wpthemepostegraund

Как во время блокады Ленинградское радио вещало на Финляндию

пропаганда  
20 век  

В годы Великой Отечественной войны Ленинградское радио не только вещало на Ленинград для жителей осаждённого города, но и вело пропаганду на финском языке на территорию Финляндии. Как это происходило, написано в сборнике «Ленинградское радио: от блокады до «оттепели» П.А. Паландиным.

С первых дней войны группа специалистов НИИ радиовещания под руководством И.X. Невяжского с участием инженеров и техников радиостанции «РВ-53» выполнила целый комплекс сложных работ по оборудованию передатчика спецаппаратурой, которая позволяла по особой системе вклиниваться в работу мощной вражеской станции, перестраиваясь на ее волну. Делалось это так: диктор, сидя в студии, получал на наушники программу (в данном случае — финской станции) и в паузах и перерывах на немецком языке вставлял отдельные реплики, давал краткие комментарии передаваемым сообщениям. Например, диктор из Лахти расхваливает действия Маннергейма, а в паузах наш ленинградский диктор поясняет, что Маннергейм — бывший царский генерал, предавший свой народ, свою страну. Это была действенная, оперативная контрпропаганда, вызывавшая ярость врагов. Они, прерывая передачу, кричали: «Не слушайте — это не наша передача!» — но сделать, увы, ничего не могли.

Фрол Васильевич Кушнир, ныне кандидат технических наук, доцент Ленинградского электротехнического института связи имени Бонч-Бруевича, рассказывает:

«Ранней осенью 1942 года мне было приказано прибыть для дальнейшего прохождения службы в Парголово, где я должен был принять новый радиообъект. Приехав туда, я легко нашел «объект» по высокой мачте с необычной антенной, поднятой над небольшим деревянным домиком, в котором работали монтажники и настройщики. Как объяснили мне раньше, установленная аппаратура предназначалась для приема радиопередач мощной финской радиостанции «Лахти», трансляции ее в Ленинград на восстановленную к тому времени радиовещательную станцию «РВ-53». В результате в эфире оказывались две одновременно работающие на одной и той же волне радиостанции — «Лахти» и «РВ-53».

Финский радиослушатель, настроившись на свою радиостанцию, таким образом, оказывался настроенным и на нашу станцию «РВ-53». Наша контрпропаганда получала мощное техническое оружие, которое мастерски использовал известный финский журналист и поэт-антифашист Армас Эйкия. В студии Радиокомитета он слушал радиопередачу «Лахти» и в коротких паузах перед началом и в конце передачи подавал злободневные реплики, комментировал выступления финских фашистских деятелей, разоблачал геббельсовскую пропаганду.

Все мы очень волновались, когда, настроив аппаратуру, стали ждать выхода в эфир финской радиостанции. «Лахти» не заставила себя долго ждать. Через несколько минут диктор этой станции объявил: «Слушайте передачу последних известий…» И в тот же момент из студии Ленинградского радиокомитета громко и отчетливо прозвучала реплика Армаса Эйкия: «Сейчас будут переданы не последние известия, а последняя ложь финского информбюро».

Ошеломленные комментаторы даже прервали свою передачу. Первая попытка прошла успешно.

Через несколько дней финские специалисты разгадали нашу систему и повели техническую борьбу. Они начали менять частоту радиостанции скачками, и текст наших включений в их передачу звучал неразборчиво. Приходилось выжидать, когда прекращалось качание частоты, и в тот момент Эйкия «выстреливал» очередную реплику. Такая работа требовала большого нервного напряжения. Затем мы установили автоматическую подстройку, и финские специалисты сдались, начали просто заглушать и свои передачи, и наши включения. Но нельзя же глушить свои передачи все время. И как только глушение прекращалось, Эйкия немедленно появлялся в эфире

Пульт тревоги и метроном Ленинградского радио

Эвакуация из Парголова и временное прекращение работы радиостанции «РВ-53» прервали эту нужную и важную работу. Однако она продолжалась через передатчик «Островки», и ленинградский диктор, австриец Фриц Фукс вел и продолжал передачи для немецких солдат и офицеров, давая альтернативную оценку хода событий. Это было эффективное оружие нашей радиожурналистики, умело разоблачающей домыслы и фальсификацию геббельсовской пропаганды.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.