wpthemepostegraund

Охрана Нижегородского водного района в 1920-1921 гг.

правоохранительные органы и криминал  
1917  

Статья посвящена истории Нижегородской водной милиции, которая существовала в 1920-1921 годах и занималась охраной речных водных путей.

Первоначально охрану водного района, включающего пристани, склады, затоны, шлюзы, эллинги, стоянки судов, гидросооружения, мосты и сопровождения грузов по судоходным рекам, в Нижегородской губернии несли войска Внутренний охраны (ВОХР) НКВД РСФСР, отдельно существовала сторожевая служба НКПС. В 1919 году начал существовать штаб Нижегородского сектора охраны водного пути войск ВОХР НКВД РСФСР. Начальником штаба был назначен Ленярский, комиссаром Коновалов, а начальником самого сектора — А. Кириллов. Охрана осуществлялась стрелковыми отдельными бригадами войск ВОХР.

В разное время на территории Нижегородского сектора охраны находились 16, 18, 36, 160 и 163 отдельные стрелковые батальоны войск ВОХР НКВД РСФСР. Например, 160 отдельный стрелковый батальон ВОХР НКВД в Нижнем Новгороде располагался так: штаб батальона на ул. Плотничной, 28. Команда связи и тыла на ул. Ильинской, 35; пулемётный взвод на Моховых горах; 1 рота в Канавино на Новобазарной площади в училище Каминского; 1 взвод на дебаркадере №3; 3 взвод в Муромском затоне и заводе «Теплоход»; Вторая рота расположилась в Сормово, в деревнях Левинка и на Бурнаковских складах. У 3 роты штаб находился тоже в Канавино, в училище Каменского, 1 взвод дислоцировался на Сибирских пристанях, а 2 взвод в Молитовке, 3 взвод в Буграх. А вот 16 ОСБ ВОХР удачно разместился в здании Мариинского женского института на ул. Жуковского. Основную часть вооружения батальонов ВОХР составляли винтовки Бердана и Веттерли. Ощущалась нехватка револьверов и пулемётов. Это в свою очередь привело к приказу №611с от 24 декабря 1919 года по войскам ВОХР. У местного населения изымаются предметы, относящиеся к красноармейской форме, и оружие, если не было права ношения. Премия за одну сданную винтовку выдавалась в размере 300 рублей.

Управление Нижегородского сектора охраны водного пути просуществовало до начала 1920 года. Комиссию по ликвидации дел Управления Нижегородского Сектора составили: начальник строевого управления штаба сектора Гордеев, финансовый начальник Панин, начальник части информации и разведки Голова. Вместо расформированного управления в Нижнем Новгороде был сформирован штаб охраны и обороны Волжской речной области войск ВОХР НКВД. Фактически штаб осуществлял координацию охраны всего Волжского бассейна от истоков и до впадения в Каспийское море. Транспортные отделы ВЧК также имели свои отряды на водных путях Волжского бассейна.

Штаб нижегородской водной ВЧК, 1921 ГОД. Черничин, Ёлкин, Иванов, Чистов, Караваев. Из фондов НГИАМЗ

Также в Нижнем Новгороде было сформировано Управление Речной и Морской милиции Волжской области, с теми же границами участков, что и у управления войсками ВОХР. Правда, уже с мая 1920 года название сократили до Управления Водной милиции Волжской области. Границы районов утвердили 25 февраля 1920 года. Волжская область речной и Морской милиции делилась на 10 районов: Рязанский, Ярославский, Нижегородский, Казанский, Вятский, Пермский, Уфимский, Самарский, Саратовский и Астраханский. Сам Нижегородский район включал следующие участки. Ярославский, от Чёрных гряд (ниже Копаева) до завода Панизовкина. Костромской, от города Костромы до села Красное и реки Кострома до устья. Макарьевский участок от города Макарьева до реки Унжи, от Кологрива до устья реки Немды. Кинешменский участок от города Плёса до села Пучеж и реки Меры. Нижегородский участок от пр. Катумки до города Васильсурск, включая Оку, притоки Керженца, Кудьму и Сумдовик. Ветлужский участок по реке от истока до устья. По личному составу распределение в 1920 году было следующее. Макарьевский участок: старших милиционеров 2, младших милиционеров 15, агентов угро 2. Кинешменский участок: ст. милиционеров 20, мл. милиционеров 87, агентов угро 4. Нижегородский участок: ст. милиционеров 21, мл. милиционеров 105, агентов угро 6. Алатыревский участок: ст. милиционеров 7, мл. милиционеров 30, агентов угро 6. Ярославский участок: ст. милиционеров 12, мл. милиционеров 64, агентов угро 4. Костромской участок: ст. милиционеров 8, мл. милиционеров 36, агентов угро 3. На всех участках находились ещё и милиционеры резерва.

Сразу же было создано Нижегородское районное управление Водной Милиции по адресу Малая Покровская, 19, которое возглавил Ф. Голов. Наконец, 7 мая 1920 года комиссия Нижегородского районного управления начала принимать имущество штаба Нижегородского сектора войск ВОХР на ул. Ильинской 67. В этом доме разместилось как районное управление Водной милиции Волжской области, так и руководство 5 Нижегородского участка. Также начальник управления Ф. Голов охотно берёт в штат нового управления бывших сотрудников штаба Нижсектора и батальонов ВОХР. Само финансирование Нижегородского района ВМ Волжской области обошлось в июне 1920 года в 250000 рублей, из них только на зарплату ушло 185500 рублей 32 копейки. Например, только на гребцов спасательных лодок в месяц уходило до 5000 рублей.

Пытался Голов навести порядок и в своём районе, но сам участки не посещал, а лишь слал телеграммы, напуганный столичной проверкой. Так, например, телеграммой от 4 июня 1920 года милиционеров, замеченных за игрой в азартные игры или находящихся в пьяном виде на службе, было предписано направлять в суд или уездвоенкомат. Милиционеров, скупающих билеты на пароходы в спекулятивных целях на первый раз привлекать к дисциплинарной ответственности. А 24 июня 1920 года Голов напомнил милиционерам на участках о недопустимости проведения реквизиций, конфискаций и досмотра багажа, поскольку милиционеры могут лишь оказывать сотрудникам ТЧК содействие своей реальной силой.

Но данные меры запоздали, и первая проверка Управления Нижегородского района Водной милиции Волжской области и Нижегородского участка особо-уполномоченными от водной милиции Лурье, Ломакиным и Завьяловым проводилась с 5 по 26 июня 1920 года, дала плохие результаты. Выяснилось, что аппарат управляющего не создан, участковые управления самоорганизовались и работают, как им заблагорассудится, руководящие указания Управления ВМ Волжской области отсутствуют. Начальник района Голов, назначенный 27 февраля 1920 года, своего района лично так и не объехал и даже не посылал помощников. Административно-строевой отдел имел делопроизводство в хаотическом состоянии, какие бумаги исполнены, понять нельзя, а вот отдел снабжения делопроизводство наладил. Уголовно-следственный отдел возглавлялся Ильиным и так же бездействовал.

В Цейхгаузе было найдено излишков в 246 комплектов обмундирования. В 5 Нижегородском Участковом управлении милиционеры инструктированы, но постовых ведомостей не ведётся. Начальник участка – Дмитриев, помощник – Кашин. Внешний вид милиционеров хороший. В хозчасти Андреев учёт обмундирования и вооружения возложил на каптернамуса, и сведений у него нет. Уголовно-следственный отдел вёл Праздников, протоколы направлялись не по принадлежности, не указывалось, что похищено, меры к розыску, нет учёта вещественных доказательств. Более того, агента 1 разряда уголовного розыска ВМ Андрея Мелкозерных 20 мая 1920 года прикомандировывают к хозяйственной части в качестве делопроизводителя, лучшего применения ему почему-то не нашлось. На должность начальника управления Нижегородского района ВРИО заступает Л. Завадский, которому энергичными действиями пришлось наводить порядок в вверенном районе. Проведённая проверка пристаней в Сормово, Бору, Молитовке и на Георгиевской пристани 11 июля 1920 года показала следующее: на Георгиевской пристани и в Сормово милиционеров на пристанях не оказалось вообще. На Бурнаковской пристани были только постовые милиционеры, но не знающие инструкций. Оказалось, что начальник 5 участка не инструктировал личный состав. Более того, внешний вид милиционеров был грязный и распоясанный. В помещениях милиции грязь. Наказание последовало скоро, так 18 июля 1920 года за бездеятельность арестовали на 10 суток помощника начальника Ильина. Помощников начальника Нижегородского участка Кашина, Праздникова и Андреева за нерадение к службе арестовали на 7 суток. А начальник уголовного розыска ВМ Ильин получил благодарность 30 июля 1920 года за тушение баржи №11 на Оке, горевшей 29 июля. Затем Ильин был арестован ВЧК 7 августа, но был отпущен и приступил к своим обязанностям 20 августа 1920 года. Вот такая насыщенная жизнь была у милицейского руководства.

К сожалению, проверка, проведённая агентом уголовного-розыскного отдела Глейхштейном А. А. в октябре 1920 года в Казанском и Самарском районах, показала, что ситуация на пристанях мало изменилась с лета, милиционеры, встречающие пароходы, не имеют кокарды на головных уборах, иногда просто не имеют при себе оружия. Один раз судно на причале вообще никто из сотрудников милиции не встречал. Проверки, проводимые другими товарищами, выявили ещё одно часто встречающееся нарушение – плохое состояние личного оружия.

Страницы удостоверения П.И. Кулаковского. Пётр Илларионович Кулаковский (1899г. р, в Губрозыске с 01.12.1919 г, в полиции с 1913 года) был откомандирован начальником Нижгуброзыска Лазаревым 18 мая 1920 года в уголовно-розыскной отдел на ул. Ильинской 67 в Управление Водной милиции Волжской области, для налаживания работы отдела.

Пропуск, выданный сотруднику уголовного розыска Водной милиции Нижегородского водного района

Руководство областного управления Водной милиции Волжской области возглавили следующие лица. Начальник управления – Бабушкин Виктор Фёдорович, 1894 года рождения, с окладом 4688 руб. Помощников 6 человек с окладом 4375 рублей: Исаков Михаил Васильев, 1896 года рождения, Ивановский Василий Петрович, 1876 года рождения, Теплов Александр Васильев, 1887 года рождения, Майоров Михаил Андреевич, 1887 года рождения, Романов Максим Александрович, 1889 года рождения, Ильинский Владимир Петрович, 1886 года рождения. В канцелярии по штату 6 человек. Административный отдел – 14 человек. Снабжения – 1 человек. Бухгалтерия – 7 человек. Финансовая часть – 6 человек. Материальная часть – 9 человек. Комендантское управление – 10 человек. Уголовный отдел располагался на ул. Ильинской, 47, состоял из 13 человек, из них 4 инструктора с окладом 4000 рублей. Агентов 3 человека с окладом 3875 рублей. Агенты 1 разряда: Кулаковский Пётр Илларионович, 25 ноября 1899 года рождения (переведён из Нижгуброзыска 18 мая 1920 года для укрепления службы, бывший полицейский.), Макарычев Александр Фёдорович, 1891 года рождения и Стародубцев Владимир Андреевич, 1896 года рождения, бывший военный моряк. Впоследствии на службу был принят Глейхштейн Александр Александрович, 1898 года рождения. По Нижегородскому участку летом 1920 года оклад начальника участка равнялся 3875 рублей, помощника 3625 рублей, агентов угро 12 разряда 36253375 рублей. Старший милиционер получал 2875 рублей, а младший милиционер 2625 рублей. Шла гражданская война, и страдало обеспечение кожаной обувью, состав имел обеспечение кожаными сапогами 30%, а ведь милиционеры имели дело с водной стихией. Вооружение тоже оставляло желать лучшего.

Такое состояние дел привело к рапорту Начальника Нижегородского района водной милиции №485 от 26.05.1920 года о передаче лишних 6000 винтовок и 14000 патронов со складов 18 отдельной стрелковой бригады ВОХР НКВД РСФСР Водной милиции Нижегородского района. К 1 сентября 1920 года положение с оружием в Нижегородском районе ВМ немного улучшилось: револьверов – 24 шт, наганов, правда, всего 4, винтовок Мосина – 1 шт, винтовок Бердана – 81 шт. Германских винтовок – 3 шт, Японских – 6 шт, Итальянских – 4 шт, винтовок Гра – 56 шт, Английских – 150 шт, других систем – 105 шт. В августе 1920 года началась подготовка к зиме. Заведующий следственно-розыскным отделом Волжского Управления Водной Милиции Теплов А. В. 4 августа 1920 года предложил выделять форменную одежду агентам угро, наравне с другими милиционерами. А 16 августа 1920 года уже начальник Управления Бабушкин В. Ф. и начальник отдела снабжения Исаков М. В. обратились с просьбой выделить тёплое обмундирование. Причём надо отметить, что форму получали только милиционеры и командиры, а всем остальным служащим Водной милиции она не полагалась. Тяжёлая обстановка сложилась с личным составом милиции, большинство подходящих кадров забирали в красную рабоче-крестьянскую армию, на фронты гражданской войны. За приём граждан 1901 года рождения на работу в милицию наказание приравнивалось к укрывательству дезертира. Первоначально на должность милиционера в Водную милицию хотели брать с 28 лет и пребыванием на фронте не меньше полугода, но такой ценз просуществовал недолго. Многие сотрудники милиции имели возраст около 40 лет и страдали хроническими заболеваниями, и этот фактор надо было учитывать. Поэтому 7 апреля 1920 года отслуживший в Водной Милиции 6 месяцев сотрудник имел право на двухнедельный отпуск. Ещё в начале 1920 года штаб Нижегородского сектора охраны предписал командирам частей ВОХР беспрепятственно откомандировывать бойцов в Водную милицию по запросу последней.

В сентябре 1920 года произошла новая реформа. Водная милиция в оперативном отношении вошла в подчинение войск внутренний службы (ВНУС), и название изменилось на Управление Водной милиции ВНУС Волжской области, а подразделения уголовного розыска преобразованы в Нижегородское районное отделение Водного уголовного розыска.

Происходили изменения и в войсках ВОХР. Для усиления охраны водных путей в войска ВОХР НКВД, по предложению заместителя наркома внутренних дел по управлению войсками ВОХР Корнеева и начальника штаба Геккера, передавались милиционно-территориальные полки ВСЕВОБУЧА. Приказом по войскам ВОХР НКВД РСФСР от 28 мая 1920 года №573с и постановлением Совобороны от 7 мая 1920 года в городах Казани, Костроме, Нижнем Новгороде, Симбирске, Саратове термполки передаются в подчинение войск ВОХР и предназначаются для охраны и обороны водных путей. Причём начальник войск ВОХР водпутей Волжской области Линденбаум и военком Лапидиус 17 июня 1920 года распорядились о полной передаче термполков в распоряжение войск ВОХР, без всякого изъятия теркадров ВСЕВОБУЧА, а также довести состав полков до 1200 человек. Но тут сложностей не было, и в состав полков влили бригады ВОХР.

Также приказом по войскам ВОХР №529 от 18 мая 1920 года все посты по Волгопроду передавались войскам ВОХР, охрана железнодорожных мостов осуществлялась частями ВОХР, занимающимися охраной железной дороги, а подступы к ж/д мостам охраняли части ВОХР по охране и обороне Волжского водного пути. Охранная зона моста имела дистанцию в 250 саженей. Суда к опорам моста не должны подплывать ближе, чем на 50 саженей и тем более причаливать. Такая же запретная зона в 50 саженей была на шлюзах. Для наблюдения за движением судов у моста находился 1 старший милиционер Водной милиции и двое младших. Караул сопровождения на судах надо было выставлять по 4 человека по три смены, общим числом 10-12 человек. У милиционеров Водной милиции были абсолютно идентичные инструкции, но милиционерам увеличили круг задач по сравнению с войсками ВОХР. Кроме поддержания правопорядка на судах и причалах, проводилась проверка документов пассажиров, самих речников и грузов. При разгрузке ценных товаров, – а чаще всего на разгрузке воровали соль и муку, – выставляли до 2 милиционеров-наблюдателей, по каждому направлению разгрузки. Проблема спасения утопающих на водах относилась к функции Водной милиции. Приходилось смотреть милиционерам и за состоянием паромов и плавсредств, не допуская к эксплуатации и перевозке граждан на неисправных плавсредствах. Но особо в инструкциях для обоих ведомств отмечалась противопожарная безопасность охраняемых объектов. Отдельно милиционеров и бойцов войск ВОХР инструктировали в случае участия в мероприятиях по продразвёрстке.

Для укрепления Нижегородского термполка 30 июля 1920 года командиру 160 отдельного стрелкового батальона ВОХР Шорникову предписывалось прибыть из Лыскова и принять командование над Нижегородским термполком. На тот момент 160 осб ВОХР имел такую дислокацию: штаб батальона 1 роты и пулемётный взвод в городе Лысково на ул.Советской; 1 взвод в Васильсурске; 2 взвод был разбросан в Исады, Работки, Разнежье; 3 взвод на Моховых горах. Штаб 2 роты находился в Городце. 1 взвод занимался сопровождением грузов на водном транспорте. 2 взвод в Васильевском и Городецком затоне. 3 взвод в Пучеже, Городце, Балахне и Сормовском затоне. 3 рота дислоцировалась в городе Лысково на ул Красноармейской в казармах.

Дислокация Нижегородского термполка была следующая. В Нижнем Новгороде штаб полка, комендантская команда, хозяйственная команда располагались на улице Всевобуча, 38. Команда связи на ул. Петропавловской, 5, штаб 1 батальона и пулемётная команда на ул. Ошарской, 19,Резерв и Школа низшкомсостава – пер.Широкий в гостинице Аризо. 1 рота в городе Павлово, от Мурома до Молитовки. 2 рота в Городце, от Пучежа до Сормова. 3 рота – город Васильсурск, от Васильсурска до Моховых гор. 2 батальон дислоцировался в Рязанской губернии. В октябре 1920 года штаб полка и комендантская команда переехала на ул. Тихонова, 33. А хозяйственная команда оказалась рядом, на ул. Тихонова, 36. Резерв разместили на ул. Тихонова, 31. Команда связи на ул. Тихонова, 15. Остальные службы без изменений. По личному составу войск ВОХР сложилась такая ситуация: Нижегородский темполк имел командного состава 217 человек, строевой состав – 678, комиссаров – 10, нестроевых – 109. 67 ОСБ ВОХР имел командного состава 41 человека, строевых – 226, хозчасть – 10, нестроевых – 41, политрук – 1. 160 ОСБ ВОХР командного состава имел 57 человек, строевых – 480, хозчасть – 19, нестроевых – 77, политрук – 1 комиссар. 162 ОСБ ВОХР командного состава – 47, строевых – 198, хозчасть – 16, нестроевых – 47, комиссаров 5. Ввиду большого количества объектов охраны в Нижегородском районе, 4 сентября 1920 года ВРИО начальник войск ВОХР по охране водпутей Волжской области Лятковский направил одну роту Костромского термполка в Нижний Новгород с постановкой на довольствие в 160 осб ВОХР НКВД. На налаживающуюся службу термполков не могли спокойно смотреть губвоенкомы Поволжья. Согласно приказу №837 по Московскому военному округу началось переосвидетельствование теркадров термполков. В ноябре 1920 года Губвоенкоматы затребовали списки бывших царских офицеров, унтер-офицеров, фельдфебелей, подпрапорщиков для дальнейшей передачи этих кадров в резерв штаба Московского округа. Но руководство штаба войск ВОХР по охране водных путей Волжской области пресекло эту наглую попытку.

Не обходилось и без курьёзов. Так, из военных эшелонов, проходивших через мосты, несознательные красноармейцы кидали в часовых разными предметами и иногда даже стреляли в них. Начальник штаба охраны и обороны водных путей Волжской области Панфилов и комиссар Горюнов 13 августа 1920 года потребовали от начальников эшелонов навести порядок, поставить старших вагонов и ужесточить дисциплину. Гражданская война подходила к финалу, по этой причине 30 декабря 1920 года начальник штаба войск ВНУС НКВД РСФСР согласно постановлению Совета труда и обороны от 8 октября 1920 года прислал приказ. Согласно приказу, красноармейцы, ранее работавшие на предприятиях электротехнической промышленности, откомандировываются на свои предприятия, далее давался перечень этих предприятий. Но программу обучения бойцов никто с термполка Всевобуча не снимал. Фактически Нижегородский термполк оказался в двойном подчинении войск ВНУС и ВСЕВОБУЧА, а в феврале 1921 года в округ термполка вошли Части Особого Назначения Нижегородской губернии. Конечно, это резко увеличило боевой резерв полка. С июня 1921 года началось свёртывание 1 Нижегородского термполка. По этой причине 7 июля 1921 года Доскинский отряд особого назначения приведён в боевую готовность в связи с забастовкой в Доскинском затоне, поскольку переданные в январе 1921 года военному ведомству части ВНУС расформировывались. Водная милиция была переведена в подчинение ВЧК. Вся тяжесть охраны водного района ложилась на плечи Водной Милиции ВЧК. В крайнем случае на помощь могли прийти Части Особого Назначения и немногочисленная уездная милиция.

В связи с победой над Врангелем началось сокращение старших возрастов в Красной Армии и Водной милиции. Январь 1921 года начался для Водной милиции Нижегородского района с увольнения в бессрочный отпуск по возрасту милиционеров: 1886 года рождения – 32 человека, 1887 года рождения – 47 человек, 1888 года рождения – 66 человек. К февралю сформированы списки на 70 человек 1889 года рождения, на 89 милиционеров 1890 года рождения и на 101 человека 1891 года рождения. На 31 января отсутствовали списки лишь увольняемых 1 участка Нижегородского района. Понятно, что такие сокращения отрицательно сказывались на работе ведомства. В феврале 1921 года в должность начальника управления ВМ ВНУС Волжской области заступил Ивановский вместо Шорникова, комиссаром остался Андронкин, а начальником оперативного отдела Малиников, но уже к 22 февраля начальником управления назначен Панфилов, а в апреле пришёл новый комиссар Летников.

Такая чехарда со сменой руководства только добавила проблем. Не обходилось без неприятностей и зимой. Так, 27 февраля 1921 года в Городце сгорели склады с углём Нижгублескома, поскольку было подозрение на поджог, начальник 1 участка Нижегородского района Водной милиции ВНУС распорядился взять все склады под охрану. Всю зиму Водная милиция Нижегородского района контролировала ледовые переправы на своих участках. Больше всего проблем на ледовых переправах доставляла почта, поскольку её передвижение по ледовой переправе должно было обязательно сопровождаться сотрудниками Водной милиции. К марту 1921 года районное управление Водной милиции ВЧК Волжской области разрешило начальникам участков создавать комиссии с местными партийными и ведомственными органами и ставить вопрос о прекращении ледовых переправ. Также в виду малого комплекта спасательных лодок на балансе Водной милиции (на Борской переправе у милиционеров имелось 6 лодок), было принято решение привлекать частных перевозчиков для спасения людей при ледоходе в принудительном порядке.

Переподчинение Водной Милиции, Транспортной Чрезвычайной Комиссии повлекло за собой проверку кадров Нижегородского районного управления ВМ Волжской области. Список командного и административного состава Нижрайуправления, присланный 6 апреля 1921 года, больше напоминал списки какой-нибудь белогвардейской флотилии по количеству царских офицеров. Начальник Нижрайуправления –Калиновский Дмитрий Телесфорович, бывший поручик, его помощник, Шорников Александр Дмитриевич, бывший штабс-капитан, помощник начальника района, Вижов Павел Никитич, бывший штабс-капитан, порученец Дмитровский Владимир Никандрович, штабс-капитан, порученец Охотин Пётр Евгеньевич, бывший поручик, порученец Козьмодемьянский Виктор Николаевич, бывший капитан, порученец Башкиров Алексей Александрович, бывший штабс-капитан, помощник начальника 1 участка Власов Павел Никитич, бывший штабс-капитан, начальник 2 участка Новиков Николай Константинович, бывший поручик, командир взвода 2 участка Орлеанский Александр Константинович, бывший подпоручик, начальник 3 участка Сенецкий Григорий Григорьевич, бывший поручик, начальник 4 участка Баранов Владимир Николаевич, бывший штабс-капитан, помощник начальника 4 участка Гладышев Александр Иванович, бывший поручик, командир взвода 4 участка Горбачевич Андрей Андреевич, бывший подпоручик, комвзвода Павлов Василий Кондратьевич, бывший подпоручик, начальник 5 участка Новиков Сергей Николаевич, бывший поручик, помощник начальника 5 участка Александровский Николай Васильевич, бывший поручик. Остальные управленцы относились к военным чиновникам, прапорщикам военного времени и унтер-офицерам. А главное, почти всё управление Нижегородского района Водной милиции было беспартийным, только помощник начальника 3 участка Филиппов Алексей Александрович, начальник 5 участка Новиков Сергей Николаевич и ещё двое товарищей состояли в РКП(б) и ещё один товарищ числился интернационалистом. Весьма странное положение, ведь ещё 7 мая 1920 года, приказом №13 Нижрайводмила организация партийных ячеек РКП была обязательной на местах. Такой ситуации в своих рядах чекисты долго терпеть не могли, уже 15 мая 1921 года Нижегородский коммунистический батальон особого назначения направил 60 коммунаров из своих рядов в войска ВЧК и Водную Милицию.

Участившиеся случаи воровства и пожаров на складах привели к приказу нач. Панфилова и комиссара Погодина от 22 апреля 1921 года об усилении охраны складов, за счёт сокращения охраны затонов. Вот перечень объектов охраны 3 участка Нижегородского района на 24 апреля 1921 года. Дебаркадеры на Волге и Оке до 10 шт. по 5 милиционеров на 1 дебаркадер (по факту вместо 50 человек в наличии имелось 35). На пристанях местного сообщения полагалось по 3 милиционера на пристань, всего 12 человек. Борская переправа охранялась 6 милиционерами. Пароходные кассы должны охранять 16 человек, но в наличии было 8. На Моховых горах охрана баков с жидким топливом – вместо 15 милиционеров всего 2. На Муромском затоне охраной судов и мастерских вместо 13 милиционеров имелось 8. Курбатовский затон и завод охраняли 12 милиционеров. Штрафная рота по охране арестованных – всего 5 человек. В РОВТЧК на караульной службе 7 милиционеров. В распоряжении уголовного розыска ВМ 15 милиционеров. Денежные ящики Обусвода и Рупвода из 16 милиционеров, всего 12. В Районном и областном управлении ВМ 18 милиционеров. Судоходные лавки из 21 милиционера 16. Бюро пропусков – 3 милиционера. Нижегородский порт – 24 милиционера. На охране помещений 11 милиционеров. Всего 251 милиционер с резервом 50 человек.

После начала свёртывания термполка начальник Нижегородского района Калиновский и комиссар Кручинин 3 июня 1921 года запросили увеличение количества сотрудников до 1500 милиционеров, поскольку на весь Нижегородский район приходилось 800 человек, из которых 116 относились к канцелярии и администрации. 23 июня 1921 года был подан подробный рапорт о причинах нехватки личного состава. На добровольный найм в Водную милицию шло мало людей по следующим причинам: скудный паёк, люди в карауле стоят по 12 часов, поскольку их некем сменять. Обмундирование изношено, осталось от термполка и 160 ОСБ ВНУС. У уголовного розыска не хватает револьверов для вооружения агентов. Дисциплина удовлетворительная, но заняться строевой подготовкой в виду раскиданности личного состава нет возможности. Среди сотрудников большой процент заболевших малярией.

В октябре 1921 года прошло очередное сокращение личного состава Водной милиции. Данное сокращение привело к нехорошим последствиям: люди были измотаны, караулы из-за нехватки людей менялись, как придётся, были и проблемы с караульными помещениями. Вот что показала проверка, проводимая сотрудниками ОВТЧК, руководством ВМ и партийными органами с конца августа по начала октября 1921 года, по заданию начальника РОВТЧК Зашибаева сотрудниками ОВТЧК Маловым и Ореховым, в 4 часа ночи с 8 на 9 октября 1921 года. В Бурнаковке Нефтесклад №2 один часовой охранял по 8-9 резервуаров, что вообще не допустимо. В помещении караула холодно, нет заготовленного запаса дров. Проверка судов и барж в Молитовском затоне этой же ночью начальником сектора ОТЧК Маркусом и начальником Нижегородской РОВТЧК И. Мироновым также показала плохие результаты. На территории затона ими были задержаны трое матросов с баржи, которые возвращались после продажи ворованной соли. Часовой принял меры к задержанию граждан только после требования проверяющих. Впоследствии оказалось, что ночью команды судов беспрепятственно передвигаются по затону и судам, спокойно перенося разнообразные грузы. Проверки на остальных объектах выявили спящих милиционеров и сторожей. Достаточно часто вид милиционеров был неряшлив, поскольку новое обмундирование выдавалось редко. По этому случаю 26 октября прошло межведомственное совещание по охране объектов Райконефти и Волгопрода. Оставшихся 162 служащих распределили следующим образом. На объекты Райконефти в Сормово – 6 постов по 24 милиционера. В Городце – 1 пост по 3 милиционера. Бурнаковские посты – по 9 постов и 31 милиционер. Моховые горы – по 3 поста по 13 милиционеров. Курбатовка – 2 поста по 7 милиционеров. Работки – 1 пост по 3 милиционера. В Исадах 2 поста по 5 милиционеров. Васильсурск – по 3 поста и 11 милиционеров. Козьмодемьянск – 1 пост по 3 милиционера. На Ильинке 1 пост по 3 милиционера. Чебоксары –1 пост по 3 милиционера. Павлово – 2 поста по 7 милиционеров. Горбатов – 1 пост по 3 милиционера. Слуда – 1 пост по 3 милиционера. Итого 34 поста по 119 милиционеров. По Волгопроду: Бугры – 6 постов по 16 милиционеров, Сибирские пристани – 5 постов по 15 милиционеров, Молитовка – 2 поста по 6 милиционеров. Итого 13 постов по 37 милиционеров. Оставшиеся милиционеры обслуживали камеру уголовного розыска, то есть резерва не осталось. Об этом начрайводмил Калиновский и отправил рапорт в ОВТЧК.

В декабре 1921 года Водная милиция была упразднена. Охрана объектов в Нижегородском районе упала на плечи охраны НКПС и Транспортных органов ВЧК.

Причины неудовлетворительных результатов службы войск ВОХР и Водной милиции крылись в следующих причинах: они снабжались имуществом, продовольствием, оружием, а также пополнялись личным составом по остаточному принципу. Нехватка личного состава и удалённость постов плохо сказывалась на дисциплине и подготовке личного состава. Вредно сказывалось двойное, даже тройное подчинение ведомств. Так, Водная милиция подчинялась Главмилиции, а в оперативном плане – ВЧК, а затем командованию войск ВНУС, и всё это одновременно. То же происходило с Нижегородским термполком, который формировался как часть ВСЕВОБУЧА, но попал в подчинение войск ВОХР, а затем в полковой округ вошли Части Особого Назначения. В 1921 году частая смена руководства Нижегородского районного управления Водной милиции Волжской области, очевидно, вносила диссонанс в работу управления. При этом части ВНУС передавались армии, а не посты Водной милиции. Но несмотря на проблемы с дисциплиной и предотвращением хищений с охраняемых объектов, караульные нередко получали благодарность за тушения пожаров, белогвардейские диверсионные группы не смогли уничтожить железнодорожные мосты. Несмотря на нехватку плавсредств, спасательная служба Водной милиции выполняла свои функции. Так или иначе, но Волжский бассейн на территории Нижегородского района находился под контролем советских правоохранительных органов всю Гражданскую войну.

Список сокращений

Войска ВОХР – войска внутренний охраны НКВД РСФСР

Войска ВНУС — войска внутренний службы НКВД РСФСР

ВЧК — Всероссийская Чрезвычайная Комиссия

Водмил — Водная милиция

Волгопрод — государственная организация, занимавшаяся транспортировкой и хранением продуктов на территории Волжского речного бассейна

НКВД — Народный Комиссариат Внутренних Дел

НКПС — народный комиссариат путей сообщения

ОСБ ВОХР — отдельный стрелковый батальон войск внутренний охраны НКВД РСФСР

ОВТЧК — отдел водной транспортной Чрезвычайной Комиссии

РОВТЧК — районное отделение водной транспортной Чрезвычайной Комиссии

Райводмил — районное управление Водной милиции

РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

ТЧК — Транспортная Чрезвычайная Комиссия

Источники: ГКУ ЦАНО фонд 1247 и 1621.

ГКУ ГОПАНО фонд 4615

Автор — старший научный сотрудник музея НРО ОГО ВФСО МИПОВС «ДИНАМО»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.