wpthemepostegraund

Купец Сергей Петрович Елисеев

биoгрaфия  
19 вeк  

Прoдoлжaeм рaсскaз прo сeмью купцoв Eлисeeвыx. Тeкст взят из книги Aллы Крaскo «Пeтeрбургскoe купeчeствo».

Пoслe смeрти мaтeри вo глaвe дeлa встaл Сeргeй Пeтрoвич Eлисeeв, стaрший из трex брaтьeв. Eму в этo врeмя ужe испoлнилoсь сoрoк лeт. В фeврaлe 1823 г., eщe при жизни oтцa, oн oбвeнчaлся в Исaaкиeвскoм сoбoрe с купeчeскoй дoчeрью Eкaтeринoй Aфaнaсьeвнoй Сяминoй. Eгo млaдшиe брaтья тoжe были жeнaтыми людьми, причeм Григoрий успeл oвдoвeть и жeниться втoричнo. Oднaкo брaтья нe стaли дeлить кaпитaл, вeли дeлo вмeстe, чтo пoзвoлялo oсущeствлять тoргoвыe oпeрaции в бoлee крупныx рaзмeрax.
Бoльшaя чaсть тoвaрoв, кoтoрыми тoргoвaли Eлисeeвы, пoступaлa из-зa грaницы.
Oбычнo импoртныe тoвaры дoстaвлялись в Пeтeрбург кoрaблями двaжды зa нaвигaцию. Eлисeeвым тaкoгo oбъeмa пoстaвoк явнo нeдoстaвaлo, тaк кaк дeлo иx ширилoсь. Пoэтoму в 1830—1840-e гг. брaтья купили в Гoллaндии двa пaрусныx кoрaбля, приспoсoблeнныx для пeрeвoзки «кoлoниaльныx тoвaрoв». В 1858 г. oни приoбрeли винтoвoй пaрoxoд «Aлeксaндр II».
Этo былo сeрьeзнoe влoжeниe кaпитaлa, принeсшee им бoльшую выгoду. Eлисeeвы тeпeрь «нa кoрню» пoкупaли урoжaй винoгрaдa в знaмeнитыx винoдeльчeскиx рeгиoнax Фрaнции и Испaнии — в Бoрдo, Oпoртo, Xeрeсe и нa oстрoвe Мaдeйрa. Тaм жe винoгрaд прoxoдил пeрвoнaчaльную oбрaбoтку, Eлисeeвы имeли зa грaницeй и склaды для xрaнeния прoдукции. Пoслe дoстaвки винных полуфабрикатов на кораблях в Петербург они выдерживались по специальной технологии в собственных винных подвалах на Васильевском острове до готовности, разливались в бутылки и отправлялись в российские города, а со временем и за границу.
Уже к концу 1830-х гг. Елисеевы поставляли виноградные вина и к императорскому Двору, но здесь они имели серьезных
конкурентов. В Российском государственном историческом архиве сохранился документ, датированный мартом 1840 г., — единственный известный на сегодняшний день документ, написанный собственноручно Сергеем Елисеевым. Это его прошение на имя князя Петра Михайловича Волконского, решавшего вопрос о поставщиках Двора. Елисеев просил об отдаче ему поставок вина на четыре предстоящих года и напоминал, что в 1839 г. Елисеевы уже поставляли ординарные вина «в собственной разливке и укупорке» и «бородовские вина» своей разливки. Чтобы склонить на свою сторону выгодного и престижного заказчика, Елисеев предлагал сделать скидку, обещал взять на свой счет доставку вин заказчику и естественный бой бутылок с вином. Он подсчитал, что за четыре года казна могла бы сэкономить до 60 тысяч рублей ассигнациями. Однако на сей раз право на поставки отдали 1-й гильдии купцам К. Никольсу и В. Плинке, содержателям того самого «Английского магазина».
В 1857 г. Елисеевы получили разрешение учредить Торговый дом «Братья Елисеевы», во главе которого встал старший брат. Торговые дома законодательно разрешалось учреждать манифестом от 1 января 1807 г. «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий». Как правило, это была организационная и экономическая структура закрытого типа, объединявшая небольшой круг близких друг другу лиц, в основном связанных родственными узами. Создание такой структуры позволяло не только практически, но и юридически, на базе особого договора, объединить капиталы и, конечно, повышало престиж владельцев торговых домов.
Успехи в торговле позволили Елисеевым подняться вверх по социальной лестнице. В 1845 г. Сергей Петрович как старший в роду обратился с прошением о возведении его с семейством в сословие потомственных почетных граждан.
Это высшее городское сословие было учреждено манифестом Николая I от 10 апреля 1832 г. В него входили купцы, духовенство, выпускники высших учебных заведений — врачи, инженеры, агрономы, юристы, лица «свободных профессий», в том числе артисты Императорских театров. Право на потомственное почетное гражданство получали лица, награжденные орденом.
Купцы могли быть возведены в это сословие после десяти лет пребывания в 1-й гильдии беспрерывно или после двадцатилетнего «беспрерывного пребывания в гильдиях». Потомственные почетные граждане освобождались от телесных наказаний, рекрутской повинности, подушная подать для них заменялась другой формой налогообложения. После отмены крепостного права эти привилегии практически утратили свой смысл, но принадлежность к сословию почетных граждан продолжала оставаться для купечества престижной.
Как требовал закон, к прошению о возведении в потомственное почетное гражданство С.П. Елисеев должен был представить документы, подтверждающие его права. Ныне они хранятся в Российском государственном историческом архиве и позволяют составить точное представление о составе семьи и о начальном периоде елисеевского дела. Среди документов есть свидетельство о записи Петра Елисеева в санкт-петербургское купечество по 3-й гильдии 24 января 1819 г., свидетельство из Санкт-Петербургской городской думы о «пребывании в гильдиях» семейства Елисеевых с 1832 по 1845 г., а также копия ревизской сказки 1833 г. Таким образом, к моменту подачи прошения Елисеевы «пребывали в гильдиях» 26 лет. В ревизской сказке перечислены, с указанием возраста, все члены семьи покойного Петра Елисеевича Елисеева. Кроме того, к прошению прилагались копии метрических свидетельств о венчании трех сыновей Петра Елисеева — Сергея, Григория и Степана.
20 сентября 1845 г. по указу Правительствующего Сената Сергей Петрович Елисеев и его род был возведен в потомственное почетное гражданство, в подтверждение чего он получил грамоту, а копии с нее выдали его братьям Григорию и Степану.

Братья Елисеевы вместе положили начало одному из самых известных благотворительных учреждений семейства — Елизаветинской богадельне на Васильевском острове, действовавшей вплоть до 1917 г. Ее создание связано с безвременной смертью Елизаветы Григорьевны, старшей дочери Григория Петровича Елисеева.
Она родилась 4 сентября 1829 г., 7 сентября 1849 г. обвенчана с купеческим сыном Алексеем Николаевичем Тарасовым.
Предки елисеевского зятя происходившие из государственных крестьян Севера России, переселились в Петербург в петровские времена и участвовали в строительстве кораблей на петербургских верфях. Они исстари принадлежали к старообрядчеству, но позже перешли в единоверие. Отец его, Николай Степанович Тарасов, брал крупные подряды на строительные и отделочные работы. С особенной выгодой для себя он участвовал в восстановлении Зимнего дворца после пожара, случившегося в 1837 г. С 1838 г. Н.С. Тарасов вошел в 1-ю гильдию столичного купечества, в 1846 г. был возведен с семейством в сословие потомственных почетных граждан, впоследствии стал коммерции советником. Подробнее об этой семье рассказано в одной из следующих глав книги.
Брак обещал быть на редкость удачным, однако 6 февраля того же года молодая женщина умерла. Ее похоронили на единоверческом участке Большеохтинского кладбища, где хоронили членов семьи ее мужа. Через несколько месяцев в семье случилось еще одно горе — скончалась Анастасия Николаевна Кирпичева, родная сестра Алексея Николаевича Тарасова. В ее память Тарасовы основали богадельню близ единоверческого участка кладбища, названную Анастасиевской. Братья Елисеевы решили поступить так же — на собственные общие средства в память умершей Елизаветы Григорьевны основать на Васильевском острове богадельню «для призрения престарелых и увечных в Санкт-Петербурге граждан».

Государственная система призрения пребывала в зачаточном состоянии, поэтому всячески поощрялась частная инициатива создания подобных богоугодных заведений. Особенно отличались на этом поприще богатые купцы и промышленники. Устав богадельни братьев Елисеевых Николай I утвердил 17 сентября 1854 г. Богадельня находилась в ведении столичного градоначальника, а управлялась Елисеевыми или их родственниками. Из них выбирались попечитель, товарищ (заместитель) попечителя и эконом. Для обеспечения деятельности заведения Елисеевы обязались выделить особый неприкосновенный капитал в 40 тысяч рублей, на проценты с которого богадельня и должна была существовать. Штат ее в первое время составляли смотритель, смотрительница и несколько человек прислуги Первоначально она рассчитывалась на 15 мужчин и 25 женщин, затем неоднократно расширялась.
Впоследствии размер капитала увеличивался Елисеевыми не раз и возрос до полумиллиона рублей, соответственно и само здание, и число призреваемых тоже увеличивались.
Для размещения богадельни в 1855 г. на 3-й линии Васильевского острова Елисеевы купили двухэтажный каменный дом с садом, архитектор Карл Карлович Андерсон в течение 1855-1856 гг. приспособил его для нужд богадельни. Современный адрес этого здания — 3-я линия В. О., дом № 28-30.
На втором этаже богаделенного дома устроили домовую церковь во имя Святых Праведных Захарии и Елизаветы, службы в ней проводил причт Андреевского собора. 18 октября 1856 г. церковь освятил митрополит Санкт-Петербургский Григорий, и этот день считается днем открытия богадельни. Именно эта дата и до наших дней видна на фронтоне здания богадельни. Первым попечителем Елизаветинской богадельни стал Григорий Петрович Елисеев, товарищем попечителя — его брат Степан Петрович. Алексей Николаевич Тарасов, муж покойной Елизаветы Григорьевны, принял на себя обязанности эконома богадельни и продолжал исполнять их и после вступления во второй брак. После его смерти в 1867 г. в должность эконома вступил коммерции советник Григорий Сергеевич Растеряев, старший из зятьев Григория Петровича Елисеева. Старший из братьев Елисеевых, Сергей Петрович, никакой официальной должности не занимал, поскольку стал уже не очень здоров. Он помогал братьям советами, так как прежде уже имел опыт деятельности такого рода, заведовал по выбору купечества Николаевской купеческой богадельней.
Сергей Петрович Елисеев скончался 2 сентября 1858 г., месяца не дожив до 58 лет, и был похоронен на Георгиевском Болыпеохтинском кладбище, где покоился его отец.
Незадолго до смерти, 30 января 1857 г., он составил духовное завещание, распорядившись своим личным состоянием, которое сам оценивал в один миллион рублей серебром, — частью в общем владении с братьями, частью принадлежавшем ему лично. Этот документ сохранился в архиве, он свидетельствует, во-первых, насколько выросло благосостояние Елисеевых меньше чем за полвека, а во-вторых, позволяет понять мировоззрение богатого купца середины XIX в.
У Сергея Петровича и Екатерины Афанасьевны детей не было, поэтому основная часть его имущества распределялась между вдовой, братьями, другими родственниками и служащими. Часть состояния предназначалась церкви и шла на нужды благотворительности.
Жене завещал ось ежегодное содержание в размере 4 тысяч рублей серебром. Из этого следует, что она не предполагала, как ее покойная свекровь, самостоятельно входить в купеческое дело. Сергею Петровичу принадлежали две лавки с кладовой в Зеркальной линии Гостиного двора, которые были или лично им куплены, или получены в приданое за женой. Эти лавки завещаны братьям Григорию и Степану. Сестра Наталья Петровна, по мужу Тиханова, получила 50 тысяч рублей, ее сын Николай Николаевич Тиханов — 25 тысяч. Крестнице Марии Елисеевой, дочери брата Степана, завещалось 10 тысяч рублей, по 5 тысяч предназначалось нескольким другим племянницам, в том числе дочерям брата Григория. Интересно, что в завещании упомянута и крестная мать Сергея Петровича, ей полагалась выдать 500 рублей.
Некто Николай Христофорович Крих должен был получить 10 тысяч рублей, что являлось по тем временам огромной суммой. Его отец, купец Христиан Константинович Крих, содержал в середине XIX в. «магазин разных товаров» под фирмой «К.Х. Крих и Компания», который располагался в доме Коссиковского на Невском проспекте, напротив дома Котомина. Позже это здание будет собственностью Елисеевых. Возможно, Н.Х. Крих (1807—1876) служил управляющим или доверенным лицом Сергея Петровича Елисеева. В 1860-е гг. он состоял в 1-й гильдии столичного купечества и был возведен в сословие потомственных почетных граждан.
Распределяя пожертвования на нужды благотворительности, С.П. Елисеев распорядился увеличить неприкосновенный капитал на содержание Елизаветинской богадельни на 75 тысяч рублей и еще 15 тысяч завещал церкви при ней. Не забыл он и Николаевскую купеческую богадельню, оставив ей 10 тысяч рублей.
Около 60 тысяч рублей предназначалось нескольким монастырям, в том числе Новгородскому Зверину монастырю, отдаленным монастырям Архангельской губернии.
Не забыты в завещании и храмы на его родине: церкви села Яковцева отписано две тысячи, церкви села Ильинского — тысяча рублей.
Четыре тысячи он завещал потратить на погребение и помин души и 3 тысячи, по традиции, — на раздачу нищим сразу после погребения.
Этот документ характеризует купца Сергея Елисеева как человека с традиционной идеологией — нажитое им богатство остается в семье, но немалая толика его определена на «богоугодные дела».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.