wpthemepostegraund

Нижегородское охранное отделение

правоохранительные органы и криминал  
20 век  

Главная роль в становлении охранных отделений в Российской империи принадлежит министру внутренних дел В. К. Плеве и начальнику Московского охранного отделения полковнику С. В. Зубатову. Именно по проекту начальника Московского охранного отделения была организована структура жандармерии на местах. Основная задача жандармерии сводилась к агентурной и оперативно-розыскной работе. Ещё с 1826 года такими мероприятиями занимались отделения жандармерии в Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве. Сотрудники Бенкендорфа проводили операции и заграницей, но в губерниях жандармерия исполняла функции, присущие современному ОМОНу.

В виду тяжёлой политической обстановки с кружками социалистического толка в Нижнем Новгороде 2 октября 1902 года образовано розыскное отделение, а с 1903 года Отделение по охране общественной безопасности и правопорядка Департамента полиции МВД Российской Империи. Эта реформа запоздала на 20 лет — первые марксистские кружки появились в Нижнем Новгороде ещё в середине 80 годов 19 века, а в 90 годах их уже неоднократно посещал Владимир Ульянов (Ленин).

В. Я. Шеманин. Генерал-лейтенант, начальник Нижегородского губернского жандармского управления в 1902 году

Структура отделения состояла из канцелярии, отдела наружного наблюдения и агентурного отдела внутреннего наблюдения. Во главе стоял начальник отделения ротмистр Засыпкин, в канцелярии имелись письмоводитель и три писца, причём первым письмоводителем был назначен М. И. Рождественский, ранее служивший полицейским надзирателем в Московском охранном отделении. Во время командировок он, благодаря своему опыту, заменял начальника отделения, а в 1903 году был назначен заведующим наружным наблюдением. В начале работы в отделении числилось 18 нижних чинов, несколько ночных сторожей и городовых для охраны здания. Секретное делопроизводство велось по алфавиту на карточках разных цветов. Например, на синие карточки заносились социал-демократы, на красные – эсеры, на зелёные – анархисты, на жёлтые – студенты, серые предназначались для солдат. Белые карточки заводились на кадетов и всех остальных граждан, проявлявших интерес к политике, то есть «под колпаком» находилась практически вся интеллигенция в городе.

Отдел наружного наблюдения имел в штате 11 филёров, с 1908 года 15, набиравшихся из бывших унтер-офицеров, градация шла от младшего филёра, филёра и до старшего филёра. Товарищ министра МВД Макаров 10 августа 1907 года прислал письмо №132539 Нижегородскому Губернатору с просьбой агентов наружного наблюдения НОО зачислить полицейскими стражниками, для повышения их скудного довольствия. Канцелярия губернатора 17 и 18 декабря 1907 года зачислила стражниками всего троих филёров. В 1908 году появилась должность заведующего наружным наблюдением, до этого в отделе негласным начальником считался старший филёр Семёнов, а с 1903 по 1908 год Рождественский, официальным начальником стал старший филёр Мочалов с окладом в 100 рублей. А 25 июля 1909 года на должность филёра приняли крестьянку села Юрьевского уезда, Владимирской губернии Матрёну Антоновну Семенову, с окладом 30 рублей в месяц. Но уже 1 декабря 1909 года филёрша подола прошения об отставке, работа и тяжёлая и всё-таки опасная.

Запрещалось использовать филёров для внедрения, поскольку тех быстро раскрывали. Этому способствовало получение филёрами одинаковой гражданской одежды, закупленной на казённые деньги. Месячный оклад этих сотрудников составлял 25-40 рублей. Для объекта наблюдения выбиралась кличка – например, Якову Свердлову присвоили кличку «Малыш», а Генриху Ягоде – «Сыч». С 7 июня 1904 года филёров могли привлекать в качестве свидетелей, но такая практика больше вела к фальсификации фактов.

Яков Свердлов, 1904 г.

Агентурный отдел внутреннего наблюдения состоял из начальника отделения, его помощника и самих секретных сотрудников. Вербовкой агентуры и работой с ней занимался сам начальник отделения. Для встреч с агентами имелись две конспиративные квартиры, снимались гостиничные номера. Наиболее ценным агентом во время революционных событий 1905 г. являлась женщина под псевдонимом «Преображенская», её имя так и не смогли вычислить до сегодняшнего времени. В апреле 1912 года из-за нехватки личного состава к работе с агентурой допустили письмоводителя Рождественского и заведующего наружным наблюдением Мочалова. При провале агента мог ожидать смертельный исход. Так, в 1903 году членами РСДРП был убит агент Пятницкий, а в 1906 году боевиками партии социал-революционеров ликвидирован агент Татаров.

Кроме политической агентуры вербовалась и вспомогательная. Эта агентура состояла из владельцев трактиров и их завсегдатаев, волостных и сельских писарей, и прислуги лиц, находившихся под наблюдением. Агенты – «штучники» или «откровенники» – были особой агентурой, требовавшей вознаграждения за каждую добытую информацию. Но они больше вызывали раздражения, чем приносили пользы. Так, например, в 1912 году в охранном отделении в самом городе числилось 8 секретных агентов, 4 вспомогательных, и 1 «откровенник». Оклад агента равнялся 20 рублям, ценным агентам платили 50-100 рублей. По мнению ротмистра Грешнера, первый начальник отделения Засыпкин хищнически относился к агентуре, привлекая агентов в качестве свидетелей на судебных процессах. Набором агентуры в губернии занималось Нижегородское жандармское управление, но, ввиду не самых тёплых отношений с охранным отделением, в 1906 году с санкции полковника Левицкого был завербован явившийся в управление жандармерии раскаявшийся революционер – житель города, и ротмистр Терещенков потребовал от Департамента полиции передачи агента в охранное отделение. Кстати, при приёме отделения от исполняющего обязанности убитого Грешнера ротмистра Заглухинского был передан всего один секретный агент ротмистру Терещенко. Этим было вызвано сильное подозрение у нового начальника в растрате агентуры Заглухинским за месяц исполнения им обязанностей начальника отдела.

Антон Иванович Левицкий. Генерал-лейтенант, назначен начальником Нижегородского губернского жандармского управления в апреле 1905 г.

Занималась нижегородская жандармерия и перлюстрацией почтовой корреспонденции. Сам перлюстрационный пункт появился в Нижнем Новгороде ещё в 1894 году. Кстати, для этих действий по закону требовалось разрешение окружного суда, но на такие мелочи времени не хватало, и нарушение закона стало обыденным делом. На почтамте было завербовано двое вспомогательных агентов, проделавших титаническую работу всего за 10-15 рублей в месяц. Результаты оказались весьма эффективны, жандармерия выявила глубоко законспирированных революционеров, нередко находящихся в розыске, оказались вскрытыми революционные и партийные «явки». Например, революционеры шифровали Ульянова как «Ильина», Крупскую как «Катеньку». Псевдонимы для организаций тоже были незатейливы – меньшевиков называли «мишами», а большевиков «борями». Паспорта у многих революционеров назывались «сапогами». В 1902 году в письме, пришедшем из-за границы, была обнаружена газета «Искра», а в 1903 году выявленных получателей газеты, владельцев подпольной типографии и распространителей арестовали.

Приходилось жандармерии заниматься и проверкой анонимок, но, как всегда, большая их часть только отвлекала от работы. Много сведений получалось во время допросов, но фактов избиений подследственных найти не удалось, мордобой оставался прерогативой полиции. Кстати, именно из-за болтливости чинов полиции, привлекаемых к совместным мероприятиям, происходила утечка информации. Но, по причине натянутых отношений с губернским жандармским управлением, охранному отделению приходилось часто привлекать полицейские чины к всевозможным операциям.

Основной задачей для вновь прибывшего начальника отделения ротмистра Грешнера стал поиск секретной агентуры. Поскольку он взялся за эту работу грамотно, результатом стало обнаружение и закрытие к декабрю 1904 года двух типографий и арест активных революционеров. Помогла и информация московских коллег. Особую напряжённость вызывало село Сормово, где проживали 15 000 рабочих. Рабочие собирали сходки в несколько сотен человек в лесопарковых зонах, выставляя по периметру вооружённую охрану. Только с 1903 по 1904 год в Сормове полицейские семь раз попадали под обстрел рабочих боевиков, на обысках у рабочих всё чаще изымали пистолеты и револьверы. Но, благодаря арестам среди агитаторов из среды нижегородской интеллигенции, забастовки с августа 1904 года имели только экономические требования. Листовки теперь печатались только на гектографе, что тоже снижало агитационную работу.

План Сормова в 1905 г.

Первая русская революция в Нижнем Новгороде началась 14 января 1905 года с забастовки работниц Молитовской фабрики. К концу января – началу февраля забастовки охватили не только рабочих большинства заводов губернии, но и служащих, бастовали городские приказчики и служащие аптек, сотрудники типографий. Первоначально требования имели экономический характер, жандармерия проводила активные аресты среди агитаторов, призывавших к свержению самодержавия, в Сормово вводились армейские части. В марте забастовки начали идти на убыль, но 28 апреля по приказу комитета партии социалистов-революционеров был убит ротмистр Грешнер. Прямо у входа в охранное отделение, при преследовании террориста, был смертельно ранен караульщик Курицын. Убийцу догнали и задержали, им оказался дворянин Пензенской губернии Никифоров. 12 августа 1905 года по приговору суда террорист был повешен. Интересно, что связи от Никифорова привели к Московскому молочному миллионеру Чичкину. При обыске у миллионера нашли революционную литературу, компрометирующую переписку и два револьвера. Правда, из-под стражи толстосума быстро освободили под солидные поручительства.

Около месяца обязанности начальника отдела исполнял ротмистр Заглухинский, дела у него принял ротмистр Трещенков. В это время в селе Сормово сложилась тяжёлая обстановка, ежедневно собирались рабочие до тысячи человек и слушали речи ораторов, прямо призывавших к свержению самодержавия. Больше всего ротмистра Трещенкова возмущала позиция губернатора, так как тот никаких серьёзных мер к разгону антиправительственных сборищ не предпринимал. В начале июля Нижегородский комитет РСДРП провёл совещание с социалистами-революционерами и местными меньшевиками. Общим решением была запланирована забастовка 9 июля с политическими требованиями. Общими усилиями казаков и полиции группы демонстрантов были рассеяны в разных частях города. 10 июля толпа собралась около 18 часов и направилась на Острожную площадь, выкрикивая антиправительственные лозунги. Но на площади демонстранты были остановлены казаками и полицейскими. С другой стороны площади собралась толпа верноподданных государя и с кулаками бросилась на демонстрантов. Аптекарь Гейнце достал оружие и выстрелил в проправительственно настроенных горожан, ранив извозчика Клочьева. Толпа насмерть растерзала начинающего революционера, сильно досталось и другим борцам за народное счастье от самого же народа. 11 июля рабочие Сормовского завода подстрекали рабочих-крючников к забастовке, но те полезли в драку, и забастовщики стали стрелять в крючников, убив шесть человек, в том числе надзирателя речной полиции Туманова. В газете «Пролетарий» эти события красочно описывались как столкновения революционеров с «подлыми черносотенцами» 9, 10 и 11 июля.

На эти события Охранное отделение ответило 12 июля изъятием типографии РСДРП и арестом большинства членов «технической группы» партии. 8 сентября 1905 года была ликвидирована ещё одна типография, за работой застали двоих партийцев из «технической группы». Акция была очень удачной, поскольку активные революционеры жаловались на отсутствие агитационной литературы. Кроме того, обыски у членов РСДРП помогли вскрыть аспекты создания боевой дружины в Сормове, были обнаружены литература по изготовлению взрывчатых веществ и устав боевой группы. В это же время жандармское управление ликвидировало «Крестьянскую группу» эсеров, объединившихся с социал-демократами. Эти действия нормализовали обстановку до сентября, но уже с 1 числа этого месяца начались забастовки, к которым к октябрю присоединились семинаристы, учащиеся и студенты.

Чертёж бомбы, которыми была снабжена боевая дружина

Самодельная пушка рабочего Парикова, стоявшая в доме у главной баррикады в Сормово

Здание школы, где стояла самодельная пушка Парикова, с боку центральная Сормовская баррикада.

Самодельная бомба-македонка, сормовского изготовления

Сормовская школа после артиллерийского обстрела трёхдюймовками, 1905 год. Фонды ГКУ НГИАМЗ

Несмотря на манифест Николая II о даровании свобод, оперативная обстановка в городе ухудшилась. На проводившихся митингах проводилась агитация за революцию и создание вооружённых дружин с целью свержения самодержавия. Но 21 октября в городе была образована патриотическая партия, уже 23 числа состоялась манифестация проправительственной партии, на которой появились белые флаги. Крупнейшее черносотенное объединение в империи стали называть «Белое знамя».

В ноябре обстановка резко обострилась в Сормове. Рабочие создали свою милицию, подвергая полицейских и жандармов обстрелам при появлении последних на сормовских улицах. У РСДРП появилась городская и Канавинская боевые дружины. В начале декабря шло планомерное вооружение революционных боевиков. Кончилось все это перестрелкой в Сормове между полицией и рабочими, но уже на следующий день, 13 декабря, рабочие сооружали баррикады и вступали в перестрелки с войсками. У войск потерь не оказалось.

План Канавина 1905 г.

В Канавине 14 декабря группа боевиков обстреляла мирную демонстрацию монархистов, убив двух человек, после чего революционеры забаррикадировались в здании вокзала. Но уже 15-го утром армейские артиллеристы принудили террористов к сдаче, после нескольких попаданий в здание вокзала. В ответ губернатор Фредерикс формирует «патриотическую дружину» и вооружает её. Вооружённое восстание удалось подавить достаточно быстро. Хорошо зарекомендовало себя применение артиллерии в городских условиях. Охранное отделение совместно с Жандармским управлением и полицией начинает повальные обыски у выявленных лиц, причастных к революционной и террористической деятельности. Уже в ходе первых обысков в середине декабря у видного революционера Ждановского были найдены зашифрованные списки боевой дружины, обнаружены две лаборатории по изготовлению бомб. 17 декабря по агентурной информации задержаны двое террористов, пытавшихся взорвать Макарьевскую полицейскую часть. Параллельно обыски проводились у боевиков партии социалистов-революционеров, только револьверов было изъято 50 штук. Самое главное заключалось в том, что к концу декабря была пресечена деятельность стачечного комитета, координировавшего революционные мероприятия. В начале 1906 года активные мероприятия проводились в отношении членов РСДРП. 16 февраля была ликвидирована партийная типография. Кроме обычной пропагандистской литературы у многих находили оружие и взрывные устройства.

Оставшиеся члены РСДРП решили направить свои усилия на агитацию крестьян, но ввиду малых денежных средств и нехватки литературы особого успеха эта деятельность не имела. К августу 1906 года благодаря хорошей агентурной работе была выявлена оставшаяся группа членов РСДРП. 8 августа пресечена деятельность подпольной типографии, проведены массовые аресты. Эсеры совместно с анархистами для ведения своей деятельности стали проводить «эксы», то есть, занялись банальным грабежом. Благодаря агентурной информации многих экспроприаторов удалось задержать. 2 августа была ликвидирована оставшаяся на свободе боевая группа партии социалистов-революционеров (далее ПСР). Так же благодаря агентуре предотвращён налёт с привлечением московских боевиков ПСР на Госбанк. Только с апреля по октябрь 1906 года изъято 3 мимеографа, 2 типографских станка, 2 гектографа, подложные паспорта, 21 револьвер, 3 ружья, 3 бомбы и пропагандистская литература. В сентябре по указанию Столыпина отделение составляет списки госслужащих, состоящих в революционных организациях или сочувствующих им, для дальнейшего увольнения. Достаточно частыми стали нападения на черносотенцев со стороны революционеров, с другой стороны, жандармам самим приходилось присматривать за «чёрными сотнями», чтобы те не устроили погромы. К концу года Нижегородское охранное отделение вошло в центральный розыскной район с подчинением Московскому охранному отделению, реформа проводилась по инициативе министра МВД П. А. Столыпина по проекту Трусевича.

С начала 1907 года громко о себе начали заявлять анархисты. В анархисты уходили особенно психически не уравновешенные революционеры, часто склонные к садизму, что увеличивало их опасность для простых горожан включительно. Уже 10 марта анархисты ограбили заводскую контору, похитив 1165 рублей. Тогда же формируется группа анархистов-коммунистов, которые откололись от ПСР, именно они и совершили этот грабёж, но благодаря агентурным данным почти все были вскоре задержаны. В августе оставшиеся на свободе анархо-коммунисты совершили нападение на станцию Суроватиху, застрелив двоих жандармов, затем ограбили Каменское почтовое отделение. По делу было задержано 12 человек.

В начале 1907 года юрисдикция Нижегородского охранного отделения была расширена до затона в виду активной революционной пропаганды среди речников и судоремонтников. Уже в августе сотрудники отделения ликвидировали центральное бюро Судоходной организации ПСР. В результате арестов по данному делу во время обыска была обнаружена подпольная типография эсеров. Не забывали жандармы и о РСДРП. В июле у членов партии на разных квартирах было изъято несколько подложных паспортов, 58 печатей различных учреждений, революционная литература. Данная находка помогла разоблачить ряд революционеров и их явки. С мая охранному отделению приходилось активно заниматься Союзом учителей, в котором большое количество граждан являлись членами РСДРП. 8 октября после обыска у Касаткина только революционных брошюр было изъято 28 различных наименований. В августе 1907 года члены ПСР сагитировали типографских рабочих Машистова на забастовку, но требования были только экономического характера, и после переговоров с хозяином типографии забастовка прекратилась, несмотря на угрозы рабочим со стороны членов ПСР.

Начало 1908 года ознаменовалось обострением классовых отношений в деревне, что было связано с реформой Столыпина и нежеланием крестьян выходить из общины. Это заставляло выделять дополнительные силы. 19 февраля 1908 года ротмистра Трещенкова сменил ротмистр Ерандаков. Поскольку анархо-коммунисты находились под наблюдением, нового начальника отдела ждал сюрприз. Во время ограбления Малиновского скита был задержан член партии анархистов, который согласился на секретное сотрудничество. Благодаря его сведениям были задержаны члены группы экспроприаторов, ликвидирован склад оружия в Сормове и там же – тайная типография ПСР. В апреле из агентурных источников стало известно о группе анархистов, насчитывающей 13 боевиков и готовящих убийство директора Сормовского завода Москвина. Для предупреждения преступления у членов группы провели обыски. В результате было изъято 2 револьвера, 92 брошюры революционного содержания, различные яды. 28 апреля произошёл арест и обыск у мещанина Андреева, полиция совершила его по личному распоряжению губернатора. Не согласовав свои действия, как положено, с Нижегородским охранным отделением, полицейские нанесли вред оперативной разработке жандармов.

Впервые охранное отделение столкнулось со случаями предательства своих сотрудников. В Нижегородской тюрьме в камерах революционеров были обнаружены бомбы, револьверы и холодное оружие. У подозреваемой в проносе запрещённых вещей провели обыск, в результате были обнаружены 3 письма старшего филёра охранного отделения, сразу же уволенного по компрометирующим обстоятельствам. Другой позорный случай связан с предательством ночного сторожа, который работал на боевиков ПСР и давал описания филёров и агентов.

В мае восстановившая свои силы сормовская организация ПСР, получив информацию о готовящихся увольнениях, решила провести ряд покушений на сотрудников администрации завода для привлечения рабочих на свою сторону. По агентурной информации были произведены обыски, но в результате была обнаружена только запрещённая литература. К сожалению, основное наказание террористов выразилось в высылке в отдалённые губернии империи. Следующий удар Нижегородское охранное отделение нанесло по губернской организации ПСР. 8 июня по информации агента «Пятидесятого» ликвидирована техническая группа ПСР, выпускавшая газету «Социалист» в легальной типографии. В июле арестованы делегаты партийной конференции в Рязани. В ноябре «Пятидесятый» установил личность двух московских эмиссаров ПСР. 22 марта 1909 года благодаря всё тому же агенту была ликвидирована тайная типография ПСР. Так же в 1908 году агентура в войсковых частях Нижегородского гарнизона дала установочные данные как на агитаторов, работавших с солдатской средой, так и на сочувствующих им солдат.

В начале 1909 года к активным действиям решили перейти анархо-коммунисты, заправлял у них 17-летний Генрих Ягода. Это будущий нарком внутренних дел консультировал заезжих однопартийцев на предмет грабежа местных банков, планировал получение оружия из Финляндии. Но в среде анархистов оказался агент, и все начинания террористов потерпели крах. Другая группа анархистов вымогала у купцов Каменских 50 000 рублей, для демонстрации серьёзности намерений на пароходах Каменских было произведено два взрыва. Обнаглевший террорист позвонил владельцу парохода из номера гостиницы. Ротмистр Ерандаков, ожидавший такого развития событий, приготовился заранее. Он представился братом владельца и стал затягивать переговоры, а в это время в номер уже врывались жандармы. Также в начале года активисты ПСР решились пойти на убийство губернатора, благо тот разъезжал ночью по своим любовницам совершенно без охраны. Однако теракт они почему то не совершили. Вообще, после мартовских обысков и арестов и изъятия тайной типографии 25 мая партийцы восстанавливали силы. Не забывали жандармы и о РСДРП. 11 августа были проведены аресты, изъятым оказался мимеограф и 300 брошюр преступного характера, а самое главное, переписка, содержавшая важную информацию. 6 декабря по агентурным данным была изъята партийная библиотека РСДРП, только книг и брошюр преступного характера было изъято 807 штук. 13 декабря прошли массовые аресты членов РСДРП. 21 августа в Нижнем Новгороде должен был состоятся съезд Мусульманского союза ПСР. В работе съезда должны были принять участия члены Государственной Думы Гиреев, Тукаев и петербургский мулла Исхаков. По личному распоряжению губернатора у делегатов съезда провели обыски, но ничего запрещенного не нашли.

Представление прокурора Нижегородского окружного суда, 13 мая 1902 г.

1910 год ознаменовался работой внутри партийных организаций и всевозможных обществ. Например, общество Красного Креста не только помогало семьям арестованных и сосланных революционеров, но многие его члены проводили эсеровскую пропаганду. Правда, присматривать приходилось и за проправительственными организациями. 1 августа ротмистр Ерандаков передавал свои дела подполковнику Караулову, одних секретных агентов было передано 11 человек. Но уже 1 сентября подполковник Караулов сдавал дела подполковнику Стрекаловскому. Тот сразу начал со знакомства с агентурой, причем довольно быстро жандармский подполковник выявил лживого агента по кличке «Руль» и начел обзаводиться новой агентурой. В это же время приходит циркуляр о привлечении охранных отделений к контрразведывательной деятельности. Ещё два циркуляра требовали обращать пристальное внимание на исламские и еврейские общества и организации. И это всё без увеличения штатов отделений. После визита ревизора в Нижегородское охранное отделение подполковник Стрекаловский получил свой первый выговор за игру в карты в общественном клубе, но даже через год, получив аналогичное замечание, бравый подполковник всё ещё играл. Поскольку революционные организации находились под относительным агентурным «колпаком», то новый начальник решил пристально заняться всевозможными обществами. Всего было проверено 104 общества и организации.

1911 год начался с ликвидации группы сормовских анархо-коммунистов. 2 февраля аресту подверглись активисты данной группы, после этого серьёзных группировок данного толка до 1917 года не появлялось. Правда, в августе трое оставшихся на свободе активистов организовали ограбление купца Сотникова, а потом послали ему письмо с угрозой убийства, требуя 1000 рублей. Но вскоре они все разъехались из города, так и не посетив купца. А 23 сентября у оставшегося в городе бомбиста Шаманина был произведён обыск, изъятыми оказались револьверы и революционная литература. Также 30 апреля проводились обыски у активных членов РСДРП, но изъятой оказалась лишь литература запрещенного содержания.

Приговор анархистов своему товарищу. ГКУ ГОПАНО ф.1866 оп.1 д.143 л.1

Листовка «Белое знамя». ГКУ ГОПАНО ф.1866 оп.1 д.167 л.167

На Сормовском заводе за 1912 год было проведено 7 стачек, экономические требования были основными, но последняя, ноябрьская, носила чисто политический характер. Работа отделения осложнялась большой группой вновь прибывших рабочих, занятых на расширении производства. Также многие рабочие не регистрировались на новом месте жительства. 14 апреля по агентурной наводке были арестованы члены РСДРП, собравшиеся обсудить организацию выборов в Госдуму. В августе за пропаганду среди солдат был задержан социал-демократ Кондратьев, но обыск компрометирующих материалов не дал. В ноябре началась забастовка сормовских рабочих, направленная против казни севастопольских матросов. Это заставило Охранное отделение пристально заняться Сормовской группой РСДРП, очевидно окрепшей к этому времени.

1913 год явился последним годом работы Нижегородского охранного отделения. Половина оставшихся сотрудников была переведена в июне в Нижегородское губернское жандармское управление работать в розыскной пункт. С самого начала года началась подготовка к визиту Николая II в Нижний Новгород. Со всех концов империи приходили ориентировки на революционеров, которые по агентурным данным готовили покушение на царя. Разрабатывался план мероприятий по охране государя. Но, кроме этого, 24 января в Департамент полиции ушло донесение на губернатора Хвостова, который на выборах в Государственную Думу на законном основании удалил из списков видного кадета Савельева, чем резко подорвал положения правых сил в городе. Но ввиду 300-летия дома Романовых и приезда царя, это всё уходило на второй план. С начала года началась кропотливая работа по проверке документов всех въезжающих в город. Отобрана и проверена команда парохода царя. Весь город был разбит на 14 районов, в местах нахождения августейшей особы были введены пропуска. В городе работало 255 филёров. 15 и 16 мая проходили массовые обыски у неблагонадёжных лиц. Поскольку координация между вновь прибывшими сотрудниками жандармерии и полиции оказалась на высоте, так же как вся предварительная работа, со своим последним важным заданием Охранное отделение справилось успешно. Надо отметить, что в борьбе с терроризмом мешало не только слишком либеральное законодательство, но и непонимание самим Николаем II многих процессов внутри страны.

Источники

1. ГКУ ЦАНО фонды: 179; 915; 916; 918; 919.

2. ГКУ ЦАНО фонд 2 опись 7 дело 430

3. Из истории Нижегородских спецслужб.Том 1. Нижний Новгород, 2003 год.

4. Революционное движение в Нижнем Новгороде и Нижегородской губернии. Горький, 1971 год.

5. В. И. Ленин и нижегородские рабочие-революционеры. Горький, 1986 год.

6. ГКУ ГОПАНО фонд 1866 оп 2 дело 67.

Автор — Старший научный сотрудник «Музея правоохранительных органов и вооруженных сил»

НРО ВФСО «ДИНАМО» Радьков Андрей Георгиевич.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.