wpthemepostegraund

Протекционистские действия царского правительства по отношению к русским купцам при торговле со Средней Азией

19 вeк  
тoргoвля  

Рoссийскaя импeрия вeлa oбширную тoргoвлю, в тoм числe и сo стрaнaми Срeднeй Aзии. Нe зaбывaли при этoм и интeрeсы русскиx купцoв. O тoм, кaк имeннo цaрскoe прaвитeльствo прoвoдилo прoтeкциoнистскую пoлитику — oтрывoк из книги Xaмидa Зияeвa Экoнoмичeскиe связи Срeднeй Aзии с Сибирью в XVI — XIX вв.

Для тoгo, чтoбы былa пoнятнee гeoгрaфия тoргoвли, прилaгaeм кaрту СССР, гдe жёлтoй линиeй прoвeдeнa прямaя oт Буxaры дo Сeмипaлaтинскa — oднoгo из пунктoв, кудa бухарские купцы привозили свой товар.


В 1812 г. в Семипалатинске приезжие бухарцы Карабай Масум, Рафик, ташкентец Садик Беделев с двумя работниками, а также тарский бухарец Раджаббоки Авазов обратились к властям с просьбой отпустить их в Санкт-Петербург для продажи кашмирских шалей. В связи с этим завязалась переписка между представителями местных и верховных властей. Следует отметить, что еще в 1763 г. среднеазиатским купцам запрещалось торговать во внутренних городах России, за исключением Нижегородской и Ирбитской ярмарок. Они должны были вести меновую торговлю в пограничных местностях. Это положение было вновь подтверждено манифестом о купечестве от 1 января 1807 г. Оно мотивировалось тем, чтобы бухарцы и ташкентцы не имели представления о настоящих ценах на свои товары во внутренних районах России. До того времени бухарские купцы, бывая в России, «поставили весь перевес торговли на свою сторону, не доставляя при этом казне никакой пользы, а делали совершенный подрыв торгу тамошнего края…» Запрещение бухарцам торговать во внутренних городах России дало возможность пресечь вывоз заповедных товаров и положить конец беспошлинной торговле. Кроме того, засекречивание истинных цен на среднеазиатские товары имело важное значение для интересов русского купечества.
Бухарское купечество всячески старалось добиться отмены упомянутого указа и неоднократно обращалось к властям с просьбами разрешить въезд во внутренние районы страны и торговлю на деньги, а не в обмен. Однако Коммерц-коллегия постоянно отклоняла подобные просьбы. Бухарцам разрешалось ездить во внутренние города только без товаров для взыскания долгов или произведения расчетов с российскими купцами.
Видя бесполезность своих действий, бухарское купечество обратилось за содействием к бухарскому хану Мир Масумхану, который в 1799 г. направил своего посла в Россию с грамотой о позволении «подданным его бухарским купцам ездить свободно по всем городам России для торга с товарами». Однако просьба хана также не была удовлетворена. В 1800 г. хану было сообщено, что бухарцы должны вести меновую торговлю в пограничных районах страны, где имеются таможни. Лишь в отдельных случаях, когда приезжие бухарцы и ташкентцы привозили драгоценные камни и изделия из них, представители высшей государственной власти разрешали им въезд во внутренние районы России, в частности в Петербург. В виде исключения в Петербург допускались бухарские и ташкентские купцы с кашмирскими шаляіми, но с условием, чтобы они не вывозили никаких монет, а на вырученные от продажи своих товаров деньги приобретали бы русские товары.

В 1817 г. кокандец Садык Едигаров обратился к властям с просьбой о разрешении ему ввозить свои товары во внутренние города России и продавать их там в розницу. «Будучи я, — писал он, — природный подданный Кукондского владения имел напред сего жительство в городе Куканде, где наслышавшись довольно о странолюбивых и милосердных законах России, принял намерение производить в оной торговлю; в рассуждении чего назад тому лет двадцать, оставя отчизну свою, переехал на Сибирскую линию в крепость Семипалатную, где с семейством моим и поселился…». Он подчеркивал также, что в течение длительного времени занимался вывозом русских товаров в, Коканд, Бухару, Восточный Туркестан, в Индию, в частности, в Кашмир. Оттуда же на Сибирскую линию он доставлял различные сорта тканей. Однако просьба Садыка Едигарова была отклонена правительством, со ссылкой на то, что хотя он и живет в Семипалатинске, однако подданства России не принял и считается иностранным купцом. Право же торговли во внутренних городах страны предоставлялось только купцам, принявшим подданство России и числившихся в гильдии.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.