Интернет магазины, магазин недорогой спортивной обуви, женская спортивная обувь недорого купить.
wpthemepostegraund

ЦРУ о советской политике на Ближнем Востоке во время кризиса 1973 г.

материалы ЦРУ и НАТО  
дипломатия  

Война готовилась долго и тщательно, и началась с внезапной атаки египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипур. Египетские и сирийские войска пересекли линии прекращения огня на Синайском полуострове и Голанских высотах, и начали продвижение вглубь Израиля. Внезапный удар принёс свой результат, и первые двое суток успех был на стороне египтян и сирийцев, но во второй фазе войны чаша весов начала склоняться в пользу армии обороны Израиля — сирийцы были полностью вытеснены с Голанских высот, на Синайском фронте израильтяне ударили в стык двух египетских армий, пересекли Суэцкий канал (старую линию прекращения огня) и отрезали 3-ю египетскую армию от снабжения.

СССР уже 7 октября 1973 года начал доставлять оружие и снаряжение в Египет и Сирию морем, а 10 октября 1973 года начались поставки по воздуху. Для обеспечения безопасности советских транспортов был сформирован отряд советских боевых кораблей, которые конвоировали транспорты. В Средиземное море также были направлены советские подлодки.

Затем к берегам Египта была направлена группа советских военных кораблей с десантом на борту. Его предполагалось высадить в Порт-Саиде, организовать оборону этого города и не допустить его захвата израильскими войсками до прибытия воздушно-десантной дивизии из СССР. Однако при входе эскадры в Порт-Саид поступил приказ об отмене операции.

В Москву прибыл госсекретарь США Г. Киссинджер. С 20 по 22 октября он вёл переговоры с советской стороной, в результате чего был выработан проект резолюции Совета Безопасности ООН, принятой 22 октября за номером 338. Резолюция предусматривала немедленное прекращение огня и всех военных действий с остановкой войск на занимаемых ими 22 октября позициях; воюющим государствам предлагалось «начать немедленно после прекращения огня практическое выполнение резолюции 242 (1967) Совета Безопасности от 22 ноября 1967 года во всех ее частях». Согласно одним источникам, Египет и Израиль 22 октября приняли условия Резолюции, Сирия, Ирак, и, практически, Иордания — нет. Согласно другим — Египет принял резолюцию, Израиль продолжил боевые действия.

24 октября советское руководство предупредило Израиль «о самых тяжёлых последствиях» в случае его «агрессивных действий против Египта и Сирии». Одновременно Л. Брежнев послал Р. Никсону срочную телеграмму, в которой заверил американскую сторону, что в случае её пассивности по урегулированию кризиса СССР столкнётся с необходимостью «срочно рассмотреть вопрос о том, чтобы предпринять необходимые односторонние шаги». Была объявлена повышенная боеготовность 7 дивизий советских воздушно-десантных войск. В ответ в США была объявлена тревога в ядерных силах.

По состоянию на 24 октября 1973 г. израильские боевые подразделения находились в 100 км от Каира, 3-я египетская армия была окружена. Дамаск мог обстреливаться израильской артиллерией с линии фронта, находившейся в 40 км от него. Однако после советского предупреждения израильские войска прекратили наступление и 25 октября состояние повышенной боевой готовности в советских дивизиях и американских ядерных силах было отменено.

Политическая позиция Леонида Брежнева в ходе войны на Ближнем Востоке

Кажется, что Леонид Брежнев превосходно перенёс Ближневосточный кризис. Опираясь на определённые общественные признаки, можно предположить, что политическая позиция советского лидера достигла очередного пика.

В течение нескольких недель после начала военных действий на Ближнем Востоке перед Брежневым и его соратниками возник ряд сложных вопросов, предполагающих выбор между укреплением позиций СССР на Ближнем Востоке и реализацией политики разрядки с США. И хотя результаты советского компромисса до конца неясны, но его можно считать благоприятным, опираясь на первые послевоенные политические заявления Брежнева внутри страны.

В течение лета и ранней осени инициативы политики разрядки оказались на грани конфликта с некоторыми внутренними первоочередными задачами в системе безопасности страны, касающимися вопросов эмиграции, диссидентства и освободительного движения. Решение этих проблем в советских СМИ отражало различные приоритеты не только в отдельных частях Партии, но и в аппарате государственного управления. Сам Брежнев защищал достижения своей оборонительной политики в последней речи перед началом войны на Ближнем Востоке от 24 сентября в Ташкенте.

Москва стремилась использовать Ближневосточный кризис для того, чтобы увеличить свой авторитет в других социалистических и развивающихся странах. Этот подход имел и обезоруживающее влияние на тех советских руководителей, которые скептически относились к темпу и продвижению политики разрядки, а также беспокоились о её воздействии на другие цели внешней политики СССР. В отличие от США и европейских стран, где Брежнев сильно отождествлялся с советскими инициативами, на Ближнем Востоке его политика была не столь известна, что обеспечивало ему определённый уровень неуязвимости.

Секретные донесения свидетельствуют о том, что высокая степень коллективизма во время кризиса на Ближнем Востоке поддерживалась именно руководством страны. Брежнев был крайне осторожен и согласовал любое действие со стороны СССР с важнейшими членами советского правительства: председателем Президиума Верховного Совета СССР Подгорным Н.В., председателем Совета Министров СССР Косыгиным А.Н., министром обороны СССР Гречко А.А., министром иностранных дел СССР Громыко А.А. Кроме того, другие члены руководства страны также были хорошо информированы о положении дел. Члены Политбюро заседали довольно часто, иногда до поздней ночи.

Между тем, были и признаки своеобразных трений между руководителями по мере того, как кризис разворачивался. Озабоченность вызывало активное личное участие Брежнева в управлении кризисом, а также появление сомнений касательно разрядки международной напряжённости. Согласно сверхсекретному донесению, заявка от СССР на непосредственные переговоры с США 19 октября в Москве была идеей Брежнева. Как сообщается, Брежнев выразил восхищение быстротой принятия этого предложения американским президентом, особенно учитывая тот факт, что некоторые члены Политбюро, в их числе и Подгорный, не одобряли его инициативы или определённых её аспектов.

Также очевидно, что некоторые критиковали решение Брежнева обратиться лично к президенту Никсону вместо того, чтобы воспользоваться традиционными правительственными каналами. Казалось, что Брежнева меньше всего волнует, что он вышел за пределы своих полномочий, как главы Партии. Однако на все выпады анонимных критиков он ответил кратким выпадом: «Пусть идут к чёрту». То, что Брежнев может превысить свой мандат, больше всех тревожило, казалось, Косыгина. Как раз перед встречей Брежнева и Киссинджера, по-видимому, именно Косыгин счел необходимым напомнить главе Партии о том, что следует придерживаться «нашей резолюции» в ходе переговоров.

Как только кризис спал, оказалось, что власть Брежнева более прочна, чем когда-либо. Торжества по случаю Октябрьской революции 6-7 ноября были поводом для очередного всплеска культа личности Брежнева. Его неофициальный заместитель по Партии – Кириленко – в традиционной праздничной речи отдал щедрую дань умелому руководству советского лидера. Правление Брежнева также подчёркивалось на плакатах, которые использовались при проведении парада 7 октября. На них изображались гигантские копии передовиц газеты «Правда», освещавшие поездки лидера прошлой весной в США, Францию и Западную Германию.

Политическая власть и покровительство Брежнева являются огромными по любым стандартам. Даже рекордный в этом году урожай будет использован в качестве политической выгоды. Полугодовая сессия Верховного Совета СССР назначена на 12 декабря и, скорее всего, она будет предшествовать заседанию Пленума партии. Западные источники новостей сообщили, что, по мнению советских наблюдателей, главной темой на повестке дня Пленума окажется сельское хозяйство.

Однако, столь явное превосходство Брежнева подразумевает его полную ответственность за любые политические неудачи. Советский политический компромисс касательно ближневосточного кризиса можно расценивать по-разному. Страны Ближнего Востока вновь втянули СССР в кризис, предполагающий политическую и военную угрозу. Арабская благодарность за участие Советского Союза в этом процессе продолжает казаться весьма сомнительным предложением, подразумевающим расширение влияния СССР в этом районе.

Ниже приводятся выдержки из европейского рапорта от 5 декабря 1973 года

«Роль лидера и главного энтузиаста в реализации политики разрядки международной напряжённости выпала на долю Брежнева в силу его превосходства и задатков. Подход Косыгина является более сдержанным».

«Брежнев, выступая на Всемирном конгрессе миролюбивых сил в Москве 26 октября, говорил в основном о «международном разделении труда», что должно касаться всего европейского континента, а не только социалистической Восточной Европы». Брежнев также поддерживал масштабные взаимовыгодные экономические связи с капиталистическим миром, упоминая об этом в своих выступления в августе в Алма-Ате и в сентябре в Ташкенте. Ограниченные взгляды Косыгина могут быть связаны частично с его активным участием в решении нескольких спорных нюансов по интеграции экономики СССР и Восточной Европы через СЭВ (Совет Экономической Взаимопомощи).

«Со времён Съезда (имеется в виду 24-ый партийный съезд в 1971 году) собственные решения Брежнева в области внешней политики основывались на политике разрядки и ограничении вооружения»

«Косыгин высоко оценил выступления Брежнева от 26 октября, отмечая его полноту и «глубокое значение», а также признал личную роль Брежнева, наряду с Политбюро и ЦК КПСС, в последних успехах внешней политики СССР».

«В отношении китайской проблемы Косыгин занимал ту же позицию, что и Брежнев… Косыгин акцентировал на тех же нюансах, которые отмечал и Брежнев во время выступлений в Ташкенте 24 сентября и в своей речи от 26 октября»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.