wpthemepostegraund

Описание Новгорода и Пскова в мемуарах Voyages et ambassades рыцаря Гильбера де Ланноа (1413 г.)

Средневековье  
15 век  

Первое систематическое западно-европейское описание Новгорода и Пскова сделал рыцарь Гильбер де Ланноа (Guillebert de Lannoy, 1386-1462), побывавший в Новгороде и Пскове в 1413 г. Об этих его записках пойдёт речь в статье бельгийского историка Стефана Мунда. Первоначально статья опубликована в журнале «Древняя Русь» (№ 1(7), март 2002 г.).



Начиная с IX—X в., Новгород и Псков становятся одними из русских городов, наиболее посещаемых жителями Западной Европы, среди которых больше всего скандинавских и немецких ганзейских купцов. Эти купцы оставили мало письменных свидетельств своего пребывания в этих городах, только несколько коротких намеков в древнеисландских сагах (XI—XIII в.) и древненемецких летописях (XI—XIII в.). Первое систематическое западно-европейское описание Новгорода и Пскова появляется только в первой половине XV в. в мемуарах «Путешествия и посольства» (Voyages et Ambassades)1. Его автор путешественник рыцарь Гильбер де Ланноа (Guillebert de Lannoy, 1386-1462).

Гильбер де Ланноа был родом из прославленной дворянской семьи из графств Фландрии и Геннегау в современной Бельгии2. Молодой рыцарь получил военное воспитание, характерное для его социальной среды. Система ценностей, лежащая в основе жизни и творчества Гильбера де Ланноа, — это мировоззрение средневекового рыцарства, где главными нормами были честь, мужество, храбрость и христианская вера3. Гильбер де Ланноа был чиновником и дипломатом, который служил верой и правдой всю жизнь графу Геннегау Гильому IV (ум. 1417) (Guillaume IV de Hainaut), а затем бургундским герцогам Иоанну Бесстрашному (ум. 1419) (Jean sans Peur) и Филиппу Доброму (ум. 1467) (Philippe le Bon). Современные историки знают Гильбера де Ланноа как большого путешественника: в качестве дипломата бургундских герцогов или рыцаря-авантюриста он посетил много стран Европы и Азии, среди которых северная Русь в 1413 г4.

В 1413 г. Гильбер де Ланноа жил в Пруссии и Ливонии, где был на службе у Немецкого ордена, который часто воевал против «неверных» прибалтийских народов и русских-«схизматиков». Немецкий орден регулярно организовывал походы, в которых принимали участие многие западноевропейские рыцари, распространяли христианскую веру и приобретали свои личные честь и славу5. Гильбер де Ланноа уехал в Пруссию, чтобы стяжать славу молодого христианского рыцаря. Кроме того, несмотря на очевидный анахронизм, он не сомневался в ключевом значении крестовых походов для мировоззрения современного ему рыцарства. После успешного участия в одном прусском военном походе Гильбер де Ланноа поехал в Ливонию, чтобы принять участие там в другом походе. В Риге он узнал, что поход Немецкого ордена был отложен на несколько месяцев. Тогда он решил добровольно посетить соседнюю русскую страну, с которой регулярно воевал Немецкий орден. Такая инициатива была характерна для любознательности и жажды приключений Гильбера де Ланноа6. Уже когда он воевал в Испании с маврами за несколько лет до этого (1410), Гильбер воспользовался перемирием между маврами и христианами, чтобы посетить из любопытства мавританский Гранадский эмират7.

Переодетый купцом, Гильбер де Ланноа покинул зимой Нарву в Ливонии и проникнул на Русь. Он приехал в Новгород Великий на санях и оставался девять дней в этом городе. Новгородские власти хорошо приняли его: они пригласили его на банкет. Кроме того, во время своего пребывания в Новгороде Гильбер де Ланноа мог свободно гулять по городу: так у него была возможность наблюдать повседневную жизнь жителей этого города. Вероятно, он познакомился там с некоторыми людьми, например, с немецкими ганзейскими купцами, которые могли дать ему много сведений о Новгороде. Некоторая информация о новгородском правительстве в рассказе Voyages et Ambassades могла происходить от местного осведомителя, русского или немца по происхождению8. Кажется, что этот город ему понравился, ибо он оставил полное его описание в своих мемуарах. После Новгорода Гильбер де Ланноа продолжил зимой свое путешествие до Пскова. После короткого пребывания в этом городе он решил быстро уехать и возвратиться в Ливониию. Несколько лет спустя, в 1421 г., Гильбер де Ланноа совершил путешествие на юг Руси, который был в это время под польско-литовским владычеством. Но, в отличие от путешествия 1413 г, посещение Руси не было целью путешествия 1421 г.: Гильбер де Ланноа проехал южные территории Руси только в контексте дипломатической миссии к королю Польши и великому князю Литвы9. Поэтому неудивительно, что он не оставил никакого описания этой страны в своих мемуарах10.

Сегодня мы знаем рассказ о путешествиях и приключениях Гильбера де Ланноа благодаря мемуарам, которые он якобы написал в конце своей жизни. После смерти Гильбера в 1462 г. его капеллан якобы собрал все разные заметки своего господина, чтобы представить эти последние в форме одного рассказа. Это рассказ известен сегодня под названием Voyages et Ambassades. Он написан на старофранцузском языке, который был родным языком Гильбера де Ланноа11. Стиль повествования не напыщенный, а простой12. Сегодня существует только две рукописи Voyages et Ambassades, обе хранятся в Бельгии13.

Описание Новгорода и Пскова выделяется в мемуарах Voyages et Ambassades, потому что Гильбер де Ланноа написал много об этих двух городах. Обычно он лаконично вспоминает в своих мемуарах все посещенные им места и записывает только информацию, носящую практический характер14. Почему сделано исключение для Новгорода и Пскова? Невозможно дать точный ответ на это при современном положении исследований. Однако кажется, что путешествие на Русь было особенно значительным в жизни Гильбера де Ланноа. В это время он путешествовал с целью «увидеть мир» (pour voir monde), как он писал в своих мемуарах15. Кроме того, он пользовался на Руси свободой передвижения которой не было позже у всех западно-европейских путешественников16. В XVI в. многие из них жаловались на запрещение выходить из своей резиденции без присмотра приставов17. Благодаря свободе передвижения, Гильбер де Ланноа познакомился с ежедневной жизнью жителей Новгорода и Пскова и заинтересовлся многими ее аспектами: пейзажем окрестностей, общим видом этих городов, способом управления, населением и некоторыми его обычаями. Его восхитила природа, особенно суровая зима и бесконечные леса и болота, никем не заселенные. Гильбер де Ланноа коротко описал географическое положение Новгорода и Пскова: по его мнению, Новгород находится на равнине посреди лесов и болот, на берегу реки Волхова; Псков построен на слиянии двух рек. Он считает, что Новгород и Псков являются удивительно большими городами18. Как военный деятель, он особенно интересовался крепостями этих двух городов: критическое замечание вызвало то, что стены Новгорода, в отличие от Пскова, недостаточно хорошо укреплены19. О религии Гильбер де Ланноа заметил, что жители Новгорода и других мест Руси — православные христиане, которые соблюдают греческий обряд20. Он упомянул Софийский собор, по его мнению, главный собор Новгорода, стоящий посреди кремля, и говорил об огромном числе (350) церквей в Новгороде21. Гильбер де Ланноа тоже остановился на главных особенностях социально-политической системы в Новгороде: «это свободный город, имеющий общинное управление. Епископ является как бы их государем . Внутри города живет много великих господ, которых они называют боярами. Среди них есть один горожанин, который владеет землей в 200 миль длины, удивительно богатый и могущественный. Жители города имеют двух начальников — тысяцкого и посадника, которые и управляют выше указанным городом. Эти правители переизбираются из года в год »22. К этому достоверному описанию внутреннего быта Новгорода Гильбер де Ланноа добавил сведения о внешней политике, особенно об отношениях Новгорода и Пскова с Ливонией и с великим князем московским23. Интересны и замечания Гильбера де Ланноа о хозяйстве Новгорода, особенно о «монете из кусков серебра (…) и из мордок белок и кун»24. Гильбер де Ланноа не только сделал систематическое описание разных аспектов Новгорода и Пскова, но также проявил интерес к некоторым живописным чертам повседневной жизни их обитателей. Он, например, отметил прически в двух городах: в Новгороде мужчины и женщины отпускают очень длинные волосы: «у женщин две косы, которые они носят за головой, у мужчин одна коса»25. Во Пскове русские «отпускают волосы длинные и беспорядочно лежащие на плечах. Женщины носят круглую диадему над головой, как святые»26. Гильбер де Ланноа рассказал странный новгородский обычай, согласно которому жители Новгорода продают женщин на рынке27. Если некоторые историки оспаривают это последнее сообщение, они все же согласны относительно качества рассказа Гильбера де Ланноа о Руси и подчеркивают его объективность28.

Сегодня рассказ Гильбера де Ланноа вдвойне интересен для русских историков в контексте подхода к изучению Древней Руси. Во-первых, русские историки находят в этом рассказе целостное и достоверное описание Новгорода и Пскова в начале XV в. иностранным путешественником. Они могут увидеть, как западноевропейский человек воспринимает древенерусскую культуру и может ее понять, несмотря на трудности с языком. Рассказ Гильбера де Ланноа интересен тем, что он представляет уже в начале XV в. некоторые стереотипы о русском мире, как, например, суровая зима и продажа женщин на рынке. Эти стереотипы будут встречаться все чаще и чаще в следующим веке. Во-вторых, рассказ Гильбера де Ланноа образует полезное дополнение для русских историков и археологов, которые работают над историей древнего Новгорода и Пскова. Например, Гильбер де Ланноа написал, что, кроме башен, все стены Новгорода построены из дерева и земли. Этот вид строительства сейчас подтвержден археологическими раскопками. Число в 350 церквей не только включает церкви, но и частные часовни при жилых домах в Новгороде29. Кроме того, в рассказе Гильбера де Ланноа имеется некоторая информация, отсутствующая в средневековых русских источниках. Это, например, описания пейзажей или обычаев повседневной жизни30.

Рассказ Гильбера де Ланноа представляет собой важное свидетельство о политическом, социальном, религиозном и экономическом положении Новгорода и Пскова в начале XV в. Как свидетель Гильбер де Ланноа дал хорошее и объективное представление об этих двух городах, которые уже давно находились в контакте с Западной Европой. Рассказ Voyages et Ambassades мог бы способствовать в это время лучшему ознакомлению с Древней Русью в Западной Европе. Но, увы, этот рассказ оставался неизвестным до его первого издания в 1840 г.

1 Издания: Serrure C. P. Les Voyages et Ambassades de Messire Guillebert de Lannoy, 1390—1450. Mons, 1840. P. 18—22; Lelewel J. Guillebert de Lannoy et ses voyages en 1413, 1414 et 1415. Bruxelles-Poznan 1844. P. (частичное издание). Лучшее издание: Potvin Ch. & Houzeau J.-C., Œuvres de Ghillebert de Lannoy, voyageur, diplomate et moraliste. Louvain, 1878. P. 31—37 (далее — Potvin). Русские переводы: Савельев П. С. // Географические Известия. СПб., 1850. № 1—4; Студент Емельянов. Путешествие Гильбера де Ланноа в восточные земли Европы в 1413 — 1414 и 1421 гг. // Киевские университетские известия. 1873. № 8. Отд. 2. С. 1—42. Частичное переиздание: Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV в. М., 1960. С. 545—549.

2 О биографии Гильбера де Ланноа, см. Van Elewyck E. Ghillebert de Lannoy, voyageur, diplomate et moraliste du XVe siècle // Revue de Belgique. T. 33. 1879. P. 105-134; Loise F. Ghillebert de Lannoy // Biographie Nationale. T. 11. 1890-1891. Col. 308-322; Quarre-Reybourdon L. Vie et aventures de Ghillebert de Lannoy, chevalier lillois, au XVe siècle // Bulletin de la Société de Géographie descriptive historique de Lille. T. 14. 1890. P. 12-23. Самая полная работа: Bertrand A. Les «Voyages et Ambassades» de Guillebert de Lannoy (1399-1450). Université de Liège. Liège, 1987 (неизданная дипломная работа).

3 Каппелер. А. Бургундский рыцарь в России (заметки об отчете Гильбера де Ланноа о поездках в Новгород и Псков в начале XV в. // Источниковедение и краеведение в культуре России. Сборник к 50-летию служения Сигурда Оттовича Шмидта Историко-архивому институту. Москва, 2000. С. 50.

4 О путешествии Гильбера де Ланноа в Руси, см. Klimas P. Ghillebert de Lannoy in Medieval Lithuania. New-York, 1945; Halecki O. Gilbert de Lannoy and His Discovery of East Central Europe // Bulletin of the Polish Institute of Arts and Sciences in America. T. 2/2. 1944. P. 314-331; Soloviev A. V. Le voyage demessire de Lannoy dans les Pays russes // Orbis scriptus. Festschrift fûr Dmitrij Tschizewskij zum 70. Geburtstag. Mûnchen, 1966. S. 791-796; Rebas H. Die Reise des Ghillebert de Lannoy in den Ostseeraum 1413/14. Motive und Begleitumstande // Hansische Geschichtsblatter. T. 101. 1983. P. 29-42; Bertrand A. Les «Voyages et Ambassades» de Guillebert de Lannoy (1399-1450). P. 34-59; Idem. Un seigneur bourguignon en Europe de l’Est: Guillebert de Lannoy (1386-1462) // Le Moyen Âge. Revue d’Histoire et de Philologie. T. 95. 1989. P. 293-309; Idem. Guillebert de Lannoy (1386-1462). Ses «Voyages et Ambassades» en Europe de l’Est // Publication du Centre européen d’études bourguignonnes (XIVe-XVIe s.). Rencontres de Middelbourg — Bergen-op-Zoom (27 au 30 septembre 1990): «Les sources littéraires et leurs publics dans l’espace bourguignon (XIVe-XVIe s.). T. 31. Neuchâtel, 1991. P. 79-92; Mund S. Guillebert de Lannoy, un observateur fiable de la réalité russe au début du Xvème siècle // Hainaut et Tournaisis regards sur dix siècles d’histoire. Recueil d’études ddiées à la mémoire de Jacques Nazet (1944-1996). Bruxelles, 2000. P. 182-184; Каппелер. А. Бургундский рыцарь в России (заметки об отчете Гильбера де Ланноа о поездках в Новгород и Псков в начале XV в. С. 50-52.

5 Maschke E. Burgund und der preussische Ordenstaat // Syntagma Friburgense (Historische Studien Hermann Aubin dargebracht). Lindau, 1956. S. 147-172; Paravicini W. Die Preussenreisen des europaischen Adels. Sigmaringen, 1989. 2 vol. (Beihefte der Francia. T. 17); Idem. Die Preussenreisen des europaischen Adels // Historische Zeitschrift. T. 232. 1981. S. 25-38; Christiansen E. The Northern Crusades. The Baltic and the Catholic Frontier, 1100-1525. London, 1980.

6 Mund S. Guillebert de Lannoy, un observateur fiable de la réalité russe au début du Xvème siècle P. 183; Каппелер. A. Бургундский рыцарь в России (заметки об отчете Гильбера де Ланноа о поездках в Новгород и Псков в начале XV в. С. 51.

7 Arié R. Un seigneur bourguignon en terre musulmane au XVe siècle: Ghillebert de Lannoy // Le Moyen Âge. Revue d’Histoire et de Philologie. T. 83. 1977. P. 283-302; Bertrand A. Les «Voyages et Ambassades» de Guillebert de Lannoy (1399-1450). P. 67-74.

8 Каппелер. A. Бургундский рыцарь в России (заметки об отчете Гильбера де Ланноа о поездках в Новгород и Псков в начале XV в. С. 52.

9 Holban M. Du caractère de l’ambassade de Ghillebert de Lannoy dans le nord et le sud-est de l’Europe en 1421 et de quelques incidents de son voyage // Revue des études sud-est européennes. T. 5. 1967. P. 419-434.

10 Mund S. Guillebert de Lannoy, un observateur fiable de la réalité russe au début du Xvème siècle. P. 184.

11 Bertrand A. Les «Voyages et Ambassades» de Guillebert de Lannoy (1399-1450). P. 6-8 & 14-15; Idem. Guillebert de Lannoy (1386-1462). Ses «Voyages et Ambassades» en Europe de l’Est. P. 79.

12 Mund S. Guillebert de Lannoy, un observateur fiable de la réalité russe au début du Xvème siècle. P. 191.

13 Первая рукопись (около 1480 г.) сохранена в Bibliothèque Royale Albert Ier в Брюссели (рукопись № 21.521—31). Вторая рукопись (первая половина XVI в.) сохранена в частной коллекции.

14 Mund S. Guillebert de Lannoy, un observateur fiable de la réalité russe au début du Xvème siècle P. 185.

15 Potvin. P. 37.

16 Mund S. Guillebert de Lannoy, un observateur fiable de la réalité russe au début du Xvème siècle P. 185.

17 Такие жалобы, например, в рассказе английского путешественника Томаса Рандолфа (1568). См. Quinn D. B. & Skelton R. A. (eds.). Richard Hakluyt. The principall navigations, voiages, and discoveries of the English nation. Imprinted at London, 1589. Cambridge, 1965. T. 1. P. 401.

18 Potvin. P. 32 & 36: «Item, est la ville de la grant Noegarde merveilleusement grant ville, située en une belle plaine, avironnée de grans forests et est en bas païs parfont de eaues et de places maresqueuses, et passe par le milieu de laditte ville une très grosse rivière, nommée Wolosco» & «…autre grosse ville fermée du royaume et seignourie de Russie, nommée Plesco».

19 Potvin. P. 33.

20 Potvin. P. 33: «Et tiennent aussy tous les autres Russes de la Russie, qui est moult grande, la loy cristienne en leur créance, sy comme les Grecs ».

21 Potvin. P. 33: «Et y a dedans laditte ville trois cens et cincquante esglises. Et ont ung chastel assis sur laditte rivière où la maistre esglise de Sainte-Sophie qu’ils aourent est fondée (…)».

22 Potvin. P. 33 & 34: «Et est une ville franche et seignourie de commune, sy ont ung évesque, qui est comme leur souverain. (…) Item, y a dedens laditte ville moult de grans seigneurs qu’ilz appellent Bayares. Et y a tel bourgeois qui tient bien de terre deux cens lieues de long, riches et puissans à merveilles (…). / (…) Et ont deux officiers, ung duc et ung bourchgrave, qui sont gouverneurs de laditte ville, lesquelz gouverneurs sont renouvellez d’an en an».

23 Potvin. P. 33 & 36.

24 Potvin. P. 33: «Et est leur menue monnoye de testes de gris et de martres».

25 Potvin. P. 34: «Item, ont les dames deux trèches de leurs cheveulz pendans derrière leurs dos, et les hommes une trèche».

26 Potvin. P. 36-37: «Et ont les Russes d’icelle ville leurs cheveulz longs espars sur leurs espaulles. Et les femmes ont ung ront déadême derrière leur testes, comme les sains».

27 Potvin. P. 33-34: «Sy ont en leur ville ung marchié où ilz vendent et achatent leurs femmes, eulz de leur loy, mais nous les francs cristiens ne l’oserions faire, sur la vie. Et changent / leurs femmes l’une pour l’autre, pour une keucelle d’argent ou deux, ainsy comme ilz sont d’acord que l’un donne de saulte à l’autre».

28 Каппелер. A. Бургундский рыцарь в России (заметки об отчете Гильбера де Ланноа о поездках в Новгород и Псков в начале XV в. С. 52.

29 Soloviev A. V. Le voyage demessire de Lannoy dans les Pays russes. P. 792; Каппелер. A. Бургундский рыцарь в России (заметки об отчете Гильбера де Ланноа о поездках в Новгород и Псков в начале XV в. С. 52; Mund S. Guillebert de Lannoy, un observateur fiable de la réalité russe au début du Xvème siècle.

30 Хорошкевич A. Л. Русские обычаи в изобразении Герберштейна (статья конференции в Мюнстере в октябре 1999 г.). С. 1.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.