было платить пошлину в 5 ефимков (западноевропейский серебряный талер).

Однако, через 11 лет на торговлю ревенём снова была введена государственная монополия. Вероятно, этому способствовала внешнеэкономическая ситуация.

Правительство Анны Иоанновны за десять лет правления посвятило ревеню тринадцать своих указов. Тогда же были налажены поставки этого сырья в Англию по цене не ниже ста рублей за пуд (ПСЗ. 1735. 11 янв. № 6665). В 1735 году вышел указ (ПСЗ 6714) о содержании в секрете объёма привезённого в Москву ревеня, и о том, что в Петербург нельзя пропускать ревень из Тобольска до тех пор, пока имеющиеся запасы не будут распроданы – чтобы не было падения цен. В 1736 г. в Иркутск был послан знаток ревеня для заготовки оного для петербургских аптек (ПСЗ. 11 ноября. № 7058). А 19 февраля 1737 г. (ПСЗ. № 7181) в Кяхту снарядили купца Семена Свиньина для налаживания покупки ценного продукта у китайцев. И в богом забытом местечке сам собой образовался стратегический центр.

В 1736 году было велено поставлять в Петербург ежегодно до 800 пудов ревеня, затем это число было увеличено до 1000, а в 1742 году было привезено 5000 пудов. Цена ревеня в столице была в 5-6 раз выше, чем на месте покупки.

В 1738 году (ПСЗ № 7555) отпуск ревеня из государственной казны в частные аптеки был ограничен 10 фунтами в год, т.е. всего около 4.5 кг по цене не менее 6 руб. за фунт. При этом выезжавшим заграницу ревень продавать не полагалось, т.к. они могут купить его в аптеках на месте пребывания. И только если человек ехал в такие края, где аптек вовсе нет, ему разрешалось продать до фунта ревеня по цене не ниже тех же 6 руб. Из этого же указа мы узнаём, что заграницей ревень стоит до 10 руб. за фунт, т.е. килограмм стоит до 22 руб., а пуд, соответственно, до 352 кг.

Из указа Елизаветы Петровны 1742 г. (ПСЗ 8633), касавшегося всё того же ревеня, мы узнаём, что себестоимость пуда заветных корешков с доставкой до Москвы определялась в 37 рублей 7 копеек, а продавать его в Европу императрица намеревались по цене от 169 до 289 рублей за пуд. Как видите, очень выгодный бизнес. Столь высокая цена китайского ревеня обуславливалась тем, что в то время китайские порты были закрыты для иностранных торговых судов, поэтому Россия имела монополию на торговлю китайским ревенём.

31 марта 1748 года вышел указ Елизаветы Петровны, который под страхом суровых наказаний запрещал частным лицам привозить ревень из Сибири в столицу и тем более продавать его за границу.

Насколько распространен был ревень в царствование Елизаветы Петровны, можно судить по мемуарам Екатерины II, которая во всю жизнь не могла забыть, как ее потчевали ревенем, когда она объелась устрицами (Записки императрицы Екатерины II, М., 1989. С. 187). Курьезность ситуации заключалась в том, что Екатерина Алексеевна обычно страдала слабостью стула, а ревень как раз слабительное. Эффект таким образом получился, по-видимому, в буквальном смысле сногсшибательный.

Вступив на престол, Екатерина II сразу позаботилась о том, чтобы отделаться от ненужной, по ее мнению, мороки. Она повелела тотчас же через московский магистрат распродать всю ревеневую наличность, а что не выпили дома – отправить за границу и можно по дешевке (ПСЗ. 1764. 28 апр. № 12144).

В 1764 году сам Сенат старался продать казенный ревень. Этот товар требовался нескольким английским, берлинским и голландским купцам. В результате торгов максимальная цена за пуд достигла всего лишь 54 руб. Вспомним, что 22 года назад, в 1742 году, Елизавета Петровна продавала ревень в Европу по цене от 169 до 289 рублей за пуд.

С 1782 года, когда истёк контракт на провоз через Кяхту ревеня, была разрешена свободная торговля ревенём и семенами ревеня. А 2 октября 1789 г. (ПСЗ. № 16808) Екатерина Великая наконец приняла мудрое решение об искусственном разведении ревеня и о награде тем, кто займется этим благодарным делом – ведь ревень очень прост в агротехнике.

Из указа Николая I 1826 г. (ПСЗ, 779) мы узнаём, что ревеня в стране скопилось аж на 48 лет, и потому был разрешён отпуск ревеня из государственных запасов «ящиками, пудами и фунтами» по цене 400 руб. пуд в первом случае, 430 р. за пуд во втором и 11 руб. 25 коп за фунт в третьем. Сравните это с нормой отпуска по 10 фунтов в год в частные аптеки в 1738 году. При этом себестоимость доставки пуда ревеня из Кяхты, как следует из этого же указа – 300 руб. за пуд (вспомним, что в 1742 г. эта себестоимость была 37 руб. 7 коп.)

В этом же указе говорится, что если ранее в Лондон ежегодно привозилось из России от 50 до 60 ящиков ревеня, то сейчас значительно меньше, так как ему конкуренцию составляет ревень, поставляемый Ост-Индской компанией, который значительно дешевле импортируемого из России. В этом же указе управляющему Министерством внутренних дел поручается на пробу приобрести некоторое количество ревеня, поставляемого Ост-Индской компанией, узнать цену, которую Англия за него платит, сравнить его качество с российским, и посмотреть «не представляется ли возможность войти в соревнование с Ост-Индскою компанией».

Однако только Александр II приказал закрыть Кяхтинское учреждение по отбраковке ревеня (ПСЗ. 1863. 16 апр. № 39494). В условиях, когда китайские порты стали открыты, а местные запасы были достаточны, в импорте ревеня с целью перепродажи не было уже никакого смысла.

Источники

1. Павел и Ольга Сюткины. Откуда пошёл ревень на Руси

2. Татьяна Забозлаева. За контрабанду ревеня – на каторгу!

3. Наталья Петрова. Ранний да малый

4. Чтения в Императорском обществѣ исторіи и древностей россійских при Московском университетѣ, 1868 г.

5. Чтения в Императорском обществѣ исторіи и древностей россійских при Московском университетѣ, Выпуск 2, 1868 г.

6. Маяк современнаго просвѣщеніа и образованности: труды ученых и литераторов русских и иностранных, Том 10, 1840 г.

7. Энтони Дженкинсон. Путешествие в Среднюю Азию

8. Александр Етоев. До чего дошла наука! Обзор новинок антикварной литературы

9. London medical gazette, vol. 19, 1837

10. Особенной наказ отправленному в Нерчинск Воеводою Стольнику Бибикову. — Об управлении казенными и земскими делами.

11. Исторія финансовых учрежденій Россіи со времени основанія государства до кончины императрицы Екатерины II. 1848

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.