wpthemepostegraund

Политика России и европейских стран в Китае во второй половине 19-го — начале 20 вв.

19 век  
20 век  
политика  

Предлагаем вашему вниманию статью Владислава Гончарова
«Большая игра»: Россия и иностранные державы в Китае во второй половине 19 века», первоначально опубликованной в современном издании книги русского военного журналиста Дмитрия Янчевецкого «1900. Русские штурмуют Пекин», посвящённой участию русских войск в подавлении боксёрского восстания в Китае.

Штурм Пекина в ночь на 1(по ст. ст.) августа 1900 года. Генерал Василевский, полковник Модль, капитан Горский, штабс-капитан Петров и подпоручик Иванов.

Подобно тому, как в XIX веке Турция оказалась «больным человеком Европы», Китай этого времени можно было назвать «больным человеком Азии». Огромное, многолюдное и богатое государство с тысячелетней историей не без помощи европейских держав оказалось в глубоком упадке. Поражение в трех «опиумных войнах» открыло европейцам пути для экономического проникновения в Поднебесную и обеспечило удобные базы для этого. По Нанкинскому трактату 1842 года Британия получала остров Гонконг, а по Пекинской конвенции 1860 года (завершившей третью опиумную войну) — расположенный рядом полуостров Цзюлун.

Тяньцзиньская конвенция 1858 года разрешала иностранцам свободно ввозить в страну опиум, лишала Китай права самому устанавливать пошлины на ввозимые и вывозимые товары и освобождало иностранных купцов от уплаты внутренних пошлин (при условиях уплаты добавочного 2,5%-ного тарифа). В результате к 1864 году англичане контролировали 74% всего китайского экспорта и 85% китайского импорта (около 16,6 млн. фунтов стерлингов) — причем основную массу импорта в Китай составлял опиум [Здесь следует заметить, что еще в мае 1841 года, то есть во время первой опиумной войны, Россия заявила Китаю о решении «строго запретить всем российским подданным производить явно или тайно торг опиумом в китайские владения» (цит. по: Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. 1. С конца XVI в. по 1917 г. — М.: Мысль, 1973. С. 90).] . Правительство династии Цин несколько раз вынуждено было выплачивать европейцам огромные контрибуции — 21 млн. долларов англичанам в 1842 году, по 8 млн. лян англичанам и французам в 1860 году.

В опиумных войнах Китай понес огромные убытки, а невозможность установления протекционистских тарифов на ввоз приводила к тому, что китайские товары не могли конкурировать с продукцией европейских мануфактур. В результате огромная страна (по оценке современных исследователей, еще в начале XIX века превосходившая Европу по уровню жизни) неуклонно беднела. Вдобавок две последние войны происходили на фоне гражданской войны с тайпинами — религиозно-политическим движением, совместившим конфуцианство с христианством арианского толка.[Вождь тайпинов Хун Сю-Цюань (1814—1864) объявил себя мессией и младшим братом Иисуса Христа; в 1861 году в переписке с английским миссионером Дж. Эткинсом он прямо заявлял о правоте Ария и отрицал решения Никейского Собора 325 года, постулировавшие единосущность Троицы.]

Россия не участвовала в военной агрессии против Китая, однако благодаря ей смогла серьезно улучшить свои позиции на Дальнем Востоке — хотя бы частично отыгравшись таким образом за поражение в Крымской войне. 1 июня 1857 года русский канцлер князь Горчаков предписал послу в Пекине Киселеву сообщить цинским властям, что Россия не сохраняет нейтралитет в конфликте с англичанами и французами и «не присоединится ни к каким насильственным мерам» в отношении Китая[Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. 1. С. 97.]. Одновременно в Тяньцзинь прибыл русский посланник адмирал Е. Путятин, предложивший китайскому правительству военную помощь в виде оружия и офицеров-инструкторов. Причем помощь была направлена отнюдь не против повстанцев-тайпинов — в депеше Путятина от 6 июля (24 июня нового стиля) 1857 года ее целью прямо ставилось «сдерживать стремление к насилиям со стороны других государств»[Там же, стр. 98.].

Стремясь лавировать между европейскими державами, 8 апреля 1858 года (по новому стилю) император Сянь фэн[ Это не собственное имя, а девиз правления императора (с 1850 по 1862 год) — «Всеобщее изобилие». Настоящее имя императора было И Чжу.] издал эдикт, предписывающий с русскими и американскими представителями обращаться более вежливо, чем с посланниками Англии и Франции. В итоге 13 июня того же года был заключен российско-китайский Тяньцзиньский договор, по которому Россия получала все те права и преимущества, что предоставлялись или могли быть предоставлены в будущем другим государствам. С Северо-Американскими Штатами аналогичный договор был подписан только 18 июня, с Англией — 26-го и с Францией — 27-го. Отдельным пунктом в соглашении шло обязательство императора назначить ответственного сановника, с которым иностранные представители могли бы вести переговоры. Так возникло китайское Главное управление иностранных дел — «Цзунли гэго тун шан шиву ямынь» или сокращенно Цзунлиямынь, основанное в 1861 году и представлявшее собой коллегию непостоянного состава во главе с «президентом»[С 1861 по 1884 год им был упомянутый ниже принц Гун (настоящее имя И Синь, 1832—1898), сын правившего с 1821 по 1851 год императора Дао Гуана, смененный затем своим братом принцем Чунем (настоящее имя И Хуань, 1842—1890) — отцом правившего с 1875 по 1908 год императора Гуань Сюя и дедом последнего китайского императора Пу И. С 1891 года этот пост вновь занял принц Гун. Подробнее см.: Ефимов Г. Внешняя политика Китая. 1894—1899 гг. — М.: Гос. из- дат. политической литературы, 1958. С. 32—33; Пу И. Первая половина моей жизни. — М.: Прогресс, 1968.—С. 15—19. Следует отметить, что видный советский китаист В. Я. Сидихменов ошибочно называет Чуня отцом Пу И (см: Сидихменов В.Я. Китай: страницы прошлого. — М.: Наука, 1978. — С. 238).].

Месяцем раньше соглашения в Тяньцзине, 14 (26) мая 1858 года, в городе Айгунь между генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым (Амурским) и уполномоченным цинского правительства гиринским цзянь-цюнем И Шанем был подписан так называемый Айгуньский договор, определявший границу между Китайской и Российской империями. До устья реки Уссури она проходила по течению реки Амур, пространство же по правому берегу Амура от Уссури до моря объявлялось неразграниченным и находящимся в «общем владении» России и Китая. По Амуру, Сунгари и Уссури могли плавать только русские и китайские суда[Для контроля над устьем Амура и воспрепятствования проникновению в реку судов других европейских держав еще в 1850 году капитаном 1-го ранга Г. И. Невельским здесь был основан Николаевский пост, впоследствии — Николаевск-на-Амуре.]

При этом маньчжурские обитатели левого берега Амура (на юг от устья Зеи) оставались китайскими подданными, сохраняя все свои имущественные права. 2(14) июня этот договор был ратифицирован императором Сянь Фэном, причем в указе о ратификации отдельно выражалось пожелание, чтобы русские «употребили усилия усовестить англичан и французов и положить предел их несправедливым требованиям».[Прохоров А. К вопросу о советско-китайской границе. — М.: Международные отношения, 1975. — С. 118.]

Миссия генерал-майора графа Н. П. Игнатьева с оружием и военными советниками отбыла в Китай в марте 1859 года. Однако к моменту прибытия Игнатьева в Пекин расположение цинского правительства к России резко охладело. Дело в том, что 25 июня 1859 года у фортов Дагу китайцы одержали серьезную победу над эскадрой английского адмирала Хоупа (8 фрегатов, корветов и транспортов, 2 больших и 9 малых канонерок), пытавшейся силой пройти по реке Бейхэ в Тяньцзинь в качестве «посольского конвоя».

20 июня китайцы предложили «дипломатической миссии» пройти до Тяньцзина сухопутным путем, после чего руководившие экспедицией английский и французский посланники Брюс и де Бурбулон предложили Хоупу прорваться в устье Бейхэ силой, «полагая, по примеру прошлой войны, что достаточно будет одного обстрела фортов для открытия входа в реку»[Бутаков A.M., Тизенгаузен А.Е. Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840—1842, 1856—1858, 1859 и 1860 годах. — М.: ACT, 2002. — С. 213.]

Для штурма фортов было выделено 2 больших и 9 малых английских канонерок и французское посыльное судно, а также около 1300 человек десанта (86 французов и 1200 англичан, примерно поровну матросов и морских пехотинцев), посаженных на большое количество китайских джонок. Однако «выстрелы китайцев отличались замечательной меткостью, которой вовсе нельзя было ожидать от них» [ Там же. С. 217.], в результате артиллерийским огнем было потоплено 5 канонерок, две из них позднее удалось поднять). Высаженный на фортах десант понес значительные потери и с началом темноты эвакуировался. Всего потери союзников составили 464 человека (в основном англичан) — почти половину высаженных сил; значительная доля приходилась на убитых, поскольку из-за начавшегося прилива «многие раненые, лежавшие на отмели, утонули раньше, чем их успели убрать» [ Там же. С. 217.].

Это событие нанесло сильный удар в первую очередь по престижу французов (только что потерпевших поражение во Вьетнаме и вынужденных оставить Сайгон) и положило начало так называемой третьей опиумной войне. В результате в цинском правительстве на время возобладали сторонники жесткого сопротивления европейским державам, и интерес к сотрудничеству с Россией серьезно понизился. Китайские власти даже сделали попытку дезавуировать Айгуньский договор в части статуса правого берега Амура ниже устья Уссури.

Однако тем временем Англия и Франция направили в Китай экспедиционные войска: англичане — корпус под командованием генерала Хоупа Гранта в составе двух пехотных дивизий и кавалерийской бригады (12 290 человек), французы — корпус под командованием дивизионного генерала Кузена де Монтабана в составе двух пехотных бригад и батальона матросов (7650 человек).

Эти силы поддерживались двумя парусными линкорами (английским и французским), 7 парусными и 10 паровыми фрегатами (5 винтовых и 5 колесных), 9 паровыми корветами, большим количеством авизо, канонерок, транспортов и вспомогательных судов (72 английских и 57 французских). Кроме того, для обеспечения экспедиционных войск союзниками было зафрахтовано 216 коммерческих судов[ Там же. С. 219—227] . Британской эскадрой командовал все тот же вице-адмирал Хоуп, французской — вице-адмирал Шарнэ.

9 марта 1860 года китайскому правительству был передан англо-французский ультиматум с требованием немедленно ратифицировать Тяньцзиньский договор, принести извинения за инцидент в устье Бейхэ и выплатить соответствующую компенсацию. 7 апреля (за два дня до истечения срока) ультиматум был отвергнут китайцами, после чего 22 апреля союзные войска высадились на островах Чжоушань. В июне французы заняли Чифу, а англичане бухту Даляньхуан (будущий порт Дальний), превратив их в свои маневренные базы.

Россия не была заинтересована в том, чтобы англичане и французы заняли Пекин (что являлось конечной целью экспедиции), поэтому граф Игнатьев, поддерживая контакты и с союзниками, и с цинским правительством, стремился выступать посредником между ними — первым он рекомендовал умерить требования, а китайскому правительству — пойти на уступки, не доводя дело до кровопролития. Одновременно Игнатьев исподволь вел пропаганду среди китайских купцов, объясняя им, что англичане стремятся захватить всю китайскую торговлю в свои руки.

28 июля объединенный англо-французский флот и транспорты с войсками бросили якорь в бухте Шэлюйтян, в 17 километрах от Бэйцана, где 1 августа началась высадка экспедиционной армии. На следующий день, после незначительного боя, Бэйцан был взят. 12 августа союзники начали сухопутное наступление на устье Бейхэ и защищавшие его форты. 16 августа были заняты укрепления Тангу на левом берегу, 18 августа союзники переправились через Бейхэ, а 22 августа после кровопролитного сражения — форты Таку; при этом потери англо-французов составили 57 убитых и 243 раненых, потери китайцев оценивались союзниками в 2000 убитых и раненых.

23 августа поднявшаяся вверх по реке эскадра Хоупа без боя достигла Тяньцзиня, занятого английскими сухопутными войсками через два дня. С 31 августа по 7 сентября здесь велись переговоры с китайскими представителями, которые ни к чему не привели — китайцы лишь тянули время в ожидании зимы. 9 сентября союзники возобновили наступление. После того союзники нанесли поражение китайской армии в сражениях у деревни Чжанцзявань 18 сентября и у города Бапицяо 21 сентября, император Сянь Фэн покинул Пекин и удалился в город Жэхэ. Вместо него в столице остался принц Гун.

5 октября, подтянув тылы, союзники начали наступление непосредственно на Пекин. На следующий день ими был занят и без всякого стеснения разграблен дворец Юань-Мин-Юань — летняя резиденция императора. Генералы Грант и Монтабан, подобно вождям карибских пиратов XVII века, лично делили захваченную здесь добычу «между обеими нациями поровну»[Там же. С. 321].

13 октября, после ультиматума союзников, китайцы без боя сдали ворота Аньтин, после чего союзники заняли северную часть Пекина. Цинские сановники явились в русское православное подворье, где в этот момент находился генерал Игнатьев, и обратились к

нему с просьбой обеспечить переговоры с союзниками. Игнатьев согласился на посредничество — при условии, что к нему обратится лично принц Гун.

При этом китайцам ставились довольно жесткие требования: от Гуна требовалось не только письменное подтверждение согласия Китая с Айгуньским договором, но и обязательство провести дальнейшее разграничение русских и китайских территорий от Уссури до Кореи, а также устроить российские консульства в Кашгаре, Урге и Цицикаре.

18 октября Игнатьеву было доставлено письменное согласие Гуна на все русские условия, сопровождавшееся просьбой взять на себя переговоры с союзниками. На следующий день Игнатьев сообщил англо-французскому командованию, что все условия союзников приняты.

22 октября требуемая контрибуция была выплачена, а принц Гун согласился на встречу с английским эмиссаром лордом Элджином — получив гарантии Игнатьева, что англичане не попытаются захватить его в плен.

24 и 25 октября в Пекине были подписаны англо-китайская и франко-китайская конвенции, в целом повторявшие договор 1858 года. Дополнительно по нему Китай выплачивал контрибуцию в 16 млн. лян, а Англия получала примыкающий к Гонконгу полуостров Цзюлун на материке.

1 ноября Пекин покинули английские, а 7 ноября — французские войска. Наступил черед России пожинать плоды последней опиумной войны, оказавшиеся самыми богатыми. 2(14) октября 1860 года был подписан русско-китайский Пекинский договор, по которому к России отходил весь Уссурийский край. Приамурье и Приморье «на вечные времена» объявлялись владениями России.

Однако новые территории требовалось не только осваивать, но и оборонять — причем в первую очередь с моря. Поэтому еще до подписания Пекинского договора, 12 апреля 1860 года, отрядом моряков с транспорта «Японец» был основан Новгородский порт в заливе Посьет, а 20 июня экипажем транспорта «Манджур» — порт Владивосток. В 1871 году сюда из Николаевска-на-Амуре была перенесена главная база русского флота на Тихом океане.

К сожалению, Владивостокский порт замерзал в среднем на 110 дней в году, поэтому русское морское командование не переставало искать более удобный, незамерзающий порт на Дальнем Востоке. В начале 1861 года командующий русской эскадрой в водах Тихого океана капитан 1 -го ранга Лихачев направил корвет «Посадник» к принадлежащим Японии островам Цусима, где экипаж корвета, договорившись с местным князем, основал временную базу. Однако после демарша центрального японского правительства, подвергшегося давлению со стороны Англии, в октябре того же года базу пришлось ликвидировать. Русские суда вынуждены были зимовать в японских портах Хакодатэ, Симода и Нагасаки, открытых для них по Симодскому трактату 1855 года.

К 1869 году в Приамурье уже имелось 67 казачьих станиц, в которых проживало 13 200 жителей, и 41 крестьянское селение с 9435 жителями; город Благовещенск на этот момент насчитывал 3344 жителя. В Приморье имелось 88 селений с 19 361 жителем — не считая коренного населения и китайцев[Морской атлас. Т. III. Описания к картам. Ч. I. Изд. Главного штаба Военно-Морского флота, 1959. С. 643.]. Однако экономическое развитие этого региона тормозилось отсутствием надежной связи с Центральной Россией. Дальний Восток, как и Аляска чуть ранее, не только не приносил государству устойчивой прибыли, но и требовал постоянных вложений, а также сил и средств для его обороны. Лишь в 1880-х годах сюда были организованы регулярные рейсы судов Добровольного флота, и только в 1891 году принято решение о строительстве Транссибирской железнодорожной магистрали к востоку от Челябинска. Увы, если первоначально стоимость строительства оценивалась в 350 млн. рублей, то к его окончанию она уже перевалила за миллиард.

Тем временем на международной арене появился новый империалистический хищник — Япония, чьи аппетиты были в первую очередь направлены на Китай. В 1872 году Япония захватила острова Рюкю, ранее находившиеся в вассальной зависимости как от Японии, так и от Китая. В 1874 году Япония совместно с Северо-Американскими Штатами предприняла военную экспедицию на Тайвань, но противодействие Англии заставило японские войска покинуть остров. В течение 1870—80-х годов продолжалось проникновение японцев в Корею, которую Китай считал своим протекторатом; оно привело к заключению в 1885 году Тяньцзиньской конвенции, по которой как Япония, так и Китай обязались не держать свои войска в Корее в мирное время.

В Корее столкнулись интересы трех держав — России, Китая и Японии, причем за спиной последней стояла Англия, любой ценой стремившаяся предотвратить усиление России на Дальнем Востоке. В результате без последствий осталась просьба короля Ко Чжона о русском протекторате над Кореей, ни к чему не привела и пророссийская деятельность китайского (!) советника барона Пауля Георга фон Меллендорфа (1847—1901), бывшего германского вице-консула в Тяньцзине, с 1882 по 1885 год под именем Мок Ин Док занимавшего ряд важных постов при корейском правительстве, в том числе и должность заместителя министра иностранных дел (биография этого замечательного человека достойна отдельного авантюрного романа)[ Подробнее о деятельности фон Меллендорфа см.: Симбирцева Т.М. «Загадочный» барон фон Меллендорф и его «прорусская» деятельность в Корее (1882—1885) // Вопросы истории Кореи. Петербургский научный семинар. 2001. — СПб.: Восточный факультет СПбГУ; Фонд восточных культур, 2002. — С. 25— 44.] .

Из-за англо-японского противодействия России так и не удалось занять незамерзающую бухту Сончжонмань (Порт-Лазарев) в Корейском заливе, о приобретении которой велись переговоры с корейским правительством. С другой стороны, России удалось не допустить согласия корейского правительства на передачу Англии в качестве военно-морской базы бухты Гамильтон (на островах Комуньдо), захваченной англичанами в апреле 1885 года. В феврале 1887 года англичанам удалось окончательно эвакуировать порт Гамильтон. В итоге интерес России к Корее снизился, и все внимание вновь было обращено на Китай, который рассматривался как ключ в том числе и к Корее.

После 1885 года Корея на некоторое время освободилась от иностранного влияния, однако вспыхнувшее в начале 1894 года крестьянское восстание, поднятое националистической сектой Тонхак («Восточное учение»), привело к новому вводу в страну китайских и японских войск. Первые вошли сюда по просьбе корейского правительства, а вторые — согласно Тяньцзиньской конвенции «для защиты японских граждан».

23 июля японцы устроили в Сеуле военный переворот, арестовав королеву Мин и создав новое правительство. В ответ на это китайцы направили из Таку в залив Асан южнее Сеула для подкрепления уже находящимся здесь войскам (2200 человек) три зафрахтованных парохода с войсками (два английских и один немецкий). Два парохода благополучно достигли Асана, однако третий, английский «Коушинг»[В другой транскрипции —«ГаоШэн».] , на котором находилось 1200 китайских солдат, был перехвачен и потоплен японским крейсером «Нанива». При этом спаслось лишь 170 человек — в большинстве своем английские моряки из экипажа во главе с капитаном[Нозиков Н. Японо-китайская война 1894 — 1895 гг. — М.: Воениздат, 1939.— С. 25— 26.].

Изложение хода этой войны не входит в нашу задачу; достаточно сказать, что Китай потерпел сокрушительное поражение как на суше, так и на море. Согласно подписанному 17 апреля 1895 года Симоносекскому миру, Япония получала Тайвань и острова Пэнхуледао (Пескадорские), а также Ляодунский полуостров с новой военно-морской базой Порт-Артур (названной так по имени одного из проектировавших ее французских инженеров). Кроме того, Китай признавал независимость Кореи и обязался выплатить огромную контрибуцию в 200 млн. лян (около 400 млн. рублей серебром). Половину этой суммы Китай должен был выплатить в течение года, а остальную часть — с рассрочкой в шесть лет, причем отсрочка выплаты контрибуции предоставлялась лишь под 5% годовых.

Однако еще 23 мая представители Англии, Франции и Германии сделали в Токио заявление о том, что Японии следует отказаться от Ляодунского полуострова, дабы не ставить под угрозу независимость Кореи. В итоге 8 мая японское правительство объявило, что отказывается от Порт-Артура, но в дальнейшем выторговало за это с Китая дополнительную контрибуцию в 30 млн. лян. Чуть позже японцы пообещали вывести свои войска из Кореи, где вновь усилилась антияпонская группировка королевы Мин, а в правительство были назначены пророссийски настроенные сановники Ли Бом Чжин и Ли Ван Ен.

Однако 8 октября японские солдаты ворвались в королевский дворец в Сеуле и зверски убили королеву Мин (а для верности — еще нескольких попавшихся им женщин). Король Ко Чжон фактически оказался под домашним арестом, однако 11 февраля 1896 года ему удалось бежать из дворца и укрыться в русском посольстве, куда вслед за королем перебралась и антияпонская часть корейского правительства. Остальные министры были объявлены изменниками и приговорены к смертной казни. Однако ни Россия, ни Япония не проявили желание обострять отношения, и в итоге был достигнут компромисс — соглашением от 14 мая между русским и японским послами в Сеуле устанавливалось, что японцы имеют право держать в Корее стражу, не превышающую четырех рот; Россия получала право держать здесь такой же контингент. Японцы признавали министров, назначенных Ко Чжоном. Позднее Япония и Россия секретно условились не посылать войска в Корею без предварительного уведомления противоположной стороны. Русское правительство получало концессию на лесоразработки в бассейне реки Ялу, отделяющей Корею от Китая.

Тем временем 6 июля 1895 года Россия заключила договор о предоставлении Китаю займа на сумму 400 млн. франков золотом, в котором участвовали французские банки («Лионский кредит» и др.). В конце 1895 года был создан Русско-Китайский банк (в котором свыше половины капитала принадлежало французским банкирам)[ Это был не единственный случай закамуфлированного проникновения французского капитала в Китай — например, бельгийский финансовый синдикат, давший Китаю заем в 4,5 млн фунтов стерлингов на строительство железной дороги Пекин— Ханькоу, на 80% принадлежал французским банкам. До выплаты займа дорога должна была находиться под управлением синдиката, получавшего 20% прибыли от нее.] , его устав обеспечивал России право на приобретение концессий для строительства в северных районах Китая железных дорог и телефонных линий.

Стремясь упрочить свое влияние в Маньчжурии, Россия предложила Китаю заключить союз, направленный против возможного нападения Японии. В это время в китайской элите доминировало пророссийское лобби, поддерживавшееся всесильным наместником столичной Чжилийской провинции Ли Хунчжаном и вдовствующей императрицей Цы Си[На самом деле это не имя, а почетный титул («Счастливая мать»); ее китайским именем было Налаши, а маньчжурским — Ехе Нара. Законная жена императора Сянь Фэна (умершая в 1881 году) была бездетна и поэтому не могла иметь исключительных прав на регентство.], ставшей наложницей императора Сянь Фэна, фактически являвшейся регентшей при императорах Тун Чжи[ Настоящее имя — Цзай Чунь. Он был единственным сыном императора Сянь Фэна, именно поэтому его мать Цы Си смогла получить ранг императрицы] («Совместное правление»[Имеется в виду совместное правление двух вдовствующих императриц.], 1862— 1875) и Гуань Сюе[Настоящее имя — Цзай Тян, он был сыном сестры Цы Си и князя Чуня и двоюродным братом предыдущего императора.] («Блестящее наследие», 1875—1908).

3 июня 1896 года в Петербурге Ли Хунчжан подписал с Николаем II русско-китайский секретный договор, предусматривавший военный союз России и Китая против Японии, согласие Китая на постройку Русско-Китайским банком железной дороги через Маньчжурию к Владивостоку, право России пользоваться в случае военной необходимости китайскими портами и т. д.

8 сентября того же года китайское правительство подписало с Русско-Китайским банком контракт, по которому для сооружения железнодорожного пути через Маньчжурию создавалось Общество Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Для строительства обществу в полное и безраздельное управление выделялась полоса земли, которая фактически становилась собственностью России. Доходы дороги, как и транзит по ней, не подлежали обложению китайскими пошлинами, а таможенные пошлины на провоз по ней товаров в Китай снижались на треть. Таким образом, фактически делался шаг к превращению северо-восточного Китая в российский протекторат.

Ситуация осложнялась тем, что Россия не имела свободных финансовых средств — в 1893 году она сама получила огромный заем от Франции. Поэтому экономическое воздействие России на Китай было затруднено, в отличие от других европейских держав оно было в основном военно-политическим. Фактически Россия не имела сил и средств для закрепления уже завоеванных позиций и даже для освоения вновь присоединенных территорий, именно поэтому ее политика на Дальнем Востоке вплоть до второй половины 1890-х годов выглядела столь миролюбивой и склонной к компромиссам. Однако выяснилось, что добрым словом и револьвером можно достичь гораздо больше, чем одним револьвером…

Тем временем в Китае начала усиливать свои позиции Германия. В 1887 году бременский и франкфуртский банки предоставили Китаю заем в 5 тысяч марок; два года спустя был основан немецкий Восточно-Азиатский банк, открывший свои отделения во всех крупных портах Китая. В марте 1896 года германский Восточно-Азиатский и английский Гонконг-Шанхайский банки предоставили Китаю заем в 16 млн. фунтов стерлингов под 5% годовых. Постепенно Германия сделалась одним из основных поставщиков в Китай современного вооружения — в первую очередь стрелкового оружия и артиллерии. Основная масса китайского флота в этот период строилась на немецких верфях.

В феврале 1897 года германский посланник в Китае Гейкинг предложил Цзунлиямыню уступить Германии острова на входе в Тайваньский пролив для создания там военно-морской базы. Взамен Китаю предлагалось согласие на повышение таможенного тарифа. Китайские власти дали отказ, после чего немцы обратили внимание на бухту Цзяочжоу (Киао-Чао) на юго-восточной оконечности полуострова Шаньдун. Об этой бухте еще 19 февраля 1897 года глава китайского внешнеполитического ведомства принц Гун писал своему императору: «Гавань морского порта Цзяочжоу широка и глубока, там можно помещать крупнейшие корабли, а выход узкий — легко охранять. Оба берега входа окружены горами. Враги не могут подойти. Климат теплый, зимой вода не замерзает. Это место самое подходящее для стоянки флота»[Цит. по: Ефимов Г. Внешняя политика Китая. 1894—1899 гг. — М.: Гос. издат. политической литературы, 1958. — С. 211.].

Сложность ситуации заключалась в том, что еще в ноябре 1895 года Россия получила от Китая разрешение использовать бухту Цзяочжоу для зимней стоянки военных судов. На практике бухта для этой цели так и не использовалась (за исключением захода сюда нескольких русских кораблей зимой 1895/96 года), однако Германия дала понять России, что поддержит ее требования компенсации в каком-либо другом месте.

1 ноября 1897 года близ городка Цзюй-е в провинции Шаньдун разбойниками были ограблены и убиты два немецких католических миссионера. Германия не преминула воспользоваться этим случаем — ведь «весь немецкий католический мир, в особенности партия Центра, требовал энергичных мер», меж тем как «в политическом отношении почва была подготовлена».[Цит. по: Вильгельм II. Мемуары. — М.-Пг., 1923. — С. 33.]

6 ноября Вильгельм II приказал командующему немецкой эскадрой в китайских водах адмиралу Дидерихсу выйти в Цзяочжоу, а на следующий день сообщил Николаю II о своем решении «наказать китайцев». 14 ноября эскадра Дидерихса вошла в бухту Цзяочжоу и высадила здесь десант, причем китайские войска не оказали никакого сопротивления.

20 ноября правительство кайзера предъявило Китаю шесть требований, в том числе требование о предоставлении немцам исключительных прав на постройку железных дорог и разработку минеральных богатств в провинции Шаньдун, а также о возмещении расходов на оккупацию Цзяочжоу в сумме 1 млн. лян.

Не получив ожидаемой поддержки со стороны европейских держав (в первую очередь России, к которой еще 14 ноября Ли Хун-чжан обратился за помощью[этот отказ мотивировался тем, что китайское правительство не выразило никакого официального протеста, а китайские войска не оказали сопротивления немцам.] ), китайское правительство было вынуждено принять германские требования.

Активность Германии в Китае побудила российское правительство к аналогичным действиям — тем более что кайзер Вильгельм II, предвидя противодействие англичан, в письмах к Николаю II сам предлагал русскому императору координацию действий на Дальнем Востоке.

23 (11) ноября 1897 года российский министр иностранных дел Муравьев представил императору «всеподданнейшую записку», в которой предложил, в противовес Германии, приступить к занятию бухты Даляньван (Тали- енван) на Ляодунском полуострове. Государь начертал на записке резолюцию: «Вполне справедливо».

Витте был против насильственной акции, его поддержал и морской министр адмирал Тыртов, рассчитывавший на возможность приобретения незамерзающего порта в Корее. Однако сведения о появлении в Порт-Артуре английского крейсера и о подготовке англичан к интервенции на Ляодун, а также обращение Л и Хун-чжана к России за гарантией нового займа изменили положение. Убедившись, что китайские власти пребывают в полной панике и не имеют ни сил, не желания противодействовать русской акции, Витте согласился с планом Муравьева.

14 декабря 1897 года корабли базировавшейся в Японии русской эскадры вошли в Порт-Артур и Даляньван, причем посол в Пекине Павлов просил содействия принца Гуна в организации дружеского приема российских судов. 18 декабря на берег были высажены русские войска, занявшие Артур и Далянь.

Ситуация разрешилась весной 1898 года. 6 марта был подписан договор, предоставлявший Германии в аренду на 99 лет побережье бухты Цзяочжоувань с портом Цин- дао и территории радиусом в 50 км от него для создания военно-морской базы. Германия получала право на постройку и эксплуатацию железных дорог в Шаньдуне от Цзяочжоу до Цзинаня, а также на владение шахтами и рудниками в этом районе, фактически обозначившее немецкую сферу влияния в Китае.

27 марта был подписан русско-китайский договор об аренде на 25 лет Порт-Артура и Даляня (Дальнего) и о праве России на постройку южной ветви КВЖД (Южно- Маньчжурской железной дороги) к Порт-Артуру и Дальнему. Маньчжурия окончательно делалась сферой влияния России.

Воспользовалась ситуацией и Англия, сумевшая добиться от Китая новых уступок. В феврале 1898 года между Китаем и Англией состоялся обмен нотами относительно области реки Янцзы. В итоге этот богатейший район Китая фактически был признан сферой интересов Англии. 1 марта английский Гонконг-Шанхайский и Германо-Азиатский банки предоставили Китаю очередной заем на 16 млн. фунтов стерлингов. Наконец, 30 мая 1898 года Англия заняла бухту и военный порт Вэй-хай-вэй на северовосточной оконечности полуострова Шаньдун, предварительно достигнув с Германией соглашения о признании немецких прав на остальной территории Шаньдуна.

1 июля было подписано соглашение об аренде Англией Вэй-хай-вэя «на тот срок, пока Порт-Артур будет находиться во владении России», то есть на 25 лет[ Ефимов Г. Внешняя политика Китая. С. 275.]. Англо-китайское соглашение от 9 июня 1898 года предусматривало аренду Англией полуострова Цзюлун сроком на 99 лет и расширение территории Гонконга за счет близлежащих островов до 405 кв. миль.

Наконец, удалось поживиться и Франции — в конце мая 1898 года она добилась аренды на юге Китая бухты Гуанчжоувань и лежащего перед ней острова Дунхайдао сроком на 99 лет для создания здесь военно-морской базы, а также права постройки железной дороги от Тонкина на северо-запад (до города Юньнань) и на северо-восток (до Лунчжоу). Обязательство Китая не отчуждать пограничные с Тонкином территории третьим державам фактически оформляло французскую сферу влияния на юге Китая.

Сравнительно немногого в этой ситуации удалось добиться Японии — она была вынуждена довольствоваться лишь полученным летом 1898 года согласием Китая на неотчуждение без ведома Японии провинции Фуцзянь, лежащей напротив Тайваня. В том же году Япония получила право на горнопромышленные концессии в Корее и на строительство железной дороги Сеул — Пусан.

Меньше всего получили Северо-Американские Штаты, как раз в этот момент занятые оккупацией Филиппинских островов: им лишь удалось 14 апреля 1898 года подписать контракт на постройку железной дороги от Гуанчжоу (Кантон) до Ханькоу на реке Хуанхэ.

Впрочем, даже эта дорога была завершена лишь к середине 1930-х годов.

В 1899 году американцы предприняли попытку овладеть гаванью Динхай на остове Чжоушаньдао, являвшейся выгодным пунктом на подходе к Шанхаю, чтобы создать здесь военно-морскую базу. Однако Шанхай входил в сферу влияния Англии, которая не могла потерпеть здесь конкурента. На следующий год Штаты пытались добиться приобретения военно-морской базы в провинции Фуцзянь, но на этот раз натолкнулись на противодействие Японии.

Опоздав к разделу сфер влияния в Китае, американцы вспомнили о принципах справедливости и свободной торговли. 6 сентября 1899-го была опубликована нота государственного секретаря США Хэя, провозглашавшая доктрину «открытых дверей и равных возможностей». Европейские державы и Япония признали политику «открытых дверей» со скрипом и с большими оговорками; Россия, не имевшая экономических возможностей для конкуренции с другими великими державами, дала уклончивый ответ. В 1900 году, в период «Боксерского восстания», Соединенные Штаты призвали соблюдать принцип территориальной целостности Китая, поскольку он облегчал им конкуренцию с обладателями собственных сфер влияний.

Попытку приобрести морскую базу в Китае (на побережье провинции Чжэцзян) предприняла в 1899 году даже Италия, пославшая в китайские воды эскадру. Однако престиж Италии после поражения в войне с Эфиопией был крайне низок, поэтому ничем не подкрепленные притязания итальянцев смогло отвергнуть даже китайское правительство.

Таким образом, к концу XIX века Китай был поделен на сферы влияния крупнейших империалистических держав. Сфера влияния Франции охватывала южные провинции Юньнань, Гуанси, Гуандун и остров Хайнань; Англии — район реки Янцзы и ее притоков; Германии — Шаньдун; России — Маньчжурию и районы севернее Великой Китайской стены; Японии — провинцию Фуцзянь (в ее сферу влияния фактически входила и Корея).

Экономика Китая находилась под сильнейшим влиянием иностранного капитала. С 1894 по 1898 год Китай получил семь иностранных займов на общую сумму 54 млн. фунтов стерлингов. Одним из важнейших средств подчинения китайской экономики иностранным державам было строительство железных дорог и капиталовложения в разработку крупных месторождений полезных ископаемых, в гораздо меньшей степени — строительство мануфактур. В общей сложности Англия получила право на строительство железных дорог протяженностью 2800 км, Россия — 1530 км, Германия — 720 км, Бельгия — 650 км, Франция — 420 км, США — 300 км.

Проникновение иностранного влияния, подчинение страны заморским державам и продолжающееся обнищание населения вызвали недовольство у китайцев из всех социальных слоев. Голод и стихийные бедствия 1898 года вызвали восстания крестьянства и бедноты в ряде провинций Китая: в Аньхой, Цзянси, Сычуань и других.

Зачинщиками и организаторами выступлений были многочисленные тайные общества, весьма традиционные для Китая. Наиболее массовым из них являлось общество «Ихэцюань», что значит «Кулак, поднятый во имя мира и справедливости»; в 1899 году оно получило название «Ихэтуань» («Отряды мира и справедливости»). Основную массу участников этого движения составляли разорившиеся крестьяне, ремесленники, низы образованного слоя («шеньши»). Наибольшее влияние оно приобрело в северных и северо-восточных районах Китая, особенно в Шаньдуне, где в 1898 году произошли первые антинемецкие выступления.

В марте 1899 года германские войска оккупировали город Ичжоу в Шаньдуне, что вызвало возмущение китайцев по всей стране. Назначенный в декабре 1899 года губернатором Шаньдуна сановник Юань Шикай (бывший китайский представитель в Корее) совместно с германской карательной экспедицией организовал расправы над повстанцами. Однако движение не прекратилось — более того, с октября 1898 по май 1900 года оно выплеснулось за пределы Шаньдуна, охватив провинцию Чжили, а к сентябрю 1901 года —провинцию Шаньси и значительную часть Маньчжурии. Центром восстания стал район Пекин — Баодин — Тяньцзинь.

В мае 1900 года повстанцы разрушили принадлежавшую Германии железную дорогу около Баодина, что послужило толчком ко всеобщему восстанию. Многочисленные отряды повстанцев стали стягиваться к Пекину и Тяньцзиню и 14 июня при поддержке перешедших на их сторону правительственных войск заняли Пекин.

Иностранные послы потребовали от китайского правительства решительной борьбы с повстанцами. Под предлогом охраны дипломатических миссий в Тяньцзине были высажены войска европейских государств, 10 июня отсюда на Пекин выступил объединенный двухтысячный отряд под командованием английского адмирала Сеймура. Встретив сопротивление повстанцев, отряд Сеймура не достиг Пекина и 26 июня отступил обратно в Тяньцзинь, где в течение некоторого времени был вынужден выдерживать осаду в строениях китайского арсенала.

Тем временем у фортов Таку собралась интернациональная англо-франко-русско-японо-германская эскадра. 16 июня командующему укреплениями был предъявлен ультиматум с требованием о сдаче. На следующий день после отказа китайцев от капитуляции союзники атаковали форты, которые были захвачены после длительной бомбардировки и штурма.

20 июня императрица Цы Си, вопреки позиции части сановников, подписала эдикт, объявляющий войну всем иностранным державам, участвовавшим в интервенции. С повстанцами-ихэтуанями было установлено перемирие. В тот же день в Пекине был убит германский посланник фон Кеттелер, вопреки предупреждениям китайских властей покинувший посольский квартал. Иностранным посольствам было предложено покинуть Пекин, но они отказались выполнить это требование. Началась почти двухмесячная осада посольского квартала в Пекине.

14 июля объединенный отряд иностранных держав занял Тяньцзинь. Тем временем начались боевые действия на границе Маньчжурии и России, повстанческие отряды и подразделения регулярной китайской армии атаковали КВЖД и попытались переправиться через Амур. Одновременно в Шанхае высадились английские, а вслед за ними французские и немецкие войска.

6 августа 1900 года началось наступление на Пекин объединенной армии пяти держав, насчитывавшей в общей сложности 19000 солдат, из них 8 тысяч японских, 5 тысяч русских, 3 тысячи английских (индийских), 2 тысячи американских и 800 французских (аннамитские стрелки). Кроме того, в кампании приняли участие символические контингенты от Италии и Австро-Венгрии — по 50 человек. Германские войска, несмотря на страстное желание кайзера, не смогли принять участие в этом походе — они были скованы операциями в Шаньдуне, а отправленное 27 июля из рейха семитысячное подкрепление еще не успело прибыть.

14 августа союзная армия вошла в Пекин и сняла осаду с посольского квартала. Еще 7 августа китайское правительство, бежавшее в Сиань, обратилось к правительствам иностранных держав с просьбой о мире. 6 сентября императрица Цы Си издала указ, возлагавший всю ответственность за события на повстанцев-ихэтуаней. Императорские войска получили приказ совместно с войсками интервентов подавить народное восстание.

27 сентября в Пекин прибыл германский фельдмаршал Вальдерзее, назначенный кайзером командующим всеми немецкими войсками в Китае. Судя по всему, фельдмаршал не отличался большим умом — он сразу же потребовал себе поста главнокомандующего объединенными союзными силами как представитель наиболее «пострадавшей» державы. Представители остальных стран с радостью согласились передать немцу всю грязную работу по руководству карательными экспедициями. В этом Вальдерзее преуспел — между 12 декабря 1900-го и концом апреля 1901 года им было организовано 45 экспедиций, в 35 из которых участвовали только немецкие солдаты.

Россия, формально находящаяся с Китаем в союзнических отношениях, предпочла уклониться от участия в этих акциях. Русские войска покинули Пекин вскоре после захвата китайской столицы интервентами, еще до прибытия сюда Вальдерзее. Позднее Россия настаивала на выводе иностранных войск из Китая — но в то же время ее войска продолжали оккупировать Маньчжурию, что обостряло противоречия между Россией и другими державами. Вдобавок в октябре — ноябре 1900 года русские войска без противодействия китайцев заняли строящийся на английские деньги порт Нючжуан и участок железной дороги Шанхайгуань-Пекин, а также всю южную Маньчжурию до границы провинции Чжили. Идя еще дальше, командующий Приамурским военным округом генерал Гродеков предлагал не возвращать Китаю правый берег Амура, ибо «китайцы очень скоро войдут в силу, будут в состоянии со своего берега разгромить наши поселения и сделают для нас невозможным всякое сообщение по названной реке»[ Цит. по: Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. 1. С конца XVI в. по 1917 г. — М.: Мысль, 1973. — С. 208.].

Русские войска у стен запретного города.

Лишь 7 сентября 1901 года китайское правительство подписало так называемый «Заключительный протокол», предусматривавший уплату Китаем контрибуции в 450 млн. лян (а с процентами до 1940 года — 980 млн. лян, или 15 млрд. рублей золотом), уничтожение укреплений Дагу, запрещение на два года ввоза оружия в Китай и предоставление иностранным государствам права держать войска для постоянной охраны посольств.

8 апреля 1902 года наконец-то было подписано русско-китайское соглашение о выводе русских войск из Маньчжурии. По нему Россия обязалась вернуть Китаю железную дорогу Шанхайгуань — Инкоу — Синьминьтун, а Китай в свою очередь не должен был «приглашать другие державы участвовать в охране, постройке и эксплуатации» дороги и позволять «иностранным державам занимать возвращаемую русскими территорию». Россия должна была в течение шести месяцев вывести свои войска из юго-западной части Мукденской провинции, в следующие шесть месяцев — из остальной части Мукденской провинции, а еще в следующие шесть месяцев (то есть с 8 апреля по 8 октября 1903 года) — все войска из провинции Хэйлунцзян, «буде не возникнет смут, и образ действий других держав тому не воспрепятствует»[ Там же. С. 220.] .

Однако 18 апреля 1903 года китайскому правительству были предъявлены дополнительные условия выполнения Россией соглашения — не допускать экономической деятельности иностранцев на очищаемых от русских войск территориях и не отчуждать их в пользу иностранных держав. Китай отказался выполнять эти условия, а 12 августа 1903 года через японского посланника в Петербурге был передан японский проект соглашения по Корее и Маньчжурии. Он предусматривал признания Россией исключительных прав Японии в Корее и одновременно — равных с Россией экономических прав в Маньчжурии (за Россией признавались лишь преимущественные права в железнодорожном строительстве). В ответ российское правительство 5 октября предъявило Японии свой проект соглашения, который оставлял Маньчжурию целиком в русской сфере влияния, признавая лишь японские интересы в Корее — причем без права вводить туда войска без консультаций с Россией и вообще использовать территорию Кореи в стратегических целях. Вся территория севернее 39-й параллели объявлялась нейтральной, ни одна из сторон не могла держать там какие-либо вооруженные силы (5-й и 6-й пункты проекта).

21 декабря последовал японский ответ, выражавший несогласие с нейтрализацией Кореи и запрещением Японии использовать ее в военных целях. 6 января 1904 года Япония получила ответ России. Она продолжала настаивать на 5-м и 6-м пунктах октябрьского проекта, предлагая в обмен отказ от исключительных прав в Маньчжурии: Россия «не будет чинить препятствий Японии и другим державам в пользовании правами и преимуществами, приобретенными в силу существующих договоров с Китаем, за исключением устройства сеттльментов»[ Романов Б.А. Очерки дипломатической истории Русско-японской войны. 1895—1907. — М. — Л.: Изд. Академии наук СССР, 1955. — С. 251.].

В ответ на это предложение 13 января 1904 года Япония фактически выдвинула ультиматум России: ее окончательными условиями были полная свобода рук в Корее и признание равных прав всех государств в Маньчжурии.

Российский ответ на этот ультиматум был сформулирован в самом конце января и выдержан в примирительных тонах: Россия соглашалась на равенство прав всех держав в Маньчжурии при условии сохранения территориальной целостности Китая, отказывалась от требования нейтральной зоны в Корее, но продолжала настаивать на неиспользовании территории Кореи в стратегических целях.

Текст ответа был окончательно утвержден 2 февраля и на следующий день отправлен в двух экземплярах — один по телеграфу непосредственно в Токио, другой через Порт-Артур. 4 февраля об отправке ответа был официально извещен японский посол в Петербурге Курино. Однако на следующий день Курино получил указание из Токио: «…ввиду промедлений, остающихся большей частью необъяснимыми… прекратить настоящие бессодержательные переговоры» и прервать дипломатические сношения с российским правительством. Позднее выяснилось, что телеграмма русскому послу в Японии Розену еще 3 февраля была задержана на телеграфе в Нагасаки и достигла адресата лишь 7 февраля.

6 февраля японский министр иностранных дел Комура заявил американскому послу, что война будет объявлена только после отъезда из Токио русского посольства и что у Японии «нет намерения открывать военные действия до объявления войны»[Там же. С. 267].

Менее чем через двое суток, в ночь на 8 февраля 1905 года, японский флот внезапно атаковал русские корабли в Порт-Артуре, а утром предъявил требование капитуляции стационерам в Чемульпо. 10 февраля в письме своему сыну американский президент Теодор Рузвельт писал: «И между нами — ибо ты не должен говорить об этом никому, — я был в высшей степени рад японской победе, ибо Япония играет в нашу игру»[Там же, со ссылкой на кн.: Pringle Н. Theodore Roosevelt. New York, 1931. P. 375.] .

В мире есть высшая справедливость — и тридцать восемь лет спустя эта игра аукнется Америке в Перл-Харборе…

Но зададим же более насущный ныне вопрос: чем же закончилась «большая игра» великих держав за Китай и какой из методов ее ведения оказался наиболее эффективным?

Россия, делавшая ставку на политическое проникновение, подкрепленное военной силой, до конца XIX века добилась заметных успехов — но в начале XX века была остановлена Японией, применившей обратную пропорцию: грубая военная сила, подкрепленная хорошо продуманными политическими действиями.

Финансово-экономические методы, подкрепленные военной силой, на рубеже веков выглядели гораздо эффективнее. Но в 1930-х годах Англия и Франция точно так же оказались беспомощны перед японской грубой силой, как и Россия тремя десятилетиями ранее. А еще десять лет спустя круг замкнулся: японская военная мощь в свою очередь была повергнута американской военной мощью, подкрепленной мощью экономической.

На Тихом океане — но не на континенте, где возобладала идеология, принесенная в Китай из революционной России в 1920-х годах. Сорок лет спустя после поражения России в войне с Японией Советский Союз не только взял реванш — он добился гораздо большего, дав Китаю свой образ и сотворив из него свое подобие. Точно так же, как Испания когда-то принесла в Америку свой язык и свою культуру.

Где сейчас испанская (а тем паче Римская) империя. А большая часть Америки до сих пор исповедует католицизм, говорит по-испански и именуется Латинской. И не будет ли через несколько веков (а может, и десятилетий) вопрос о победителе поставлен по-другому: игру в Китае выиграл Китай — а вот кому удалось ее не проиграть?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.