wpthemepostegraund

Подляшье борцам за Украину

Сeгoдня Гaйнoвкa, рaйoнный гoрoдoк в Пoдляшскoм вoeвoдствe Рeспублики Пoльшa, xoрoшo извeстeн блaгoдaря сoсeдству с Бeлoвeжскoй Пущeй и учрeждeнным eщe в 1980-x гoдax фeстивaлям цeркoвнoй музыки, нa кoтoрыx успeшнo выступают и хоровые коллективы из Ук­раины.  Дубины сегодня: Роман Авраменко возле памятника на кладбище в Дубинах. Сегодня в Гайновке три православных прихода. «За царя» Беловежская Пуща была своего рода заповедником, в котором российские императоры охотились вместе со своими коронованными гостями (в Беловеже для царских нужд был построен специальный дворец). С.Петлюры в Париже. Особое место здесь принадлежит Польше, в которой после 1921 года оказались десятки тысяч украинских офицеров и солдат. Как любой другой закрытый сельский некрополь, он быстро стал зарастать кустами. В 1918 году, во время мирных переговоров в Бресте, украинская делегация требовала провести границу УНР по этно­графическому принципу, но немцы не согласились на включение этой территории в состав украинского государства. Автор статьи: Юрий Гаврилюк "Зеркало Недели" Его спектакли приносили немалую прибыль, которая шла, в частности, и на поддержку самых бедных членов отдела. Оно было знаменито разве что железнодорожной станцией. Кроме местных, это были прежде всего поляки, вскоре появились и ветераны Армии УНР (их называли «петлюровцами»), которые, оставляя лагеря интернирования (окончательно были ликвидиро­ваны в 1924 году), разъезжались в поисках заработка. Там эмигранты молились вместе с местными верующими, а своих покойников хоронили на сельском кладбище. «Помню памятник, — вспоминал Р.Авраменко, — выкрашенный в желто-голубой цвет, с трезубцем, под которым портрет атамана Симона Петлюры, украшенный льняными рушниками, вышитыми красно-черным крестиком. После того как гайновские ветераны украинской армии выехали отсюда (кое-кого в 1939—1941 годах советы вывезли в Сибирь) или просто умерли, этот памятник, собственно, остался единственным знаком, свидетельствующим об их присутствии здесь. Кресты перед памятником деревянные, одинаковой величины, выкрашенные черным». Некоторые думали о возвращении в оккупированную большевиками Украину (велась даже агитация за выезд в «радянську батьківщину»). К примеру, на строительство и содержание бурсы им. Деревянные кресты начали трухлеть и падать. Здесь был также основан отдел Общества им. Многим из них именно в стране-соседке суждено было найти вечный покой. Однако летом 1915 года, во время Первой мировой войны, здесь стала заправлять немецкая оккупационная администрация. Так, если в 1928 году в уездном съезде УЦК участвовало около 320 его членов, то в 1934-м отдел в Гайновке насчитывал лишь 140, а в Беловеже — 70 членов УЦК. Отдел служил на территории Польши своего рода базой Правительства УНР в изгнании (в 1929 году насчитывало 68 отделов и 15 тыс. Возвращение из небытия началось в 1990-х годах, когда из местной этно­графически украинской стихии выросла национально ориентированная молодежь, основавшая Союз украинцев Подляшья. Стараниями управы отдела УЦК и членов Украинского церковного совета в дубинском храме богослужения иногда проводились на украинском языке, в частности, в национальные праздники — в дни чествования памяти Т.Шевченко и С.Петлюры. Как и в других отделах УЦК, в гайновском отделе отмечали национальные праздники и собирали средства на необходимые для всей эмиграции нужды.  Украинское военное кладбище в Александрове-Куявском возле Торуня В августе 1923 года здесь был организован отдел Украинского центрального комитета, созданного годом ранее в Варшаве и сплотившего политических выходцев из Великой Украины. Си­туацию усложняло и то, что украинцы не получили польского гражданства, оставаясь с неопределен­ными правами. Небольшая группа «петлюровцев» поселилась в уездном Бельске, а те, что нашли какую-то работу (даже руководителя церковного хора), — и в меньших уездных городках и селах. С.Петлюры. Несмотря на материальные трудности, члены гайновского отдела проявляли немалую активность в культурной сфере. Однако в межвоенный период этот городок относился к Ус­пенскому приходу в соседнем селе Ду­бины. Участвовал в них и бывший начальник штаба Запорожской дивизии, житель Бельска подполковник Никифор Авраменко (1893—1973) со своим сыном Романом (1927—2006). А в 2003 году здесь восстановили трезубец и крест. Немцы же считали ее прежде всего источником сырья и уже в 1916 году начали здесь массово заготавливать древесину, такую необходимую как для промышленности, так и для фронта. Поэтому свое пребывание в Гайновке или Бело­веже, где им пришлось трудиться простыми рабочими, они трактовали в основ­ном как временную необходимость, ища возможность выехать в более богатые страны, такие как Чехословакия или Фран­ция. Со временем отдел приобрел собственный дом, назвав его «Хатой казака», и обустроил библиотеку-читальню. В ней читали лекции по географии, истории и культуре Украины, а в середине 1930-х годов действовал детский сад. 130-летие со дня рождения Симона Петлюры, отмеченное, между прочим, и на страницах №17 «Зеркала недели», — это, по-моему, повод не только еще раз вспомнить о Главном атамане, имя которого стало символом украинской освободительной борьбы 1917—1921 годов, но и возродить память о его соратниках, чьи могилы разбросаны по всему свету. Гайновка, как и большая часть Бе­ловежской Пущи, находится на этнографически украинской территории. С тех пор здесь проходили ежегодные сборы эмигрантов из Бельского уезда в дни празднования годовщины создания Армии УНР и чествования памяти Главного атамана.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.