wpthemepostegraund

О пользе выпивки для разведчика

военная техника  
разведка  
20 век  

Эта история записана в середине 1960-х годов во время встречи нашего знаменитого разведчика-нелегала Вильяма Генриховича Фишера, более известного как Рудольф Абель, с молодыми советскими разведчиками.

Представьте, что вы — советский разведчик, работающий в Англии. По легенде вы — венгр. Потому что венгров не так много, из иностранцев венгерский язык почти никто не знает, и шанс проколоться на незнании венгерского минимален. И тут вам грозит встреча с настоящим венгерским бароном…


Рассказывает Рудольф Абель:

— Часто разведчик сам добывал себе документы — мы их тогда называли «сапогами». И, конечно, случались комические моменты. Помню коллегу, раздобывшего себе персидский паспорт. На фарси он знал только «салам алейкум», причем не был уверен, что это выражение принадлежит персам. Для внешнего эффекта он отрастил бороду и в таком виде спокойно проработал несколько лет в Европе. Правда, потом рассказывал, что от явно восточных типов удирал, как от чумы.

Другому нашему товарищу пришлось в те далекие годы разъезжать с венгерским паспортом. Венгров не так много, а знающих этот язык — не венгров — еще меньше. Его пригласили на уик-энд в загородное поместье знатной английской семьи. Гостя, как и полагалось, встретил батлер — дворецкий, который проводил в предназначенную ему комнату, разложил вещи по комодам и шкафам и предоставил возможность выкупаться и переодеться, прежде чем предстать перед хозяевами дома. Ну, наш герой привел себя в порядок и спустился в гостиную, где его ожидала хозяйка. Они поздоровались, и затем дама сообщила, что пригласила специально для него какого-то венгерского барона из посольства. «Чтобы вам было приятно и чтобы вы могли поговорить на родном языке», — обрадовала она.

Положение аховое! Удрать невозможно: вещи разложены, да не так просто уйти. Ближайшая станция железной дороги в десяти километрах, глушь, да и удирать странно. Но главное, что для дела, ради которого он так добивался знакомства с владельцем поместья, никак нельзя было ему бежать. Заболеть? Придет врач и разоблачит! Прибудет венгерский барон и посочувствует на родном венгерском. Нет! Не годится. Оставалось одно: напиться до потери сознания.

И наш товарищ быстро вместе с хозяином — что было удачей для этой затеи, напился. Он дал отвести себя в комнату, где слуга его заботливо раздел и уложил в кровать. Проспал весь субботний вечер и большую часть воскресенья. Путем осторожных расспросов слуги он узнал об отъезде барона и только после этого снова спустился в гостиную, где принес извинения хозяйке, публично коря себя за слабость к виски.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.