wpthemepostegraund

Оккупация Северного Сахалина и японские концессии

20 век  
политика  

Среди прочих держав Япония высадила свой десант во Владивостоке в 1918 году, а 21 апреля 1920 года японцы оккупировали Северный Сахалин (напомню, что Южный Сахалин отошёл Японии после поражения России в русско-японской войне). На Сахалине их интересовали прежде всего уголь, рыба и нефть. Правда, в больших масштабах добывать нефть у японцев в то время не получилось – за 5 лет оккупации с острова было вывезено порядка 20-25 тыс. тонн.

Краткий экскурс в иностранную оккупацию Дальнего Востока вы можете прочитать у нас на сайте: Дальний Восток периода интервенции и Гражданской войны.

Интересовал японцев и пушной зверь. За годы оккупации на Сахалине были полностью истреблены ценные пушные животные: соболь, выдра, лисица, резко сократилось поголовье белки. Захватчики систематически разбрасывали на огромных участках тайги приманки, отравленные стрихнином, бессмысленно уничтожая тем самым огромное количество животных.

25 октября 1922 года Владивосток был взят частями НРА (Народно-революционная армия Дальневосточной республики), и в этот же день завершилась эвакуация японских войск из Владивостока, решение о которой было принято ещё летом 1922 года.

Однако Северный Сахалин оставался оккупированным. Военных возможностей выгнать оттуда японцев у молодого советского государства ещё не было.

В сборнике «Русские Курилы: история и современность. Сборник документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы.» (Москва, 1995) сообщается, что сразу же после оккупации действие русских законов было отменено и введено японское военно-гражданское управление. Все учреждения острова должны были передать дела новой японской администрации. Было произведено переименование улиц на японский лад, а день рождения японского императора стал обязательным для всех праздником.

Для выдавливания японцев с Северного Сахалина было решено подключить США.

14 мая 1921 г. правительство ДВР и представитель американской нефтедобывающей компании «Синклер ойл» подписали предварительный договор о концессии на добычу нефти на Северном Сахалине. 31 мая госсекретарь США Чарльз Хьюзо в ноте, направленной правительству микадо, твердо заявил, что Соединенные Штаты «не могут согласиться на принятие японским правительством каких-либо мер, которые нарушали бы… территориальную неприкосновенность России». Северный Сахалин прямо не был назван, но явно подразумевался.

В соответствии с договором о концессии американская компания получила концессию на два участка общей площадью около 1000 кв. км для добычи нефти и газа сроком на 36 лет. «Синклер ойл», в свою очередь, обязывалась затратить на разведку и добычу не менее 200 тыс. долл., в конце второго года запустить одну буровую, а к концу пятого — еще одну. Арендная плата устанавливалась в традиционной форме: 5% от ежегодной валовой добычи, но не менее чем на 50 тыс. долл. В качестве обеспечения будущих выплат компания немедленно вносила в Госбанк ДВР 100 тыс. долл. и гарантийное письмо на 400 тыс.

Однако, вопреки ожиданиям, американское правительство никаких шагов по давлению на Японию и обеспечению интересов «Синклер ойл» на Северном Сахалине не предпринимала.

В начале 1923 года Адольф Иоффе, представлявший РСФСР и ДВР на переговорах с японцами, информировал Политбюро и Наркоминдел о весьма интересном, с его точки зрения, предложении Токио: продать Северный Сахалин Японии и тем самым разрубить гордиев узел проблем, связанных с этой «спорной» территорией.

Политбюро, не имея возможности сразу же отвергнуть эту идею (Иоффе открыто поддерживал Троцкий), поступило чисто бюрократически. 5 мая 1923 г. была образована комиссия по определению экономической и стратегической ценности острова Сахалин, члены которой единодушно постановили, что Северный Сахалин необходимо сохранить за СССР любой ценой.

Неизвестно, на что рассчитывали американцы, но 7 февраля 1924 года два инженера «Синклер Ойл», МакКаллох и МакЛафлин высадились на западном побережье Сахалина, в районе селения Погиби, где их незамедлительно арестовали японцы и, продержав несколько дней взаперти, выслали. Однако и этот инцидент не вызвал никакой реакции со стороны американского правительства.

14 мая 1924 года начались официальные советско-японские переговоры в Пекине, итогом которых стало подписание 20 января 1925 года советско-японской конвенции об основных принципах взаимоотношений. Согласно конвенции, Япония обязалась к 15 мая 1925 года вывести свои войска с территории Северного Сахалина, который немедленно после этого на основании протокола «А» переходил под суверенитет СССР.

Пребывание японцев не прошло для острова даром. Помимо уже упоминавшегося истребления животных, при невыясненных обстоятельствах были безвозвратно утрачены ценнейшие коллекции Сахалинского краеведческого музея по культуре аборигенов, палеонтологические образцы и другие экспонаты. Вполне вероятно, часть из них была вывезена в Японию.

Однако, японцы не соглашались уйти с Северного Сахалина просто так. С их стороны было выдвинуто условие о сдаче им в концессию всех или как минимум 60% нефтяных скважин. В результате многомесячных переговоров 14 декабря 1925 года был подписан договор о концессиях, согласно которому Японии на срок от 40 до 50 лет выделялось 50% площади нефтяных и угольных месторождений.

В качестве платы за концессию японцы обязаны были отчислять советскому правительству от 5 до 45% валового дохода. Кроме того, концессионер платил местные и государственные налоги, а также арендную плату. Японской стороне было дано право завозить рабочую силу из Японии в соотношении: 25% неквалифицированной и 50% квалифицированной рабочей силы. Для эксплуатации нефтяных месторождений японские предприниматели создали в 1926 году «Акционерное общество Северо-Сахалинских нефтяных предпринимателей» (Kita Karafuto Sekiyu Kabushiki Kaisha).

Ну а «Синклер ойл» осталась ни с чем. 24 марта 1925 г. Московский губернский суд вынес решение по делу о расторжении договора с компанией «Синклер ойл», признав его утратившим силу. Также суд признал, что равным образом утратило силу гарантийное письмо, представленное компанией, а внесенные в обеспечение исполнения договора деньги не подлежат обращению в доход СССР.

Добыча нефти на концессиях росла и к середине 30-х стабилизировалась на уровне 160-180 тыс. тонн в год. Между советскими органами власти и концессионером постоянно возникали разногласия, были случаи нарушения договора, причем обеими сторонами. С началом японо-китайской войны (1937) на концессиях начался спад добычи нефти, связанный с резким ухудшением советско-японских отношений (Хасан, Халхин-Гол) и постоянными требованиями советского правительства ликвидировать концессии. Напомню также, что СССР оказывал военную помощь Китаю для защиты от японской агрессии.

К вопросу о принадлежности Северного Сахалина Япония вернулась во время переговоров с СССР о подписании договора о нейтралитете в 1940-41 годах. Япония предлагала Северный Сахалин продать.

Далее цитирую фрагмент из книги Анатолия Кошкина «Россия и Япония. Узлы противоречий», где он описывает переговоры в апреле 1941 года в Москве с японским министром иностранных дел Мацуокой.

«Отвергнув претензии Японии на Северный Сахалин, он[Сталин] заявил о желании вернуть в состав территории Советского Союза южную часть этого острова, отторгнутую от России в результате Русско-японской войны 1904—1905 гг. Мацуока возражал, ссылаясь на то, что южная часть Сахалина заселена японцами и России лучше обратить внимание на расширение своих территорий за счет арабских стран, вместо того, чтобы претендовать на территории, соседствующие с японской метрополией.

Это была «домашняя заготовка» Мацуоки. Готовясь к переговорам с Советским Союзом, министерство иностранных дел Японии разработало программу заключения с СССР пакта о ненападении. Одним из пунктов этой программы предусматривалось: «В подходящий момент включить в сферу влияния Японии (в результате покупки или обмена территориями) Северный Сахалин и Приморье». Для того, чтобы побудить советское правительство пересмотреть свою политику в отношении японо-китайской войны, в документе намечалось предложить Советскому Союзу следующее: «СССР признает интересы Японии во Внутренней Монголии и в трех провинциях Северного Китая. Япония признает традиционные интересы Советского Союза во Внешней Монголии и Синьцзяне. СССР соглашается с продвижением Японии в направлении Французского Индокитая и Голландской Индии. Япония соглашается с будущим продвижением Советского Союза в направлении Афганистана, Персии (впоследствии сюда включается и Индия)».

Попытка Мацуоки изложить этот «план» Сталину реакции последнего не вызвала. Было ясно, что целью вовлечения Советского Союза в подобный сговор было желание не допустить его сближения со странами Запада и все же попытаться привлечь к сотрудничеству с участниками «Тройственного пакта».

Проигнорировав геополитические прожекты Мацуоки, Сталин выложил на стол проект советско-японского пакта о нейтралитете, который состоял из четырех статей. Статья 1 предусматривала обязательство обеих сторон поддерживать мирные и дружественные отношения между собой и взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность Другой договаривающейся стороны. В статье 2 говорилось, что в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта. Статья 3 предусматривала, что пакт сохраняет силу в течение пяти лет.

Предложенный Сталиным вариант соглашения не требовал от Токио никаких уступок, кроме согласия на ликвидацию на приемлемых условиях концессий на Северном Сахалине. К тому же откровенность и примирительный дружественный тон Сталина убеждали Мацуоку, что советский лидер искренне стремится на продолжительный срок избежать новых конфликтов с Японией.

Связавшись с Токио, Мацуока получил согласие на подписание предложенного советской стороной документа. Вместе с тем в инструкциях японского правительства было подчеркнуто, что «Тройственный пакт не должен быть ослаблен».

Министр иностранных дел Японии Ё. Мацуока подписывает пакт о нейтралитете между СССР и Японией в присутствии Сталина и Молотова. 13 апреля 1941 г.

13 апреля 1941 г. в Кремле был подписан Пакт о нейтралитете между Японией и Советским Союзом. Одновременно была подписана Декларация о взаимном уважении территориальной целостности и неприкосновенности границ Монгольской Народной Республики и Маньчжоу-Го. Была достигнута и договоренность о разрешении в течение нескольких месяцев вопроса о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине. Однако по просьбе японской стороны об этой договоренности в печати не сообщалось.»

Однако нападение Германии на СССР оттянуло решение вопроса о закрытии японских концессий. Посчитав, что в условиях ведения войны на западе, СССР не захочет рисковать открывать второй фронт на Дальнем Востоке и силой выгонять японцев с Северного Сахалина, японские концессии в нарушение пакта о нейтралитете продолжили действовать. На тот момент их расчёт оказался верным.

После поражения Германии в Сталинградской битве японское правительство осознало, что Германия потерпит в этой войне поражение, а, значит, СССР сможет перекинуть свои войска на Дальний Восток для боевых действий против Японии.

В стремлении не допустить выхода СССР из договора о нейтралитете 19 июня 1943 г. координационный совет японского правительства и императорской ставки принял принципиальное решение о ликвидации концессий. Переговоры шли медленно и продолжались до марта 1944 г.

Во время состоявшейся 2 февраля 1944 г. беседы с послом США Гарриманом Сталин отмечал, что «японцы очень перепуганы, они очень беспокоятся за будущее». Он говорил: «Мы имеем с японцами договор о нейтралитете, который был заключен около трех лет тому назад. Этот договор был опубликован. Но кроме этого договора состоялся обмен письмами, которые японцы просили нас не публиковать. В этих письмах шла речь о том, что японцы обязуются отказаться до окончания срока от своих концессий на Сахалине: от угольной и от нефтяной… Нас особенно интересуют нефтяные концессии, так как на Сахалине много нефти. При обмене письмами японцы обязались отказаться от концессий в течение шести месяцев, то есть до октября 1941 года. Но они этого не сделали до настоящего времени, несмотря на то что мы несколько раз ставили перед ними этот вопрос. А теперь японцы сами обратились к нам и говорят, что они хотели бы урегулировать это дело».

30 марта 1944 года в Москве был подписан протокол, по которому японские нефтяные и угольные концессии передавались в собственность СССР. В порядке компенсации СССР выплачивал Японии 5 миллионов рублей и обещал продавать Японии 50 тысяч тонн сырой нефти с Охинских скважин в течение 5 лет «после окончания настоящей войны». Тогда же было принято решение о закрытии генерального консульства в Александровске и вице-консульства в Охе.

После победы СССР над Японией Советскому Союзу был возвращён Южный Сахалин и Курильские острова.



Вы живёте в Казани, вам нужно распечатать чертёж формата А0-А4, или диплом с брошюровкой? Печать чертежей и дипломов в Казани можно осуществить на сайте online-printer.ru. Достаточно отправить файлы через форму на сайте, оплатить заказ, и через короткое время курьер привезёт вам распечатанный чертёж, диплом, реферат и др.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.