wpthemepostegraund

Казнить, нельзя помиловать. Передача 4-я.

18 век  
биография  

«Дело» царевича Алексея. Органы политического сыска — Преображенский приказ и специально созданная Тайная канцелярия — изрядно потрудились над превращением семейной драмы в сугубо политический процесс.

Видео располагается на стороннем видеохостинге. К сожалению, мы не можем контролировать его качество и наличие рекламы в нём.
Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо(в это время видео скачивается из интернета), после чего нажмите «старт». У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Новости СМИ2

Краткая биографическая справка

Алексей Петрович (18.2.1690, с. Преображенское, под Москвой, — 26 6.1718, Санкт-Петербург), царевич, старший сын Петра I от брака его с Евдокией Федоровной Лопухиной. Первые годы детства он провел преимущественно в обществе матери и бабушки ( Натальи Кирилловны Нарышкиной), так как Петр в 1693-1696 был сначала занят кораблестроением в Архангельске, а затем предпринял Азовские походы. После заточения в 1698 царицы Евдокии в суздальский Покровский монастырь царевич Алексей был взят в село Преображенское сестрой Петра, царевной Натальей Алексеевной. В 1699 Петр намеревался послать царевича для образования за границу, но затем изменил этот план и пригласил к нему в воспитатели немца Нейгебауера. В 1703 его сменил барон Гюйссен; согласно отзывам последнего, царевич был прилежен, любил математику и иностранные языки и жаждал познакомиться с чужими странами. Занятия науками прерывались, однако, по желанию Петра то поездкой в Архангельск в 1702, то участием в походе к Ниеншанцу, то присутствием в 1704 при осаде Нарвы. В 1705 Гюйссен был отправлен Петром за границу с дипломатическим поручением, и царевич остался без руководителя. Особенным влиянием на Алексея пользовался духовник царевича, протопоп Верхоспасского собора Яков Игнатьев, старавшийся поддержать в нем память о матери как о невинной страдалице. В конце 1706 или в начале 1707 царевич посетил свою мать в суздальском монастыре. Узнав об этом, Петр немедленно вызвал его к себе и выразил ему свой гнев. Осенью 1707 Алексею был поручен надзор за работами по укреплению Москвы на случай нападения Карла XII, в августе 1708 на него же был возложен осмотр продовольственных магазинов в Вязьме. Осенью 1708 Алексей продолжил занятия с возвратившимся из-за границы Гюйссеном. В начале 1709 царевич представил царю в Сумах пять полков, собранных и устроенных им самим, затем присутствовал в Воронеже при спуске кораблей, а осенью отправился в Киев, чтобы находиться при той части армии, которая предназначалась для действий против Станислава Лещинского. В 1709 отправился в заграничное путешествие для продолжения образования, а также выбора невесты (еще в 1707 барону Урбиху и Гюйссену было поручено Петром I приискать невесту для царевича). На их вопрос относительно возможности сватовства к старшей дочери австрийского императора вице-канцлер Кауниц ответил довольно уклончиво. Вследствие этого барон Урбих обратил свое внимание на принцессу Брауншвейг-Вольфенбюттельскую Софью-Шарлотту и предложил Петру послать царевича за границу, чтобы удобнее было вести переговоры. По пути в Дрезден Алексей Петрович пробыл три месяца в Кракове. Согласно описанию современника, Алексей Петрович был весьма задумчив и неразговорчив в незнакомом обществе; скорее меланхоличен, чем весел; скрытен, боязлив и подозрителен до мелочности, как будто кто-нибудь хотел покуситься на его жизнь. Вместе с тем царевич был очень любознателен, посещал церкви и монастыри Кракова, присутствовал на диспутах в университетах, покупал много книг, главным образом богословского содержания и отчасти исторического, и ежедневно употреблял по 6-7 часов не только на чтение, но и на выписки из книг, причем никому своих выписок не показывал. По мнению Вильчека, Алексей Петрович «обладает хорошими способностями и может оказать большие успехи, если окружающие не станут делать ему препятствий». В марте 1709 Алексей Петрович прибыл в Варшаву, где обменялся визитами с польским королем. В октябре 1711 в Торгау в присутствии Петра I, только что возвратившегося из Прутского похода, Алексей Петрович женился на Софье-Шарлотте Брауншвейг-Вольфенбюттельской (в крещении Евдокия, умерла в 1715; их дети -Наталья (1714-1728) и Петр (будущий император Петр II). В 1714 Алексей Петрович с разрешения Петра I лечился в Карлсбаде от чахотки. Упорно не желая стать верным сподвижником Петра I, вызвал гнев отца и угрозу устранения от престолонаследия и пострижения в монастырь. Петр I в письме к сыну изложил причины своего недовольства царевичем и заканчивал его угрозой лишить сына наследства, если он не исправится. Три дня спустя Алексей Петрович подал отцу ответ, в котором сам просил лишить его наследства. «Понеже вижу себя, — писал он, — к сему делу неудобна и непотребна, также памяти весьма лишен (без чего ничего возможно делать) и всеми силами умными и телесными (от различных болезней) ослабел и непотребен стал к толикого народа правлению, где требует человека не такого гнилого, как я. Того ради наследия (дай Боже Вам многолетнее здравие!) Российского по Вас (хотя бы и братца у меня не было, а ныне, слава Богу, брат у меня есть, которому дай Боже здоровья) не претендую и впредь претендовать не буду». Этим письмом царевич отказался от наследства не только за себя, но и за сына. Петр остался недоволен тоном царевича. В конце сентября Алексей Петрович получил письмо, в котором Петр требовал ответа, намерен ли он приняться за дело или хочет поступить в монастырь. Тогда царевич привел в исполнение свое давнишнее намерение и, составив с помощью А.В. Кикина план, в конце 1716 бежал за границу со своей любовницей-«чухонкой» Афросиньей. В ноябре Алексей Петрович явился в Вене к вице-канцлеру Шенборну и просил защиты от несправедливости отца, желающего постричь его, чтобы лишить наследства его самого и его сына. Император Карл VI собрал совет, и было решено дать царевичу убежище; с 12 ноября до 7 декабря он пробыл в местечке Вейербург, а затем был переведен в тирольский замок Эренберг. В начале апреля 1717 Веселовский передал императору Карлу VI письмо Петра с просьбой, если Алексей Петрович находится в пределах империи, прислать его к нему «для отеческого исправления». Император ответил, что ему ничего не известно, и обратился к английскому королю с запросом, не примет ли он участия в судьбе царевича, страдающего от «тиранства» отца. Австрийский секретарь Кейль, прибывший по приказанию своего императора в Эренберг, показал царевичу вышеупомянутые письма и советовал ему уехать в Неаполь, если он не хочет возвратиться к отцу. Алексей Петрович был в отчаянии и умолял не выдавать его. Его препроводили в Неаполь. А.И.Румянцев открыл и это местопребывание царевича и, приехав в Вену вместе с П.А.Толстым, потребовал от императора выдачи Алексея Петровича или по крайней мере свидания с ним. Толстой обещал Алексею Петровичу выхлопотать разрешение жениться на Афросинье и жить в деревне. Это обещание ободрило царевича, а письмо Петра от 17 ноября, в котором он обещал простить его, совершенно успокоило. 31 января 1718 Алексей Петрович прибыл в Москву; 3 февраля произошло его свидание с отцом. Царевич признал себя во всем виновным и слезно молил о помиловании. Петр подтвердил обещание простить, но потребовал отречения от наследства и указания тех людей, которые посоветовали ему бежать за границу. В тот же день царевич торжественно отрекся от престола; об этом обнародован был заранее приготовленный манифест, а наследником престола объявлен царевич, «ибо иного возрастного наследника не имеем». На очной ставке с Афросиньей царевич сначала отпирался, а затем не только подтвердил все ее показания, но открыл даже тайные свои помыслы и надежды. 13 июня Петр обратился с объявлениями к духовенству и к Сенату. Духовенство он просил дать ему наставление от Священного Писания, как поступить ему с сыном, а Сенату поручил рассмотреть дело и рассудить, какого наказания заслуживает царевич. 14 июня Алексей Петрович был переведен в Петропавловскую крепость, несколько раз допрошен и пытан. Члены верховного суда (127 человек) подписали смертный приговор, который гласил, что «царевич утаил бунтовый умысел свой против отца и государя своего, и намеренный из давних лет подыск, и произыскивание к престолу отеческому и при животе его, чрез разные коварные вымыслы и притворы, и надежду на чернь и желание отца и государя своего скорой кончины». 26 июня в 6 часов вечера Алексей Петрович скончался. По версии, разделявшейся некоторыми современниками, Алексей Петрович был тайно задушен в Петропавловской крепости.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.