wpthemepostegraund

Орден Святого Иоанна Иерусалимского в истории России

19 век  

Своеобразную страницу в истории наградной системы России сыграл Орден Святого Иоанна Иерусалимского. Известный под несколькими именами знаменитый Мальтийский орден как живой остаток рыцарских времен дольше всего служил особенно авторитетным образцом для множества сравнительно поздних «абсолютистских» орденов больших и малых дворов Европы. То, что для них уже с самого начала являлось только красивой, но пустой символикой и бутафорией, он все еще облекал в плоть и кровь.

Начало этому рыцарскому ордену положили купцы с их прозаическими интересами. В 1048 г. землячество итальянских купцов из Амальфи основало в Иерусалиме монастырь со странноприимным домом («госпиталем») для пилигримов и с капеллой Святого Иоанна. Владевшие Святой землей фатимидекие халифы не препятствовали созданию опорного пункта будущих завоевателей, который делался все многолюднее, быстро окреп и через купцов и паломников установил прочные связи с христианским миром Западной Европы. Орденские хроники сообщают, что через полстолетия захвату Иерусалима крестоносцами в 1099 г. способствовали иоанниты-госпитальеры, ударившие в спину мусульманским защитникам города. С той поры кроткие обеты братства были оттеснены на задний план призывами к «борьбе с неверными». От крестоносцев монастырская община получила ряд привилегий, а сложившаяся к началу XII в. ее орденская духовно-рыцарская организация в 1113 г. получила благословение и утверждение папы.

Война стала главным делом рыцарей святого Иоанна. Процветанию ордена способствовал рост его земельных владений, переходивших от благочестивых дарителей в Палестине и в Европе, деятельность ордена в области посредничества, кредита и конвоирования в восточной торговле, а также содействие «туризму» того времени — паломничеству в Святую землю. Высокая организованность, строгая дисциплина и мобильность ордена, кавалеры которого данными церкви обетами освобождались от семейных, имущественных и других уз, заставили пап высоко оценить его. Начиная с XIII в. обогащение ордена вдет за счет поглощения им некоторых других орденов с их имуществами.

Вынужденные в 1187 г. покинуть Иерусалим, иоанниты в течение некоторого времени удерживались в Сирии, но в 1291 г. были вытеснены и оттуда. Орден обосновался на Кипре, где у него скоро начались недоразумения с хозяином острова — королем Гвидо Лузиньяном. Между тем новая тактическая обстановка побудила орден в борьбе с «неверными» перейти к морской войне, в которой он достиг крупных успехов — военных и экономических, сделав постоянным источником дохода морской разбой. В 1309 г. конфликт с Лузиньяном разрешился тем, что иоанниты завоевали византийский остров Родос и закрепили его за собою. В 1522 г. блокада и штурм острова турками заставили родосских рыцарей согласиться на почетную капитуляцию. На 50 кораблях они уплыли в Италию. Около этого времени, отчасти в связи с реформацией, лишившей орден множества его владений в Северной Европе, начинается упадок его могущества. Еще в XIV в. от него откололась бранденбургская ветвь, реорганизовавшаяся в самостоятельный орден; опекаемые курфюрстом бранденбургские иоанниты сумели сохранить свой орден даже во время реформации, ценой измены Святому престолу. (В 1763 г. бранденбургские рыцари восстановили унию с Мальтийским орденом и подчинились его гроссмейстеру.)

До 1530 г. изгнанный с Родоса орден скитался по Италии, пока не получил от императора Карла V в ленное владение остров Мальту с несколькими малыми островами и с городом Триполи на африканском побережье; последний, впрочем, вскоре был потерян. Орден с его традициями морской войны и пиратства оказался в самом центре Средиземного моря. Коренное население островов давало рыцарям матросов и солдат, работало на них, строило и укрепляло их крепости и главную резиденцию — Ла-Валетту. Пленники становились рабами на галерах. С почти не изменявшим ему успехом орден участвовал во множестве морских сражений; на глазах у автора «Дон Кихота» мальтийские рыцари бились в сражении у Лепанто. Видное участие принимали иоанниты в борьбе с маврами на Пиренейском полуострове. Часты были их набеги на африканское побережье, во владения алжирских и тунисских беев. Быстрые корабли ордена наводили страх на мореплавателей-магометан; впрочем, рыцари могли закрыть глаза и на флаг христианской державы, если корабль казался им богатым. Однако вместе с успехами в грабеже и разбое в самом ордене постепенно назревали опасные для его прежней монолитности все более и более непримиримые внутренние противоречия, отчасти отражавшие противоречия между заинтересованными в нем государствами, а отчасти и усиливавшееся недовольство порабощенного населения островов.

В 1698 г. впервые устанавливаются непосредственные сношения с Мальтийским орденом Русского государства. Посол Петра Великого Б. П. Шереметев был с почетом принят в Ла-Валетте и, в отступление от статута, не будучи католиком, стал кавалером ордена — первым в России. В дальнейшем связи с Ла-Валеттой делаются постоянными, налаживается обмен посланиями по случаю вступления на престол российских императоров и императриц или избрания гроссмейстеров ордена. Екатерина 2 для морской практики на кораблях ордена посылает на Мальту русских офицеров; ее представители добиваются освобождения гребцов-христиан греческой национальности, захваченных рыцарями на турецких галерах и перекованных на орденские. У дипломатов Мальты также становится все больше дела в Петербурге. После раздела Польши завязались затяжные переговоры по поводу претензий ордена на доходы с некоторых земель на Волыни; однако учиненные в Ла-Валетте препятствия и проволочки в вопросе о захвате рыцарями шедшего под русским флагом греческого судна поставили под угрозу добрые отношения.

Смерть Екатерины 2 все изменила. В связи с событиями Великой Французской революции как никогда нуждавшийся в покровительстве орден находит благодетеля в лице императора Павла I и в 1797 г. получает два новых Великих приората — русско-католический и русский, щедрые дотации из государственной казны, великолепный воронцовекий дворец с капеллой на Садовой улице в Петербурге, Инвалидный дом и кладбище на Каменном острове и обещания военной помощи.

Знак ордена в русских приоратах никаких изменений не претерпел. Это был все тот же, носимый на черной ленте, мальтийский крест белой эмали под короной. Лилии в углах, трофей, бант (металлический) и другие подробности уточняли степени и чины награжденных. Мальтийский орден один из немногих сохрани второй знак («звезду») матерчатым — в виде небольшого нашивного крестика.

Французская революция нанесла ордену непоправимый удар, обнаружив всю его внутреннюю гнилость. Прежде всего она лишила его находившихся во Франции наиболее богатых владений; парижский замок ордена Тампль стал последним пристанищем Людовика XVII. Революционные идеи довели до высшего накала недовольство коренного населения Мальты, и в среду самих рыцарей, уже и так разделившихся на национальные группировки, внесли политические раздоры, так как и в их рядах революция имела сторонников.

Настоящим могильщиком ордена, развеявшим в прах привычные представления о его военном могуществе, был Наполеон. В течение одного только дня орден бесславно капитулировал перед французской эскадрой, которая в 1798 г. по пути в Египет зашла на рейд Ла-Валетты. Ни одного защитника ордена не убили французы, но десяток рыцарей был растерзан своими же подданными. Мальтийские солдаты и матросы тут же, в Ла-Валетте, пополнили французские вооруженные силы. Даже часть молодых рыцарей присоединилась к египетской экспедиции вчерашнего врага.

То немногое, что сразу после падения Мальты еще уцелело от ордена — Богемский (Пражский) приорат в Австрии, Бранден-бургский приорат и группировавшиеся близ папского двора осколки ордена в Италии, — начинает все больше надежд возлагать на Россию.

Падение Мальты потрясло Павла 1, только начавшего входить во вкус игры в рыцарей и даже придворных лакеев своих одевшего в цвета ордена. Немедленно он назначил коменданта для Мальты и определил для нее состав гарнизона; остановка была только за тем, чтобы отобрать ее у французов! В 1798 г. Г. Р. Державин получил крест ордена с бриллиантами за оду в честь нового гроссмейстера: голосами русских и собравшихся в России иностранных иоаннитов Павел 1, в угоду его горячему желанию, был избран великим магистром, вместо предварительно осужденного и подписавшего акт отречения Гомпеша. К решению об избрании Павла 1, скрепя сердце, присоединились другие приораты и даже папа. Павел 1 ввел мальтийский крест в государственный герб России.

Граф Ю.П. Литта, заместитель великого магистра ордена, непосредственно занимавшийся всеми делами ордена.

Но усилия Павла 1 были напрасны. Захват Мальты Наполеоном положил начало катастрофическому развалу ордена как идеологической организации и как экономического целого. Европейские государства, на территории которых находилось имущество ордена, одно перед другим спешили расхватать его, либо вовсе не заботясь о формальностях, либо прикрыв это сохранением от всего былого только названия да знаков — для пополнения своего набора орденов. Одной из первых так сделала Бавария, наложившая секвестр на имущество ордена в 1799 г.; за нею последовали государи, объединившиеся в 1806 г. в Рейнском союзе. Пруссия в 1810 г. секвестировала имущество Бранденбургского приората и объявила орден прекратившим существование, но спохватившись в 1812 г., провозгласила учреждение королевского светского ордена иоаннитов. На место лилий в уголках мальтийского креста встали прусские орлы. В Испании, короли которой с 1530 г. считались покровителями ордена, в 1802 г. появился собственный орден Иоанна Крестителя, знаком которого остался старый мальтийский крестик с лилиями в углах. Такой же орден возник в Англии (со львами и единорогами в углах креста).

Увлечение русского императора рыцарской романтикой стало частью большой европейской политики. Новый гроссмейстер послал знаки ордена скучавшему в эмиграции Людовику XVIII и его приближенным; в армии становилось все больше мальтийских кавалеров; для солдат и унтер-офицеров вместо недавно установленной аннинской медали был введен так называемый донат ордена Святого Иоанна — маленький латунный крестик. В числе первых русских кавалеров ордена был А.В. Суворов. Захват Мальты в 1801 г. англичанами привел Павла 1 в ярость и определил его новый внешнеполитический курс, в конечном счете стоивший ему жизни. Ни Амьенский мир 1802 г., ни Венский конгресс уже не могли вынудить Англию расстаться с Мальтой — для ордена последняя была потеряна навсегда; очень скоро навсегда оборвались в его связи с Россией.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.