wpthemepostegraund

Пожары и пожарные в Петербурге

19 век  

Пожары всегда были проблемой больших городов в тот период,когда значительная часть зданий была деревянными. О истории пожаров в Петербурге и борьбы с ними читайте в этой заметке.

Текст взят из буклета «Пожары и пожарные в Петербурге»(Государственный музей истории Санкт-Петербурга, 2004).

Пожары — неизбежное зло в любом большом городе, и для Санкт-Петербурга огненная стихия всегда представляла не меньшую угрозу, чем наводнения. Огонь уничтожал дворцы и храмы, жилые кварталы и гостиные дворы, заводы и баржи, уносил человеческие жизни. Меры по предупреждению пожаров, способы борьбы с пламенем и новинки пожарной техники, разработанные в С.-Петербурге, становились достоянием всей Российской империи. Благодаря постоянной заботе властей о безопасности от огня, большие пожары, когда выгорали сотни зданий, в столице случались не часто, а их последствия были все же менее катастрофичны, чем во многих крупных городах Европы и Америки.

Самым опасным месяцем года был декабрь — пик отопительного сезона. Чаще всего причинами пожаров в XVIII — середине XIX века были неисправности печей и дымоходов, а также неосторожное обращение с огнем вблизи деревянных построек, которых на городских окраинах и в начале XX века оставалось немало. Во время летних гроз колокольни церквей загорались от попадания молний, а в жаркую сухую погоду нередки были случаи самовозгорания пакли и ветоши, тлевших в закрытых сараях. С середины XIX века причиной пожаров становились газ и керосин, которые использовались в домах для освещения. Случались и умышленные поджоги.

В первое десятилетие существования С.-Петербурга одноэтажные, реже в два этажа деревянные постройки возводились на значительных расстояниях друг от друга, что снижало риск возгорания нескольких зданий одновременно. Пожары случались часто, но горожане успешно с ними справлялись.

Впервые крупный ущерб городу пламя причинило в 1710 году: на Троицкой площади сгорел Гостиный двор, состоявший из нескольких сотен бревенчатых лавок. Многие товары, уцелевшие в огне, были расхищены мародерами. После этого бедствия в городе построили караульни со складами водоливных труб, организовали ночные дозоры сторожей. Во время пожара специальный отряд барабанщиков бил тревогу, обходя ближайшие улицы. Удары колоколов Троицкой церкви и пушечные выстрелы из Петропавловской крепости и Адмиралтейства тоже стали оповещать жителей о пожарах. Тушили горящие здания сами городские обыватели, но в 1711 году указ «О неукоснительном прибытии войск на пожары» обязал петербургский гарнизон оказывать помощь населению. Петр I часто принимал личное участие в борьбе с огнем. В дальнейшем эту традицию поддерживали и другие русские императоры.

Особенно берегли от пламени флот, Адмиралтейские верфи и портовые сооружения. В 1710-х годах гавань оборудовали шестью насосами новейшей конструкции. На верфях и в порту через каждые 40 метров стояли лестницы, две бочки с водой, набор инструментов: крюки большие и малые, парусины, щиты. Пожарным инвентарем снабжались все корабли.

С 1714 года улицы С.-Петербурга стали застраиваться двух- и трехэтажными домами, каменными или деревянными на каменном фундаменте. По моде европейского барокко здания завершали кровли сложного профиля с мансардами и мезонинами. Во дворах теснились хозяйственные службы: бани, кухни, конюшни. Тушение пожаров в таких сложных условиях требовало хорошей организации и профессиональных навыков. Обеспечить действенную защиту от огня должна была полиция, учрежденная в 1718 году. В подчинении петербургского полицмейстера находилась канцелярия, следившая за исполнением противопожарных мер, приобретением и распределением инвентаря. Горожане должны были нести «пожарную повинность»: с каждого двора к месту пожара по сигналу прибывало определенное количество жителей. Таблички с изображением инструментов, с которыми владелец дома выходил по тревоге, укреплялись на фасадах зданий.

1 августа 1727 года произошел один из самых бедственных пожаров, унесший жизни пятисот человек — самое большое количество жертв огня за всю историю С.-Петербурга. Пламя, вспыхнувшее на складе пеньки, перекинулось на смежные дома, а затем на 32 груженые барки, стоявшие на Малой Неве. Пострадавшим купцам за счет казны частично возместили ущерб, но происшествие показало недостаточность противопожарных мер. В 1728 году последовал Указ «О построении домов в Санкт-Петербурге с соблюдением всевозможных предосторожностей от огня». В нем рекомендовались способы безопасного устройства печей и дымоходов, использование черепицы в качестве кровельного материала. Распоряжение также предписывало возведение зданий вдоль «красной линии» улиц — правило, которому в столице неукоснительно следовали вплоть до начала XX века. Все деревянные постройки, находившиеся вблизи важных и пожароопасных объектов, подлежали сносу. На основе этого Указа был разработан первый общероссийский противопожарный кодекс «О смотрении строений в городах и о сбережении от пожаров».

Несмотря на Указ, стихийное строительство в С.-Петербурге продолжалось. Несоблюдение мер предосторожности от огня привело к большой беде. В полдень 11 августа 1736 года от упавшей в сено искры загорелся один из домов на набережной реки Мойки близ Полицейского моста. Огонь, перекинувшийся на соседние здания, полыхал восемь часов, уничтожив около половины всех построек на Адмиралтейской стороне. После этой катастрофы были введены нормы по строительству противопожарных стен-брандмауэров между смежными зданиями.

24 июня 1737 года на Адмиралтейской стороне снова вспыхнул пожар, обративший в пепел более тысячи жилых домов от истока Мойки до Зеленого моста. Полицейское дознание выявило поджог. Пойманные поджигатели для острастки были сожжены на месте преступления. Погорельцам для жилья бесплатно отводились казенные здания и конфискованные дома.

Бедствия 1736-1737 годов побудили власти упорядочить систему застройки столицы. «Комиссия о Санктпетербургском строении», учрежденная 10 июля 1737 года, разработала генеральный план города. Для удобства пожарной охраны С.-Петербург был разделен на пять административных частей, а улицы получили официальные названия. Все центральные районы предписывалось застраивать только каменными зданиями. На Комиссию было возложено исполнение противопожарных мероприятий: рытье колодцев в каждом дворе, снос всех мансард и возведение новых крыш простого рисунка с применением безопасных кровельных материалов — железа или черепицы. При полиции учредили штат печников и трубочистов, обязанных следить за исправностью печей и дымовых труб в каждом доме. Все горючие вещества было указано хранить на складах Петровского острова, расположенного вдали от центра города. На судах, стоявших на Неве, запрещалось разводить огонь, а готовить пищу предписывалось только на специальных баржах.

Первая попытка создать профессиональную пожарную службу была предпринята в 1741 году: из дворцовой стражи создано постоянное подразделение для охраны от огня царских резиденций в С.-Петербурге и его окрестностях. В 1754 году солдат полков, расквартированных в городе, начали обучать пожарному делу. В 1756 году во время ночной грозы загорелась колокольня Петропавловского собора. Самое высокое сооружение С.-Петербурга строилось в ту пору, когда громоотводы еще не были изобретены, и не раз страдало от попадания молний. Летняя гроза 1756 года оказалась фатальной, сгорел не только деревянный шпиль, но и кровля собора, не выдержав жара, обрушились верхние ярусы колокольни и купол. По случайному совпадению, именно в 1750-х годах в России стало известно об опытах Бенджамина Франклина по созданию защиты от грозовых электрических разрядов.

По специальному правительственному указу в 1776 году восстановленная колокольня была оснащена первым в России громоотводом.

Нe только обывательские дома и казенные учреждения, но и городские гостиные дворы и рынки, где велась вся торговля в С.-Петербурге, нуждались в пожарной охране. В середине XVIII века обширные торговые галереи, поделенные на небольшие отсеки-лавки, оставались деревянными. Возведение гостиных дворов в камне, предписанное указами, шло медленно, так как купцы должны были строиться на собственные средства. В деревянных лавках часто возникали пожары. В 1763 году, после того как гостиный двор на Васильевском острове и все окрестные дома от набережной Невы до Большого проспекта были уничтожены пламенем, при Главной полиции учредили пожарную команду в составе 50 человек, а при полицейских участках — небольшие «пожарные конторы». Личный состав комплектовали из молодых людей, непригодных к строевой службе. В начале 1780-х годов после нескольких крупных пожаров гостиных дворов и рынков в центре С.-Петербурга все русские и иностранные купцы получили возможность открывать магазины в разных районах города, чтобы сократить убытки от огня. В «Уставе столичного города С.-Петербурга», изданном в 1785 году, устройству пожарной экспедиции посвящалась отдельная глава. Была учреждена должность брандмайора — начальника городской пожарной стражи, в подчинении которого состояли брандмейстеры, по одному в каждой части города. Обыватели продолжали исполнять пожарную повинность — трехсменные суточные дежурства. От каждой части города в смену должны были выходить 25 человек. По сигналу тревоги, о которой оповещали при помощи флагов и фонарей, свободные от дежурства смены были обязаны прибыть на пожар. Этот порядок имел существенный недостаток: сбор горожан на пожарище требовал слишком много времени, а количество штатных пожарных при полиции было слишком мало.

24 июня 1803 года император Александр I подписал указ, по которому жители столицы освобождались от несения пожарной повинности. Из солдат внутренней стражи (полиции) была сформирована первая в России «правильно организованная» пожарная команда из 11 частей общей численностью 1602 человека. 24 июня стал считаться днем рождения пожарного войска, который ежегодно отмечали смотром и парадом. Столетний юбилей петербургской пожарной охраны широко праздновался в 1903 году.

В начале XIX века в силуэт С.-Петербурга вписались высотные каланчи пожарных частей. С верхних площадок дозорные наблюдали за окрестными улицами. Была усовершенствована принятая при Екатерине II система сигналов оповещения о пожаре: ночью — фонарями, днем — шарами. Для каждой части города количество шаров и фонарей было разным. В течение всего XIX века регулярно публиковались карты С.-Петербурга и плакаты с обозначением пожарных сигналов для каждой части города.

Техническое оснащение пожарной охраны стало предметом постоянной заботы столичных властей. В 1812 году было учреждено Пожарное депо с мастерскими для производства «всякого рода и звания огнегасительных инструментов для рассылки по всем губерниям», в частности таких сложных приспособлений, как трубы с наклонными цилиндрами и раздвижные лестницы конструкции петербургского архитектора В. И. Гесте. От каждого губернского города три человека ежегодно проходили обучение в этом депо.

Благодаря новым противопожарным мерам огонь уже не поглощал целые жилые кварталы. Большую опасность представляли торговые ряды и праздничные балаганы. Жуткие последствия пожаров в местах скопления людей были связаны не столько со скоростью распространения огня, сколько с паникой и давкой.

Самым страшным по числу погибших в огне был пожар в балагане X. Лемана на Адмиралтейской площади, случившийся в феврале 1836 года. Трагедия унесла жизни 130 человек.

В 1872 году в балаганах Берга и Малафеева несчастье повторилось, хотя с меньшим количеством жертв, после чего праздничные гулянья были перенесены с Адмиралтейской площади на более безопасное Марсово поле.

Огонь не щадил и царские резиденции. Так, 17 декабря 1837 года из-за неисправности дымохода начался пожар в Зимнем дворце. Император, находившийся в это время в театре, поспешил на пожарище. Вызвав Павловский и Преображенский полки, Николай I лично руководил спасением обстановки дворца. Все ценные предметы были вынесены из пламени, но интерьеры погибли в огне, охватившем все здание. После пожара штат городской пожарной охраны был увеличен на 800 человек, началось усовершенствование «Пожарного устава» (1832). Устав городских пожарных обществ был издан в 1846 году, а позднее утвержден «Нормальный табель» (1853) для губернских и уездных городов, который определял штат и техническое вооружение пожарной охраны в зависимости от численности населения.

Пожалуй, самыми огнеопасными зданиями С.-Петербурга в XIX веке были театры. Многие столичные артисты не раз оказывались «актерами погорелого театра». Так случилось и с труппой Театра-цирка. В 1859 году, через десять лет после открытия этого театра, построенного на месте сгоревшего, в здании произошел пожар. Зал, поражавший роскошью отделки и впервые в России освещенный газом, был уничтожен огнем в ночь с 28 на 29 января. Но не газ, а случайная искра стала причиной пожара. Вновь отстроенный театр был назван Мариинским в честь императрицы Марии Александровны.

Еще в 1827 году в С.-Петербурге при поддержке правительства было создано Первое российское страховое от огня общество. В середине XIX века страхование от огня казенных и частных построек стало общепринятой практикой, в столице конкурировали десятки отечественных и зарубежных страховых компаний. В дополнение к полисам домовладельцы получали таблички с названием фирмы-страхователя, которые следовало укреплять на дверях. Страхование от огня имело и печальные последствия — совершались поджоги с целью получения премии.

С 1858 года извещения о пожарах стали передаваться по телеграфу, что значительно сократило время прибытия пожарных, причем уже в это время фиксировались и ложные вызовы. После отмены крепостного права и проведения военной реформы изменился принцип комплектования пожарной охраны — в части стали набирать людей по вольному найму.

По мере роста территории С.-Петербурга количество пожаров увеличивалось. В 1850-х годах регистрировалось около ста случаев возгораний в год. К 1910-м годам это число возросло до полутора тысяч ежегодно, но благодаря слаженным действиям пожарных огонь редко наносил большой ущерб городу.

Последний крупный пожар случился в С.-Петербурге 28 мая 1862 года. В предшествовавшую неделю пламя вспыхивало в разных районах города. Пожарные команды не успевали выехать на один вызов, как уже сообщалось о новом происшествии. Около пяти часов вечера внезапно загорелась одна из лавок Щукина двора. Поднялся сильный ветер, огонь проник в соседние лабазы и каменные лавки Апраксина двора с запасами воска, свечей, лампадного масла и серы… Заполыхали жилые дома, выходившие на Садовую улицу, Троицкий и Щербаков переулки. На Садовой улице загорелось здание Министерства внутренних дел. К полуночи ветер утих, и пожар пошел на убыль. Сгорело около 6000 лавок, десятки окрестных домов, убытки от пожара составили несколько миллионов рублей. По городу поползли слухи о поджигателях-нигилистах. Специально созданная следственная комиссия, изучив обстоятельства майских пожаров, поджогов не выявила. Основной причиной бедствия стало самовозгорание складов ветоши, пакли и смолы.

Этот крупнейший пожар показал недостаточную действенность средств борьбы с огнем. В 1863 году на вооружение столичных пожарных частей поступили первые паровые насосы европейского производства. В том же году в центре С.-Петербурга благодаря пуску первой очереди городского водопровода были оборудованы пожарные гидранты. Этим изобретением русского инженера Н. П. Зимина продолжают пользоваться и в наши дни. В 1868 году в столице началось производство ручных и паровых насосов, гидропультов, выдвижных лестниц, специального пожарного снаряжения.

В пригородах формировались добровольные пожарные дружины. В 1881 году первое пожарное общество было создано в Стрельне по инициативе князя А. Д. Львова. Пригородное пожарное общество, объединившее вольные пожарные команды и дружины, образовалось в 1893 году, а затем появилось Российское пожарное общество.

1892 году состоялся первый Всероссийский съезд пожарных и страховых работников. В его подготовке участвовал известный архитектор и общественный деятель П. Ю. Сюзор. Экспонаты, представленные на первой пожарной выставке, по предложению Сюзора стали основой Пожарного музея при С.-Петербургской полиции, а с 1918 года — отдела безопасности поселений Музея Города в Аничковом дворце. В 1930-х годах, после закрытия музея, уникальная коллекция погибла.

Техническая оснащенность С.-Петербургской пожарной команды и ее оперативность постоянно повышались. С 1898 года сообщения о пожарах стали принимать по телефону. В 1900 году мастер Пожарного депо А. А. Сергеев изобрел водораспылитель «Победа», принятый на вооружение столичными огнеборцами. В 1904 году на заводе «Фрезе и К°» был изготовлен первый пожарный автомобиль, развивавший скорость 25 верст в час и перевозивший восемь пожарных и оборудование.

В том же 1904 году в С.-Петербурге успешно прошли испытания первого в мире пенного огнетушителя, изобретенного русским инженером А. Г. Лораном. Совместно с Р. Л. Литхеном он организовал в собственной мастерской выпуск бытовых и профессиональных огнетушителей «Эврика», заполненных фирменным химическим составом «Лорантина». Качественные и недорогие огнетушители Лорана имели большой спрос. В 1908 году столичные газеты писали: «Успех (пенного огнетушителя)… превосходит, по крайней мере, в 10 раз способы тушения водой. Этим аппаратом снабжены все пожарные части С.-Петербурга, не говоря о казенных и частных заводах, правительственных учреждениях, театрах, железных дорогах…», однако попытка наладить промышленное производство огнетушителей Лорана в С.-Петербурге не удалась.

По инициативе А. Д. Львова в 1906 году в столице открылись курсы подготовки брандмейстеров, при которых была сформирована образцовая пожарная часть. В 1913 году брандмейстер Н. П. Требезов выпустил в свет первое учебное пособие «Пожарная тактика», в котором были подробно описаны все известные на этот период виды пожаров и методы их тушения.

«Пожарные являлись гордостью городской управы и населения. Отличные лошади определенной масти для каждой части, экипажи ярко-красного цвета… пожарные в сияющих касках. Все это поражало обывателя, тянуло его за обозом на место пожара, посмотреть, как будут побеждать огонь эти скромные герои», — вспоминали в своих записках о жизни С.-Петербурга 1890-1910-х годов Д. А. Засосов и В. И. Пызин. Выезд на место происшествия происходил в течение двух минут с подачи сигнала. «Скачки» — трубачи, скакавшие впереди обоза, освобождали для него проезд по городу. За ними следовала запряженная четверкой лошадей телега-линейка, на которой размещались 10-12 человек и мелкий инвентарь (багры, топоры, лопаты). Экипаж состоял из пожар-

ных-«трубников», кучера и брандмейстера, руководившего действиями расчета на месте. На большие пожары выезжали также пароконные повозки, груженные тяжелыми инструментами — паровыми помпами, пожарными рукавами, складными лестницами и т. д. Завершал кортеж медицинский фургон с фельдшером.

На самые большие пожары по тревоге выезжали все пожарные части С.-Петербурга, приезжал брандмайор, отдававший распоряжения брандмейстерам. Во время пожаров казенных зданий вызывали войска, которые оцепляли место происшествия и охраняли спасенное имущество.

Накануне Первой мировой войны городская пожарная команда С.-Петербурга была оснащена 20 паровыми насосами, 58 повозками с 400 конями. Автомобилей было лишь несколько. Личный состав команды, насчитывавший 1090 человек, отличался высокой выучкой и мастерством.

В августе 1914 года многие пожарные Петрограда, мобилизованные в действующую армию, ушли на фронт. Оставшиеся в городе части далеко не всегда могли справиться с участившимися пожарами.

Концом истории С.-Петербургской пожарной охраны стали события 1917 года. В дни Февральской революции были подожжены несколько промышленных предприятий и государственных учреждений, в том числе Литовский замок. Сгорел и Окружной суд на углу Литейного проспекта и Шпалерной улицы: здание, которое даже не пытались спасать, полностью выгорело. Обугленные руины стояли напоминанием о революционной смуте вплоть до 1932 года, когда на месте «неправедного царского суда» возвели административное здание НКВД, прозванное в народе Большим домом. В 1918 году новая советская власть начала налаживать противопожарную охрану, используя многие достижения «царского режима», но это уже другая история.



А теперь приведём немного статистики пожаров в конце 19 века. Данные взяты из статьи Роберта Очкура «Полиция России» (Робер Очкур, Дмитрий Кудрявцев, Владислав Пиотровский. Полиция России. Век ХVIII — век ХХ. М.: Астрель-СПб, 2010. С. 470-472)

Пожарная часть, на содержание которой в 1897 г. отпущено 442226 руб., вверена брандмайору и подчиненным ему 20-ти брандмейстерам. Она состоит из пожарного депо и пожарной команды, разделенной на 14 частей, с резервом при каждой. Состав вольнонаемной служительской команды к 1 января 1897 г. — 990 чел., из которых половина была нанята в 1895—6 г. Действующую часть составляют 8 подвод, в состав резерва входят 4 подводы. В зимнее время при сильных морозах на пожары вывозят чаны, в которых кипятится вода для отогревания труб и рукавов. Для тушения береговых и речных пожаров предназначены 3 парохода, снабженные всеми необходимым снарядами. Починка обоза и пожарных инструментов производится в пожарном депо. К 1 января 1897 г. имелось 360 электросигнальных пожарных звонковых аппаратов. Среди пожарной команды весьма велик процент заболеваемости (10—12 %) и несчастных случаев во время пожаров (5 %). Число пожаров в столице, принимая во внимание рост зданий, является более или менее устойчивым. За 10 лет число пожаров было:

Среднее ежегодное число пожаров = 585. Сумма убытков, уплаченных страховыми обществами потерпевшим от пожаров в С.-Петербурге за 10 лет, представляет некоторые колебания. Эта сумма в миллионах рублей выразилась за 10 лет так:

Возникают пожары главным образом между 6-ю и 12-ю часами вечера. Главными местами пожаров являлись:

Главными причинами пожаров были:

Содержание градоначальства и полиции обходилось по штатам в 1897 г. — 2043058 руб., а с содержанием пожарной команды и речной полиции — 2563548 руб.



Высококлассный синхронный перевод обеспечит московское агентство «Бюро переводов». Индивидуальный подход к каждому клиенту.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.