wpthemepostegraund

Первые опыты уничтожения химического оружия в 1918 г.

военная техника  
1917  

Возможно, первая в мире процедура уничтожения химического оружия прошла в мае 1918 в Советской России. Об этом малоизвестном эпизоде Первой Мировой войны и пойдёт речь в этой статье.

В Главном Артиллерийском Управлении при Генштабе (ГАУ), которое как-то еще работало, после заключения Брестского мира обеспокоились наличием больших запасов как обычных снарядов, так и химического оружия, а, точнее, их сохранностью и безопасностью (многие химические припасы уже имели большие сроки хранения).

В 1917 г. Советской Республике достался, хоть и не огромный, но существенный запас различных химических средств, заготовленный Химическим Комитетом при Главном Артиллерийском Управлении (ГАУ) во время Первой Мировой войны. В частности, имелось около 350 тыс. 3-х дюймовых и около 80 тыс. 6-ти дюймовых химических снарядов, а также около 57000 пудов хлора, фосгена и их смеси, хранившихся в баллонах русского производства типа Е70 и Е30, а также в английских (узких и широких) баллонах.

После выхода России из Мировой войны возник вопрос — что же делать с накопленными запасами удушливых газов. Положение осложнялось тем, что условия хранения, как снарядов, так и баллонов были далеки от идеальных. Так комиссия, осматривающая Центральный склад У.С., отмечала:

«…отдел склада не имеет помещений для хранения баллонов. Баллоны лежат большими кучами под прогнившими и протекающими навесами (бывш. навесы для сушки кирпича). В зимнее время под навесы набивается снег, в каковом и лежат баллоны. Комиссия снимала с баллонов слой ржавчины 3-4 мм….».

Такая же картина наблюдалась и в артскладах, где хранились химические снаряды, и была скорее правилом, чем исключением. В результате маховички кранов не открывались, предохранительные гайки прикипали намертво, а сами баллоны и снаряды давали утечку газа.

«…Первое время была выдвинута даже мысль об их уничтожении, чтобы избежать опасности, грозящей местностям, расположенным вокруг складов с удушливыми газами. Но подобная постановка вопроса все же вызывала некоторые сомнения, т.к. явно обрекала на гибель огромное народное достояние, затраченное на приготовление удушливых газов…». (Александр Бобков, Об одном случае подготовки газовой атаки во время Гражданской войны)

И все-таки решение о пробных ликвидациях было принято, причем на уровне Руководства ГАУ. Высшее руководство Советской Республики перебиралось в Москву и только в апреле, взяв за образчик опыты Великой французской революции, озаботилось созданием специальных Комитетов.

Об этом Л. Троцкий так говорил на заседании ВЦИК 22 апреля 1918 года: «Мы уже провели через Совет Народных Комиссаров положение о местном военном управлении в волостях, уездах, губерниях и округах. Везде мы установили единообразный тип советского военно-административного учреждения, который мы назвали «комиссариатом по военным делам» и который строится нами так, как вообще мы строим в настоящее время правящие и руководящие коллегии во всех отраслях военного дела. Это трехчленные коллегии, в состав которых входит один военный специалист с теми знаниями и размахом, которые отвечают объему его деятельности; с ним вместе в той же коллегии работают два комиссара по военным делам.»

И только 8 Мая «Временный Чрезвычайный Комитет по эвакуации взрывчатых веществ и снарядов Московского Областного комиссариата по Военным делам» оформил дело официально.

Н.А. Шилов (первый слева в верхнем ряду) с сотрудниками своей лаборатории

Учитывая большой фронтовой опыт, привлеки к делу профессора Николая Александровича Шилова. Этот выбор неслучаен — в 1915—1917 годах физико-химик Н.А. Шилов работал на фронте по части испытаний и внедрений противогаза Зелинского-Кумманта. Под его руководством было организовано до 7 передвижных (на базе железнодорожных составов) лабораторий по проверке противогазов, изучению особенностей их эксплуатации, а также обучению личного состава. Им также была разработана система обучения солдат приёмам противохимической защиты, в том числе метод окуривания в палатках окуривания и полевых условиях.

Н.А. Шилов в ходе командировки на фронт Первой мировой войны, 1916 год.

Также Н.А. Шилов занимался разработкой аппарата для удобного и равномерного распыления удушающих газов. Такой аппарат был им создан 1915 году, и в октябре были проведены полигонные испытания оного.

Необходимо уточнить, что целью порученных профессору Шилову работ было не массовое уничтожение химического оружия, а отработка соответствующих технологий и обучение кадров. Как писал сам Шилов в докладе по результатам испытаний — «…мне было поручено организовать кадр лиц, которым надо было показать приёмы уничтожения взрывчатых веществ и удушливых снарядов. Приобретя опыт, лица эти должны состоять на учёте и быть готовы в любой момент придти на помощь в случае массовой ликвидации московских Огнескладов. Кроме того мне были поручены некоторые дополнительные опыты, намеченные Химической Секцией, а также выяснение практических вопросов, связанных с ликвидацией складов, осмотр местностей, прилегающих к складам, выбор мест для сожжения нитропродуктов и подрыва снарядов, подготовка вопроса о постройке необходимых при работе блиндажей и о подвозе материалов, подлежащих уничтожению, от склада к выбранному месту«.

Испытания проводились на небольшом полигоне у станции Лианозово по Савеловской железной дороге, начали пробовать разные способы уничтожения боеприпасов. В качестве основных помощников Шилов пригласил профессионального военного сапера (Свирщевский Иосиф Иосифович) и двух своих дипломников по Московскому коммерческому институту. По-разному сложилась их судьбы.

Вознесенский Сергей Александрович. (1892-1958) Окончил Московский коммерческий институт (1918), коммерческий инженер первого разряда. Доктор химических наук (1936), профессор (1927). Преподавал химию в Пензенском институте народного образования (1919); прошел при кафедре физической химии МВТУ подготовку к профессорскому званию; одновременно работал на Московской санитарной станции; с 1921 г. – преподаватель кафедры физической химии Московского высшего технического училища (МВТУ); в 1923, 1927 и 1929 гг. – командировки в Германию (Берлин – для исследований по физической химии в лаборатории Фрейндлиха; Рур, Вестфалия – для ознакомления с работой промышленных установок по очистке сточных вод; Берлин, Международный Бунзеновский съезд химиков); с 1927 г. – доцент кафедры коллоидной химии, с 1929 г. – профессор, заведующий кафедрой аналитической химии МВТУ; с 1930 г. – заведующий кафедрой неорганической химии, профессор, с 1932 г. – заведующий кафедрой Военной академии химической защиты (реорганизованной из химфака МВТУ); в 1941–1949 гг. осужден по доносу «за участие в антисоветской организации», отбывал срок в лаборатории 4-го Спецотдела МВД СССР, спецлаборатории 1-го Главного управления при Совете Министров СССР, один из организаторов Лаборатории «Б» (1946, пос. Сунгуль, Челябинской области); после снятия судимости – работа в Лаборатории «Б» (1951–1954); заведующий кафедрой радиохимии физико-технического факультета Уральского политехнического института (1954–1958); в 1958 г. переехал в Москву как организатор Института по проблемам обезвреживания и захоронения радиоактивных отходов.

Сергей Вознесенский — ученик Н.А. Шилова. Участник испытаний первого русского противогаза конструкции Н.Д. Зелинского на фронтах первой мировой войны. Один из первых отечественных химиков-экологов. При кафедре радиохимии УПИ организовал одну из первых в институте отраслевую лабораторию (п/я 329) по обезвреживанию радиоактивных отходов. Основатель Уральской радиохимической школы, руководитель и воспитатель большого числа инженеров, кандидатов и докторов наук, посвятивших себя разработке методов радиоэкологии, прикладной химической экологии и рационального природопользования. Член Экспертной комиссии при Комитете по высшей школе. Автор более 100 печатных работ и спецотчетов, в т.ч. ряда монографий.

Грановский Михаил Александрович. (1893-1937), гос. и хоз. деятель. Окончил Моск. коммерческий ин-т (1918). В 1922-29 работал на Украине и в Москве на хоз. работе, возглавлял Всесоюзный синдикат стекольной и фарфоровой пром. С 1930 Г. на У., сначала работал начальником строительства, а затем с 1932 директором введенного в строй Березниковского химического комб-та, где ярко проявились организаторские способности Г. как крупного инженера и хозяйственника. Он явился инициатором широкого использования новой техники и технологии в строительстве комб-та и его освоении, в сооружении Березниковской теплоэлектростанции, работающей на паре высокого давления, руководил разработкой плана и строительством г.Березники. В 1935 Г. переводится на работу в Москву, где возглавляет Центральное управление ж/д строительства Наркомата путей сообщения СССР. В 1937 репрессирован и расстрелян, реабилитирован в 1956.

Естественно, в таком серьёзном деле велась отчётность.

Проделанные работы были представлены в итоговом докладе профессора Н.А. Шилова 1-го Июня 1918 года (приведён полностью в приложении к статье). Вывод доклада был такой, что обычные снаряды удобнее подрывать близ места их хранения, и необходимо заранее подвезти необходимое количество пикриновой кислоты. Для уничтожения снарядов с удушающими газами необходимо уничтожение проводить на большом расстоянии от жилых помещений, работать в противогазах и тщательно оцепить местность.

Вся документация работ велась весьма аккуратно (сохранилась в личном архиве

Шилова – 50 листов).

Приложение. Документы из личного архива Бориса Стечкина, связанные с опытами по уничтожению обычных и химических снарядов, проведённых Н.А. Шиловым в 1918 г.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.